Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Терминатор на коротком поводке

О боевых роботах и их свободах

В начале июня 2008 года американская компания Foster-Miller сообщила о завершении поставки министерству обороны США первого боевого робота MAARS (Modular Advanced Armed Robotic System).

Начало поставки полноценных боевых роботов в армейские подразделения означает фактически воплощение в реальность давней мечты американского военно-политического руководства, связанной со снижением, а возможно, и полным исключением потерь личного состава при проведении Пентагоном военных операций в различных регионах мира. Сокращение количества пострадавших в военных конфликтах - это повышение рейтинга правящей партии и президента США. Возможно, появление такого сообщения в разгар президентской кампании позволит частично повысить рейтинг Джона Маккейна - кандидата от Республиканской партии, которая традиционно поддерживается американскими оборонными и нефтяными компаниями.

В целом до 2014 года в 15 сухопутных бригад ВС США должны поступить 1700 боевых роботов, при этом соотношение личного состава к количеству робомашин достигнет 29 к 1 (то есть на 29 военнослужащих в бригаде будет один робот). К концу 2014 года все 1700 роботов будут готовы к применению. Половина из них будет вооружена стрелковым, пушечным, противотанковым, а также нелетальным оружием. Другая часть роботов будет обеспечивать очистку территории от мин, а также перевозку грузов весом до 850-900 килограммов.

Поступивший в войска первый боевой робот MAARS разработан на базе прототипа SWORDS (Special Weapons Observation Remote Direct-Action System), в основу которого фирмой Foster-Miller был положен работ-сапер Talon компании QinetiQ (фирма Foster-Miller входит в состав североамериканского подразделения британской компании QinetiQ). Первоначально планировалось, что робот SWORDS будет иметь как дистанционное, так и автономное управление, однако основной упор делался все-таки на повышение автономности боевого аппарата.

В июне 2007 года Армия США перебросила в Ирак первые три опытных образца SWORDS, вооруженных пулеметами M249. Тогда в англоязычной блогосфере это событие вызвало большой резонанс - впервые в истории человечества наземные боевые роботы должны были вступить в реальный бой. Многие воспринимали это как важный исторический рубеж.

Однако ничего подобного не произошло - командование Армии США отказалось от боевого применения роботов SWORDS, заявив о наличии ряда нерешенных технических вопросов. Каких именно, Пентагон не уточнял. По мнению представителей Robotic Systems Joint Project Office (управление, осуществляющее контроль над проектами в области робототехники), основная причина отказа кроется в низком уровне развития современных технологий в области применения роботов.

Наземные боевые роботы (Unmanned ground vehicle), в отличие от боевых БПЛА, должны вести бой в непосредственном соприкосновении с противником. Это, в свою очередь, требует от робота быстрой обработки информации и принятия самостоятельного решения в весьма короткие сроки. Однако при современном уровне развития информационных технологий и компьютерного "железа" выполнить такие задачи не представляется возможным. И это прекрасно осознают в Пентагоне. Мало того, военно-политическое руководство США открыто заявляет о своей неготовности к использованию боевых роботов, способных самостоятельно открывать огонь.

После отказа армии США от боевого применения SWORDS финансирование их разработки было прекращено. Компания Foster-Miller переориентировалась на создание дистанционного робота MAARS. Его управление осуществляется с переносного компьютерного блока, размещенного в железном корпусе. На гусеничном шасси MAARS установлена система спутниковой навигации, оптические и инфракрасные датчики, лазерный дальномер, а также средства связи и обмена данными. Видеокамера робота снабжена многократным зумом, что позволяет оператору четко различать цели на удалении и принимать правильные решения на их уничтожение, тем самым снижая вероятность открытия огня по своим. В то же время использование дистанционного, а не автономного метода управления снижает радиус применения робота (всего один-два километра).

На MAARS могут устанавливаться пулемет M240B калибра 7,62 миллиметра и пусковая установка калибра 40 миллиметров для ведения огня дымовыми, осветительными, слезоточивыми или осколочно-фугасными гранатами.

Модульная конструкция робота позволяет производить монтаж другого оборудования, в частности, манипулятора грузоподъемностью 45 килограммов для обезвреживания мин, а также различного нелетального оружия и приборов для ведения информационно-пропагандистских операций в зонах конфликтов.

В настоящее время в США, помимо SWORDS и MAARS, создаются и другие боевые роботы. Так, лаборатория университета Карнеги-Меллона (Carnegie Mellon University) разработала и поставила Корпусу морской пехоты США гусеничный прототип робота Gladiator, вооруженного пусковой установкой для ведения огня дымовыми и осколочно-фугасными гранатами. Вес аппарата более одной тонны. Согласно заявлениям официальных представителей КМП, на конец 2008 года запланированы первые полевые испытания этих машин. В рамках проекта Gladiator и программы Future Combat Systems ведется разработка колесной версии робота - трехосное боевое шасси MULE (Multifunction Utility/Logistics and Equipment) компании Lockheed Martin весом три тонны.

Другая американская компания IRobot, которая является признанным лидером в производстве роботов-саперов, в частности PackBot, намерена представить в этом году свой вариант боевого робота - Warrior X700.

Боевой Warrior по размерам больше PackBot, но имеет схожую сочлененную базу, что позволяет ему взбираться по ступенькам и перевозить груз весом до 70 килограммов. Робот может использоваться в качестве платформы для различных видов вооружения, а также выполнять задачи тылового обеспечения.

Несмотря на неготовность Пентагона перейти к использованию автономных роботов, их разработка занимает важное место в списке приоритетных программ оборонного ведомства. На эти цели выделяются значительные средства. C 2004 года почти ежегодно министерство обороны США проводит конкурс Grand Challenge, в рамках которого выбирается наилучшая модель автономно действующего робомобиля, способного самостоятельно преодолевать препятствия не только на пересеченной местности, но и в городских условиях.

Такие конкурсы позволяют Пентагону при минимальных издержках вырабатывать концепцию создания будущих автономных роботов, которые помимо выполнения логистических поручений (подвоз боеприпасов, транспортировка раненых, конвоирование, переброска грузов и так далее) будут способны решать различные боевые задачи: от уничтожения живой силы до поражения бронетехники, вертолетов, самолетов, бункеров и других крупных целей.

Следует отметить, что Пентагон при разработке и внедрении боевых роботов сталкивается с весьма сложными социально-психологическими проблемами. Солдаты в зонах боевых действий зачастую отказываются от использования роботов, объясняя это повышенным недоверием к ним как к боевому средству. В настоящее время командование армии США подготавливает целый ряд программ, ориентированных на выработку так называемой "культуры общения с роботами". Такие проекты должны вселить в солдат уверенность в их надежности и безопасности.

Возможно, повышенные опасения военнослужащих вызваны популярными фильмами "Терминатор" или "Я, робот". Американцы, с одной стороны, мечтают о бесстрашной армии роботов, способной самостоятельно принимать решения на поле боя, а с другой - панически бояться упустить тот момент, когда управлять ими станет уже невозможно. Будем надеяться, что все их роботы в один прекрасный момент не станут свободомыслящими машинами и не превратят сюжеты всем известных фильмов в реальность.