Новости партнеров

Оправданная жертва?

Россия окончательно передала полтора острова на Амуре Китаю

В понедельник, 21 июля, министр иностранных дел России Сергей Лавров, находящийся с визитом в Китае, и глава МИД КНР Ян Цзечи подписали дополнительный протокол-описание линии российско-китайской границы в ее восточной части. Тем самым, по заявлению сторон, был окончательно урегулирован вопрос о демаркации границы между двумя странами. Соглашение было заключено еще в 2004 году и предусматривало разделение территории спорных островов Большой Уссурийский и Тарабаров на реке Амур, а также острова Большой на реке Аргунь примерно пополам.

Казалось бы очевидная история имеет, тем не менее, некоторый ореол загадочности. Прежде всего, непонятен статус территории, которая передается Китаю. В сообщениях российских СМИ говорится, что в связи с передачей земель проводилась передислокация пограничников. То есть это вроде бы была просто часть страны. Вместе с тем, еще в 2005 году глава МИД РФ Сергей Лавров утверждал, что речь идет лишь о разграничении русла рек и островов, которые не принадлежали какой-либо из сторон, а находились в общем пользовании.

Нет также ясности с поступавшими сообщениями о том, что китайцы специально обмелили протоку Казакевичева, по фарватеру которой прежде проходила граница, что и привело к необходимости передать Китаю острова, дабы он не лишился доступа к судоходной части реки. Наконец, и это самое главное, представитель МИД КНР Лю Цзяньчао на прошлой неделе, как сообщает "Время новостей", заметил, что в ходе визита Лаврова "стороны могут обсудить некоторые оставшиеся пограничные вопросы". Российская же сторона настаивает на том, что подобных вопросов больше нет. Впрочем, в сообщении китайского информационного агентства "Синьхуа" также говорится об окончательном определении границы.

Передача островов Китаю была одним из "обвинений", которые сторонники радикальных левых организаций выдвигали в адрес Владимира Путина, требуя во время шествий по Москве его отставки. Некая структура на Сахалине собиралась призывать к гражданскому неповиновению, считая, что передача амурских островов Китаю является своеобразной прелюдией перед отказом от Курильских островов. Появилось также заявление депутатов Хабаровской краевой думы в адрес Госдумы и Совета Федерации с просьбой не одобрять соглашение о передаче Китаю островов.

Из сообщений открытых источников трудно понять, представляли ли утраченные территории значительную экономическую или стратегическую ценность. По неким подсчетам, потеря этих земель приведет к убыткам в несколько миллиардов долларов, а по словам губернатора Хабаровского края Виктора Ишаева, Россия потеряет лишь неиспользовавшиеся земли, которые к тому же периодически затапливались. Сообщается также, что над потерянной территорией проходит трасса взлета и захода на посадку ближайшей российской авиабазы, и теперь на полеты придется запрашивать разрешения китайской стороны.

Но для России в истории с передачей Китаю островов печальнее всего контекст происходящего. Китай остается растущей державой, которую эксперты по международной политике ставят на второе место по значимости в мире после США. РФ, увы, в последние двадцать лет движется в обратном направлении и теперь, с потерей влияния на Прибалтику, Украину и Грузию, утратила даже статус региональной державы. Поэтому передача островов, которая сама по себе может быть вполне разумным шагом (а может и не быть, обстоятельства произошедшего, напомним, не ясны) выглядит еще одной уступкой слабеющей страны своему усиливающемуся соседу.

Как правило, подобные уступки лишь разжигают аппетит, но пока у Китая хватает проблем и без того чтобы претендовать на российские территории. Экономическое развитие страны зависит от экспорта, особенно в США, а также от притока иностранных инвестиций и технологий. Если Пекин продемонстрирует признаки агрессивности по отношению к кому-либо из своих соседей, сторонники конфронтации с Китаем в Вашингтоне получат важный аргумент в пользу сокращения экономических связей с этой страной. Из-за экономических трудностей может закончиться терпение у китайских крестьян и рабочих, за счет эксплуатации которых и обеспечивается экономический рост. Землю под промышленные объекты китайскому правительству уже теперь приходится иногда отбирать у крестьян с боем.

Добавим сюда старение населения, к которому привела политика "одна семья - один ребенок", и сокращающуюся легитимность пребывания компартии у власти (коммунизма-то не вышло) и получим ситуацию, в которой борьба с Россией из-за территориальных разногласий представляется для Пекина вовсе не желательной. Однако не все так благоприятно для РФ. Как отмечают эксперты, место коммунистической идеологии в Китае постепенно занимает национализм, который требует все новых подтверждений превосходства Китая над соседями. И вот тут территориальные претензии к России, хотя бы на уровне риторики, окажутся весьма кстати. Но произойдет это, видимо, не прямо сейчас.