Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Увидеть свет

Барак Обама завершил свое недельное зарубежное турне

Барак Обама завершил свое недельное турне по странам Ближнего Востока и Европы. Хотя он заявлял, что отправился в путь не как кандидат в президенты, а как сенатор, ни для кого не было секретом, что его главная цель – развеять сомнения в его готовности достойно представлять США на международной арене. То, как принимали Обаму почти повсюду, где он побывал, позволяет утверждать, что съездил он не зря.

Кандидат в президенты США от Республиканской партии Джон Маккейн любит говорить о том, что у него гораздо больше опыта во внешней политике, чем у демократа Барака Обамы. Впрочем, его опыт сводится главным образом к неизменной поддержке внешнеполитического курса президентов-республиканцев и бравированию своим военным прошлым. Политические оппоненты по этому поводу немало над ним подшучивали. В частности, генерал Уэсли Кларк, бывший командующий войсками НАТО, как-то заметил: "Я не думаю, что быть военным летчиком, которого, к тому же, сбили, - это тот опыт, который позволяет претендовать на президентство".

У Барака Обамы таких претензий нет. До сих пор его кампания была сосредоточена на вопросах внутренней политики, которые, как показывают все опросы общественного мнения, волнуют избирателей гораздо больше. Во внешнеполитической части своей программы он в основном повторял ключевые пункты платформы Демократической партии, в первую очередь – как можно скорее вывести войска из Ирака. Лишь недавно выяснилось, что у него целых триста советников по внешней политике.

Если козырь Маккейна – военное прошлое, то козырь Обамы – его популярность в других странах. Все-таки американцам обидно, что в мире их не любят, и на надежде на исправление имиджа страны в случае своей победы Обама может набрать немного дополнительных очков.

Освещение

Отъезд Барака Обамы из США был окружен таинственностью. Он улетел еще в пятницу, 18 июля, однако первые сообщения о том, где он находится, появились только в воскресенье. До тех пор, пока кандидат в президенты от демократов не покинул неблагополучный с точки зрения безопасности Ближний Восток, сведения о его местонахождении поступали к журналистам со значительным опозданием – видимо, чтобы террористам было сложнее его выследить.

Вместе с Обамой в путешествие отправились три главные звезды трех главных американских новостных телеканалов: Брайан Уильямс (Brian Williams) с NBC, Чарли Гибсон (Charlie Gibson) с ABC и Кэти Курик (Katie Couric) с CBS. Эти трое – не просто репортеры, а ведущие вечерних информационных программ, то есть самые знаменитые, узнаваемые и авторитетные сотрудники своих каналов. Это дало Джону Маккейну лишний повод утверждать, что журналисты подвержены "обамомании", а консервативным обозревателям (в частности, с канала Fox News) упрекать коллег в политической ангажированности.

Ситуация для Маккейна выглядела почти критической. СМИ и так-то уделяют ему куда меньше внимания (что неудивительно: от привычного образа кандидата в президенты он отличается разве что старостью), но на этой неделе иногда возникало ощущение, что его попросту не замечают. Пришлось даже пойти на хитрость. В начале недели с подачи консервативного обозревателя Роберта Новака (Robert Novak) стали распространяться слухи, что Маккейн вот-вот назовет имя того, кто будет в паре с ним баллотироваться в вице-президенты. Это одна из главных интриг всей избирательной кампании, так что неудивительно, что СМИ клюнули, и упоминаемость республиканского кандидата тут же повысилась. Позже Новак сам признал, что штаб Маккейна просто-напросто воспользовался им для информационного "вброса".

Горячие точки

Турне Обамы освещали так, будто он уже победил на выборах. То же можно сказать о том, как его принимали. Сначала он сделал краткую остановку в Кувейте на американской военной базе, где успел лишь пообщаться с солдатами. Но вот в Афганистане все уже было гораздо более обстоятельно. Обама побывал в одном из основных опорных пунктов американских вооруженных сил в центральной Азии - на авиабазе Баграм, затем позавтракал с американскими солдатами в Кабуле (телеканал CNN передавал соответствующие кадры с пометкой "Breaking News"), потом пообедал с президентом Афганистана Хамидом Карзаем и ключевыми чиновниками национальной администрации (в том числе вице-президентами, министрами обороны и иностранных дел), обсудив с ними положение в стране, борьбу с терроризмом и наркотрафиком.

Подробности встречи Обамы с Карзаем так и не были опубликованы, но о чем они говорили, вполне можно себе представить, зная, что кандидат-демократ считает именно Афганистан основным фронтом борьбы с международным терроризмом и в случае победы на выборах намерен именно на нем сосредоточить основные военные усилия США. А из Ирака он собирается вывести войска в течение 16 месяцев, начиная с января, когда он (если получится) официально вступит в должность президента.

Куда интереснее было бы знать, о чем Обама говорил с премьер-министром Ирака Нури аль-Малики. Дело в том, что накануне прибытия кандидата в страну немецкий журнал Spiegel опубликовал интервью аль-Малики, из которого следовало, что он чуть ли не прямо поддерживает планы Обамы относительно Ирака. Американские СМИ так и фонтанировали заголовками вроде "Аль-Малики поддержал Обаму". Официальному представителю иракского правительства пришлось выступить со специальным заявлением о том, что из-за неточного перевода или недобросоветской интерпретации слова аль-Малики поняли неправильно. Иракский премьер говорил лишь о том, что войска надо выводить, но не выражал персональной поддержки Обаме.

Вертолетную экскурсию по Ираку провел для Обамы лично командующий американскими войсками в стране генерал Дэвид Петрэус. О чем кандидат в президенты говорил с военачальником, который известен, в частности, тем, что в свое время отговорил президента Джорджа Буша сокращать воинский контингент в Ираке, тоже не сообщается.

Израиль и Палестина

После Ирака Обама переключил свое внимание на другой локальный конфликт – ближневосточный. Следующим пунктом его программы была Иордания, где он встретился с королем Абдаллой II. Король объяснил ему, что совершенно необходимо прекратить израильскую блокаду палестинских территорий, вывести с них все еврейские поселения и создать независимое палестинское государство.

Из Иордании Обама отправился в Палестину, где встретился с президентом автономии Махмудом Аббасом, который конкретизировал претензии арабского мира к Израилю. Впрочем, и на сей раз подробностей не последовало.

Дальше путь Обамы лежал в Израиль, и это была едва ли не важнейшая часть турне. Не секрет, что в США евреи являются весьма влиятельной электоральной группой. Не секрет и то, что их отношение к тому или иному кандидату в значительной степени зависят от его позиции в арабо-израильском конфликте. Хотя традиционно еврейский электорат довольно либерален, насчет либерала Обамы есть серьезные сомнения. Джон Маккейн многим кажется более предпочтительным для Израиля кандидатом именно потому, что у него (теоретически) больше опыта во внешней политике и более твердая позиция по вопросам международной безопасности. Израиль – чуть ли не единственная страна в мире, где Маккейн популярнее Обамы.

Тут была еще одна сложность. В свое время, выступая перед еврейской аудиторией в США, Обама заявил, что "Иерусалим един и неделим и должен быть столицей Израиля". Это, само собой, воодушевило евреев и вызвало ярость арабов, для которых Храмовая гора – тоже священное место. Впоследствии Обама сказал, что он неудачно выразился. Тогда, в свою очередь, возликовали арабы, а евреи ополчились на демократического кандидата. От Обамы требовалось наконец внести ясность, на чьей он стороне в болезненном споре о статусе Иерусалима.

В Израиле Обаму тоже принимали на высшем уровне. Он встретился с президентом страны Шимоном Пересом, министром обороны Эхудом Бараком, лидером оппозиции Биньямином Нетаниягу, а также с Ципи Ливни, которая является не только министром иностранных дел, но и одним из основных претендентов на лидерство в партии "Кадима", которую ныне возглавляет стремительно теряющий популярность премьер Эхуд Ольмерт. Кстати, с самим Ольмертом Обама так и не встретился. Шимон Перес подбодрил Обаму словами о том, что "будущее принадлежит молодым" (Пересу 84 года, Обаме – 46, Маккейну – 71), а ветеран и живая легенда ближневосточной политики Шауль Мофаз обратился к нему с открытым письмом, в котором подчеркнул, что с Ираном и "Хизбаллой" можно общаться только на языке силы.

Обама исполнил один из главных ритуалов для зарубежных лидеров, посещающих Израиль – он побывал в мемориале жертв Холокоста "Яд Вашем". Кроме того, Обама посетил Сдерот – город на юге Израиля, который регулярно подвергается ракетным обстрелам со стороны сектора Газа, контролируемого радикальной палестинской группировкой ХАМАС.

Кандидат-демократ по итогам поездки по Израилю заверил, что будет последовательно выступать за сохранение "особых отношений" США с этой страной вне зависимости от исхода президентских выборов. Он подчеркнул, что установление мира на Ближнем Востоке и защита Израиля, в частности, от угрозы со стороны Ирана, всегда будут в числе его внешнеполитических приоритетов. Что же касается статуса Иерусалима, он ограничился заявлением, что это "особо чувствительный" вопрос, который должен решаться в последнюю очередь и при участии всех заинтересованных сторон.

Но Обама, конечно, не мог уехать из Израиля, не посетив его главную святыню – Стену плача, единственный уцелевший фрагмент комплекса Второго Иерусалимского храма, разрушенного без малого две тысячи лет назад римлянами. По традиции, он вложил в Стену записку, обращенную к Богу. Правда, стоило ему отвернуться, некий студент йешивы (иудейского высшего учебного заведения) вынул записку, и вскоре она оказалась в распоряжении газеты "Маарив". Впрочем, ничего особенного в ней не было – только традиционные мольбы о защите и прощении грехов. Позже раввин при Стене плача Шмуэль Рабинович выступил со специальным заявлением, в котором осудил извлечение записки из стены и ее публикацию.

Европа

На этом завершилась восточная часть турне Обамы, и он отправился в Европу. Вечером в четверг, 24 июля, наступила кульминация – он выступил перед 200-тысячной толпой в Берлине с получасовой программной речью.

Вообще говоря, Берлин – это особый город для американских политиков. Два сверхпопулярных американских президента – икона демократов Джон Кеннеди и икона республиканцев Рональд Рейган – в свое время выступали здесь с речами, которые вошли историю. 26 июня 1963 года, подчеркивая свою солидарность с жителями Западного Берлина как форпоста свободного мира, Кеннеди произнес с балкона Шенебергской ратуши: "Ich bin ein Berliner" ("Я берлинец" по-немецки). А 12 июня 1987 года Рейган воскликнул у Бранденбургских ворот, где проходила Берлинская стена: "Mr Gorbachev, open that gate! Mr Gorbachev, tear down this wall!" ("Господин Горбачев, откройте эти ворота! Господин Горбачев, разрушьте эту стену!").

Обама сначала предполагал выступить у Бранденбургских ворот, и берлинцы вроде бы не протестовали. Но вот у представителей власти, в том числе у федерального канцлера Ангелы Меркель, эти планы вызвали недовольство. Госпожа канцлер высказалась в том духе, что любой американский политик может выступить у Бранденбургских ворот, но использовать это место как предвыборную трибуну не слишком этично. В конце концов сошлись на компромиссном варианте: Обаме предоставили площадку у Колонны Победы в Тиргартене, примерно в полутора километрах от Бранденбургских ворот.

Зная, что Обама блестящий оратор, которого, к тому же, регулярно сравнивают с Кеннеди, от него ждали чего-то не менее внушительного, чем "Ich bin ein Berliner". И Обама не подвел: его речь была безукоризненно выстроена, наполнена вдохновением и пафосом. При этом он удачно избежал штампов (вроде вставок по-немецки), которых ожидали от него журналисты. Впрочем, чисто риторическими качествами достоинства речи, в общем, и исчерпываются: призывы к миру во всем мире, к единству во имя всеобщего процветания остаются пустопорожними призывами, как бы красиво они ни звучали.

Разумеется, Обама встретился с Ангелой Меркель и произвел на нее вполне благоприятное впечатление. Они обсудили ситуацию в Ираке и Афганистане, глобальное потепление и вопросы энергетики, подчеркнули важность сотрудничества США и Германии. Впрочем, госпожа канцлер, кажется, так до конца и не простила Обамы намерение покрасоваться у Бранденбургских ворот.

Правда, в Германии не обошлось без конфуза. Обама планировал посетить американскую военную базу в этой стране и пообщаться с солдатами, которые оправляются там от ранений, полученных в горячих точках. Но Пентагон заявил, что не позволит кандидату делать себе пиар таким способом, и визит был отменен. Тем не менее, штаб Маккейна не замедлил упрекнуть Обаму в неуважении к раненым солдатам.

Уже на следующий день, в пятницу, 25 июля, состоялась встреча двух главных поп-звезд мировой политики – Барака Обамы и президента Франции Николя Саркози. Они разливались друг перед другом соловьями: Саркози восхищался тем, что Обама вселяет надежду в сердца людей, Обама утверждал, что именно Саркози заставил американцев вспомнить, что картошка фри вообще-то называется "French Fries". Журналисты не раз пытались спровоцировать Обаму на критику Джорджа Буша, но Обама последовательно отказывался отвечать на такие вопросы. "Есть замечательная традиция, которая не всегда соблюдается, но я думаю, что это хорошая традиция. Находясь за границей, критиковать президента Соединенных Штатов не принято", - продемонстрировал великодушие Барак Обама.

Из Парижа Обама отправился в Лондон. Там он встретился с премьером Гордоном Брауном, которому однопартийцы в последнее время советуют приглядеться к опыту кандидата-демократа, чтобы избежать новых провалов Лейбористской партии на выборах, и со специальным представителем "ближневосточного квартета" Тони Блэром. Кроме того, лидер оппозиционной Консервативной партии Дэвид Камерон провел для него небольшую экскурсию по центру Лондона. Здесь, как и повсюду, где побывал Обама, ничего судьбоносного не случилось, но кандидат лишний раз поулыбался приветствующим его толпам и показал, что чувствует себя вполне непринужденно как среди народа, так и в обществе политиков самого высокого уровня.

* * *

Итоги недельного турне Барака Обамы по Ближнему Востоку и Европе будут подводить еще долго. Но главный итог, который будет иметь наибольшее значение в день выборов президента США, можно подвести уже сейчас. Обама продемонстрировал, что в мире он популярен и его готовы воспринимать как лидера мирового масштаба, что он умеет общаться с руководителями других стран. Короче, если Джон Маккейн и дальше будет рассказывать про свой огромный внешнеполитический опыт, это теперь может обернуться против него. К тому же после возвращения Обамы на родину его отрыв от Маккейна в рейтинге по данным Gallup составил рекордные 9 процентов.

Мир00:0220 августа
Амос Сильвер

Мистер бонг

Он всю жизнь боролся за легализацию марихуаны и победил. Теперь ему грозит тюрьма
Мир00:0215 августа

Могут повторить

Европа боится возвращения нацистов. На что способны современные наследники Гитлера?