Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Слияния и поглощения

Начался новый этап реформирования российской политической системы

В начале осени на российском партийном пространстве происходят заметные перемены. Один из лидеров "Справедливой России" Николай Левичев заявил, что в его партию могут войти Партия социальной справедливости и партия "Зеленые". Ранее было объявлено о слиянии "Единой России" и Аграрной партии. Продолжаются разговоры о возможном объединении "Гражданской силы" и Демократической партии. В ДПНИ, напротив, произошел раскол. Ряд небольших движений могут быть ликвидированы. Такая участь уже постигла "Партию возрождения России" Геннадия Селезнева.

Синхронность этих событий может свидетельствовать об активизации усилий Кремля по выстраиванию в России еще более контролируемой политической системы. Возможно, впрочем, что это "инициативы с мест". В любом случае, направление эволюции партийных структур в России до конца не прояснилось. Еще перед парламентскими выборами 2 декабря 2007 года оставались признаки того, что в стране формируется двухпартийная система, в которой ориентированной на рыночные реформы "Единой России" будет противостоять социально ориентированная "Справедливая России".

Однако думские выборы для справороссов окончились фактически провалом. Их фракция стала самой маленькой в парламенте (38 человек из 450). Учитывая, что партия, как, видимо, надеялись ее создатели, должна была уравновешивать "Единую Россию" (313 мандатов), результат этот был более чем скромным. Впрочем, еще выборы в региональные собрания в марте того же 2007 года показали, что "административный ресурс" не делится на две партии, и работать способен только на одну. Справороссы проиграли везде, кроме Ставропольского края. А в последнем против лидера их списка, теперь уже бывшего мэра Ставрополя Дмитрия Кузьмина, возбудили несколько уголовных дел. Спикера местной думы от справороссов суд отстранил от должности, часть депутатов-справороссов перешли во фракцию "Единой России", которая и получила большинство.

На этом, собственно, история создания в лице "Справедливой России" второй партии власти и завершилась. Ее нынешняя активность с объединением с небольшими структурами, зарегистрированными в качестве партий, скорее всего, объясняется инерцией. Впрочем, кто-то в Кремле, возможно, все еще лоббирует идею усиления справороссов, однако пока перспектив для такого проекта не видно. Этот вывод подтверждается и объединением Аграрной партии с "Единой России". Ранее ходили разговоры о предстоящем объединении аграриев со справороссами, однако последние явно не оправдали ожиданий и по их спискам аграрии не смогут попасть ни в Госдуму, ни в региональные парламенты.

Между тем, не остается без внимания властей проект замены на демократическом фланге оппозиционных "Яблока" и СПС более послушными "Гражданской силой" и Демократической партией. Сторонники Михаила Барщевского и Андрея Богданова вроде бы начали переговоры об объединении, стремясь увеличить свой пока более чем скромный политический вес. Сами СПС и "Яблоко" столкнулись с неразрешимой дилеммой - пойти на конфликт с Кремлем и забыть об официальной регистрации, депутатских местах и постах где бы то ни было, или сотрудничать с властью, но все равно ничего не получить, поскольку места давно заняты.

В националистическом секторе российской политики наблюдается не объединение, а раскол. На съезде представителей региональных организаций Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) в Москве политика лидера организации Александра Белова была осуждена, а сам он с поста лидера смещен. Белов, по его собственным словам, стремился сделать ДПНИ более респектабельным, договорился о союзе с либеральным движением "Народ". Коллеги ему этого не простили. Впрочем, по утверждению самого Белова, нынешний съезд был организован российскими спецслужбами специально для раскола ДПНИ.

К такому мнению стоит прислушаться. Для властей респектабельная националистическая партия также опасна, как и нереспектабельная. Первая может проявить себя на выборах, вторая - на улице. И то и другое грозит если не развалом многонациональной страны, то опасными инцидентами - точно. Никаких политических чувств, сильнее национальных, в современном мире нет - ради них люди умирают охотнее, чем ради денег. Если допустить, что националистические организации в России еще и получат право свободно вести "агитацию", то и без того отнюдь не самая могучая российская государственность может дать трещину.

В любом случае ясно, что российские власти стремятся держать партийную систему под контролем и не допускать там самодеятельности. Почему Кремль считает демократию и "реальную многопартийность" опасными? Тут надо вспомнить историю - когда западное сообщество призывало к демократизации Советского Союза, оно говорило обо всем, кроме того, что страну, состоящую из национальных республик, при форсированной демократизации сохранить практически невозможно. Национальные анклавы голосуют за независимость - и страна на этом заканчивается вместе с демократией (в новых государствах элиты чаще всего сразу же возвращаются к авторитарным методам правления). При демократизации развалился не только СССР, такая угроза стояла и перед РФ, которую удалось более-менее сплотить в одно целое только после "сворачивания демократии" в начале 2000-х. Ни Америка, ни многие страны Европы из национальных административных образований не состоят, а потому и понять Москву не могут, да и не хотят.

Но все не так, конечно, просто. Не вводить демократию в России также опасно, как и вводить - без политической конкуренции права людей некому защищать, а если они не защищены, то граждане из такой страны либо разбегаются, либо стараются проявлять как можно меньше общественной или экономической активности - чтобы "не нарваться". Долго ли может существовать государство в таком состоянии - вопрос открытый.

Однако и это не все - с западной моделью демократии неразрешимая проблема возникла уже на самом Западе. Желая получить голоса избирателей, американские и европейские политики вынуждены тратить деньги на бесчисленные социальные программы, фактически отучающие граждан от труда. Вдобавок, желая угодить электорату, политики вынуждены мириться с таким образом жизни людей, при котором заводить семью и детей считается необязательным. Потом государственные мужи делают удивленные лица, заявляют о приближении демографической катастрофы, о том, что будущих пенсионеров некому содержать, и новые миллионы денег налогоплательщиков идут на программы по поощрению деторождения, которые ни в одной развитой стране ситуацию пока не исправили и исправят вряд ли. Все это на Западе и называется демократической политикой. Копировать ее подчистую себе дороже.

В общем, жизнеспособной в России может быть, видимо, лишь какая-то новая модель политического устройства. Для ее разработки и внедрения потребуются способности и шаги, которых от Кремля и российских политиков в целом пока мало кто ожидает.

Россия00:0317 октября

«Вот я вынес смертный приговор, и кто выиграл?»

Россияне требуют казнить убийц и педофилов. Почему это не спасет детей