Семейный бизнес

Главой правительства Таиланда стал родственник свергнутого премьера

Парламент Таиланда 17 сентября избрал нового премьер-министра страны. Им стал 61-летний Сончат Вонгсават, который в предыдущем кабинете Самака Сунтаравета занимал пост министра образования. Сам Сунтаравет был вынужден досрочно уйти в отставку из-за нарушений конституции. Кроме того, внепарламентская оппозиция, выведшая своих сторонников на улицы, обвиняла его в том, что он действует по указке бывшего премьера Таксина Чинавата, находящегося под следствием по обвинению в коррупции. Однако с избранием Вонгсавата политический кризис в Таиланде далек от завершения. Вонгсават является зятем Чинавата: он женат на сестре опального экс-премьера. Оппозиция уже заявила, что продолжит акции протеста, пока Вонгсават не уйдет в отставку.

По сути, политический кризис, длящийся в Таиланде с весны 2008 года, и особенно обострившийся в конце августа, когда в Бангкоке произошли массовые столкновения между сторонниками правительства и оппозиции, так и не разрешился. Единственным пострадавшим оказался премьер Самак Сунтаравет, который поплатился за свою любовь к хорошей кухне и кулинарии. Конституционный суд 9 сентября признал его виновным в нарушении конституции, поскольку, будучи премьером, он вел на телевидении кулинарное шоу "Пробуя и жалуясь". Суд единогласно постановил, что действия Сунтаравета противоречат статье 267, запрещающей госслужащим работать на частные компании, и, хотя премьер уверял, что не получал на телевидении никаких денег за стряпню, от отставки его это не спасло.

Впрочем, уже тогда стало понятно, что последствия отставки будут такими же незначительными, как и вызвавший ее повод. Члены Партии народной власти (PPP) заявили, что ничто не мешает Самаку Сунтаравету выставить свою кандидатуру на новый срок, отметив, что его отставка явилась следствием превратно истолкованных положений конституции, а не коррупционных преступлений. На состоявшемся 11 сентября заседании Сунтаравет был вновь выдвинут на должность премьера. Потом, однако, возникли затруднения. Партнеры РРР по правящей коалиции - пять небольших партий - заявили, что не хотели бы снова видеть нарушившего конституцию Сунтаравета на посту премьера. Его повторное избрание стало бы, несомненно, вызовом, который еще больше обострил бы без того напряженную политическую ситуацию.

Все это привело к тому, что партнеры PPP по правящей коалиции, и несколько членов самой PPP не явились на состоявшееся 12 сентября заседание парламента, на котором предстояло голосовать по кандидатуре Самака Сунтаравета. Необходимого кворума в 235 голосов собрать не удалось, и голосование было перенесено. События 12 сентября отчетливо показали, что Сунтаравет не нужен, и PPP от него быстро оказались, тем более что для партии Сунтаравет, несмотря на все заслуги, был в какой-то степени пришлым элементом.

Напомним, Партия народной власти является преемницей партии "Тайцы любят тайцев", основанной Таксином Чинаватом. Сунтаравет был приглашен в партию в 2006 году, когда после военного переворота, свергнувшего Таксина Чинавата, она осталась без лидеров. С приходом Сунтаравета организация сменила название, став Партией народной власти, однако, по сути, мало что изменилось: Сунтаравет взял на вооружение популистскую риторику Чинавата, что позволило сохранить электорат, состоящий преимущественно из бедных жителей сельской местности; свои места сохранили и соратники Таксина Чинавата, которые потом, в 2008 году, вошли в кабинет Сунтаравета.

Тем самым потеря Сунтаравета не наносила Партии народной власти значительного ущерба. После неудачи 12 сентября Сончат Вонгсават, который после ухода Сунтаравета в отставку занимал пост главы временного правительства, заявил, что члены PPP намерены встретиться для того, чтобы "найти лучшего кандидата, подходящего для наших партнеров по коалиции и членов нашей партии". Таким кандидатом и стал сам Сончат Вонгсават. Если Сунтаравета упрекали в том, что его руками действует Таксин Чинават, то Вонгсават еще более уязвим для подобного рода критики, поскольку является близким родственником Чинавата - мужем сестры.

С приходом Вонгсавата политический кризис описал еще один круг. Налицо опять два враждующих лагеря: правительство, поддерживаемое большинством сельского населения и проводящее популистскую политику, не забывая и о своих личных коммерческих интересах, и оппозиция, которая винит власть в коррупции и намерении расшатать вековые государственные институты, прежде всего монархию. Это лишний раз указывает на то, что политический кризис в Таиланде носит не временный, а скорее структурный характер. По мнению немецкого исследователя Вернера Пфеннига (Werner Pfennig), специалиста по Таиланду, в основе кризиса лежит противостояние элит, традиционной и новой: аристократии, старой государственной бюрократии, военных с одной стороны, и новоявленных богачей, "выскочек", крупных бизнесменов - с другой.

Рядовые граждане в этой ситуации зачастую играют роль простых статистов, которых властные группировки используют в своих интересах. Так, новые богачи во главе со сторонниками Таксина Чинавата опираются на крестьянство, которое составляет две трети населения Таиланда. Благодаря усилиям партии "Тайцы любят тайцев", а затем Партии народной власти была развита инфраструктура деревень, введено доступное медицинское обслуживание и начата программа по кредитованию сельских жителей. Между тем оппозиция рассматривает это как элементарный подкуп темных и необразованных избирателей, которые потом отдают свои голоса сторонникам Чинавата.

В свою очередь "старые богачи" опираются на внепарламентское движение "Народный союз за демократию" (PAD), которое является весьма пестрым по составу и объединяет в своих рядах всех тех, кто недоволен правительством. Среди членов PAD много представителей среднего класса: мелких и средних предпринимателей, инженеров, рабочих, профсоюзных лидеров, которые считают, что, придя к власти благодаря сельским жителям, члены "Партии народной власти" более уже не о чем кроме своих интересов не заботятся. Сторонники PAD в основном сосредоточены в городах. Они требуют "нового порядка", который предусматривает лишение темных и "продажных" крестьян права голоса, то есть представляет собой весьма традиционную, архаическую модель общества.

Ожесточенная борьба старых и новых элит, происходящая на фоне политической дезориентации населения, оставляет мало шансов на скорое разрешение кризиса. Оно может произойти с течением времени, по мере неизбежного взаимопроникновения и сращивания элит. Пока же единственная реальная альтернатива - не обострять противоречия. Неизвестно, окажется ли новый премьер Сончат Вонгсават тем человеком, который сможет найти пути к достижению компромисса. Если да, то это обеспечит ему политическое долголетие, если нет, то он последует вслед за своим свергнутым родственником Таксином Чиноватом.

В принципе, у Вонгсавата есть преимущество во времени: он еще не успел сделать ничего, чтобы могло стать козырем в руках оппозиции. Наконец, немаловажным фактором, который может способствовать временному примирению политических элит, является наступающий курортный сезон. По оценкам представителей туриндустрии Таиланда, если в самое ближайшее время политический кризис не утихнет, между ноябрем 2008 и февралем 2009 года от поездки в Таиланд могут отказаться 840 тысяч туристов, что принесет убытков на сумму в 655 миллионов евро. Поэтому и у старых и у новых богачей имеются более чем веские причины для того, чтобы договориться.