Хлебное место

Дагестан отказалcя принять сборщика налогов из Москвы

В Дагестане разразился кадровый скандал. Владимир Радченко, присланный федеральным ведомством на место главного налоговика республики, не смог попасть на работу, так как вход в здание блокировали несколько сотен возмущенных граждан лезгинской национальности. Они требуют назначить на эту должность своего земляка, а не человека со стороны.

Налоги в Дагестане собирать некому, так как сотрудники управления распущены по домам, а федеральные власти пытаются договориться с республиканскими о том, что же делать с уже назначенным главой УФНС. Радченко на работу не может попасть уже неделю, чиновник успел пережить одно похищение и взят под усиленную охрану. Причиной тому - попытка Москвы пренебречь сложившейся в республике традицией квотирования руководящих должностей по национальному признаку.

В конце 2008 года ушел в отставку по собственному желанию прежний глава УФНС Назим Апаев, лезгин по национальности. На смену ему прислали Радченко, который уже имел опыт сбора налогов в одном из северокавказских регионов - Карачаево-Черкесии. Когда весть о назначении дошла до Махачкалы, несколько сотен человек перекрыли одну из основных улиц города с требованием пересмотреть принятое решение. Демонстранты угрожали блокировать федеральную трассу "Кавказ", мотивируя свои действия тем, что назначение на эту должность русского вместо лезгина нарушает сложившееся равновесие в распределении ключевых постов в республике.

Митингующие требовали, чтобы вакантное место занял именно лезгин, и даже называли несколько кандидатур. Кроме того, звучали упреки в адрес руководства республики: якобы при аварце Муху Алиеве лезгины за последние годы лишились многих постов. В качестве примера приводилась отставка в июле 2006 года лезгина Имама Яралиева с должности прокурора республики: его сменил Игорь Ткачев, возглавлявший ранее расследование захвата школы в Беслане.

Проблемы у нового дагестанского налоговика начались с попытки въехать в Дагестан. В прошлый понедельник, 2 февраля, Радченко отправился в Махачкалу, где уже шел митинг против его назначения, вместе с начальником межрегиональной инспекции ФНС по Южному округу Петром Ковалевым, который должен был представить Радченко новым подчиненным. Радченко и Ковалев поехали из Ростова-на-Дону в Дагестан на машине, но на административной границе республики со Ставропольем путь им преградили сотрудники силовых структур Дагестана. Они проинформировали чиновников о том, что здание УФНС якобы заминировано, и предупредили, что не могут гарантировать налоговикам безопасность.

Радченко был вынужден отступить, но к концу недели все-таки добрался до Махачкалы и утром в пятницу, 6 февраля, явился в офис УФНС, чтобы принять бразды правления. Он находился в кабинете своего заместителя Магомеда Гусейнова, когда туда вошли два вооруженных человека и вывели Радченко на улицу. Там его посадили в машину и куда-то повезли, попутно рассказывая о том, как бы было хорошо, если бы чиновник уехал туда же, откуда и приехал, и более в Дагестане не появлялся. В противном случае у него могут возникнуть большие неприятности.

Заложником Радченко пробыл недолго: вскоре его отпустили. Управление СКП по республике завело дело по факту похищения человека, задержанных по нему пока нет, а чиновник находится под охраной спецслужб. Следователи тем временем выясняют, как Радченко смогли незаметно вывести из здания УФНС, которое находится под видеонаблюдением и на входе в которое стоит охрана. Непосредственно перед похищением у Радченко произошел разговор на повышенных тонах с одним из своих заместителей Гаджимурадом Алиевым - сыном президента республики Муху Алиева.

По сведениям источника "Коммерсанта", разговор был "очень жестким и неприятным". В то же время одной из причин возмущения лезгин называют не назначение русского на "лезгинскую" должность, а то, что ее готовят именно под президентского сына, напомним, аварца.

С разъяснением выступил президентский секретарь Расул Хайбуллаев, который заявил, что руководство республики, с одной стороны, придерживается федерального законодательства, по которому национальный фактор не может быть определяющим при назначении на должность. С другой стороны, представитель президента отметил, что власти стараются соблюдать равномерно распределение руководящих должностей среди представителей разных национальностей, и в качестве примеров того, что и лезгины не обижены высокими постами, привел сенатора от Дагестана Сулеймана Керимова, руководителя Счетной палаты республики Малика Баглиева и начальника республиканского МЧС Наримана Казиахмедова.

Лезгины являются третьей по численности национальностью в Дагестане, поэтому они довольно широко представлены в руководстве республики, так же, как аварцы, даргинцы и кумыки. Численность населения Дагестана составляет почти 2,7 миллиона человек. К этносам, численность которых на территории региона превышает сто тысяч человек, также относятся лакцы, русские, азербайджанцы и табасараны.

Три основных должности в Дагестане делят представители трех крупнейших народов: президентом, как уже упоминалось, является аварец Муху Алиев, правительство возглавляет кумык Шамиль Зайналов, а пост спикера однопалатного парламента - Народного собрания - отошел к даргинцу Магомеду Сулейманову.

По дагестанскому закону о выборах от 2001 года национальное квотирование применяется и при выборах в народное собрание. Из 121 одномандатного округа выделены 66 округов со смешанным составом населения, для которых установлены квоты на избрание представителей только определенной национальности. В остальных 55 округах с национально однородным населением таких ограничений нет.

В ФНС называют инцидент со своим представителем в Дагестане провокацией. В ведомстве отметили, что не может быть и речи о назначении начальников региональных управлений по национальному признаку, как это и прописано в федеральном законодательстве. Между тем известно, что согласование кандидатуры Радченко с администрацией Муху Алиева (так как национальным квотированием ведает президентское Управление по кадровой политике и государственным наградам) продолжалось несколько месяцев, однако согласие властей республики так и не было получено.

В результате ФНС решило действовать на свой страх и риск без учета специфики Дагестана, где деловые и национальные интересы очень тесно переплетены. Власти республики самоустранились от конфликта и не дают никаких комментариев по этому поводу. Но сложно поверить, что несанкционированные демонстрации в центре Махачкалы проходят без ведома руководства Дагестана.

Выхода из сложившейся ситуации может быть два: либо федеральное ведомство и республиканские власти все же договорятся полюбовно, либо в конфликт придется вмешаться уже руководству страны.