Новости партнеров

Скрытый переворот

Армия Мадагаскара поменяла президента страны на лидера оппозиции

Изнуряющее политическое противостояние президента Мадагаскара Марка Равалумананы и самопровозглашенного главы государства, лидера оппозиции Андри Ражуелины, длившееся около двух месяцев, завершилось благодаря действиям армии. Под давлением военных Равуламанана, а также премьер-министр страны 17 марта подали в отставку. Ражуелина въехал в президентский дворец. Тем не менее, говорить об окончании политического кризиса пока рано. Прежде всего, возникает вопрос о легитимности новой власти: добровольная отставка Равалумананы по сути является хорошо закамуфлированным переворотом. Новый президент слишком юн, амбициозен и при этом неопытен, армия раздираема противоречиями, да и среди оппозиции единства нет.

Очевидно, что решающую роль в победе оппозиции над президентом сыграла армия. Однако если детально рассмотреть произошедшие события, станет ясно, что армия является слишком ненадежной опорой для новой власти. Ввязавшись в схватку за власть, армия отказалась от политического нейтралитета, благодаря которому ранее получила прозвище "Великая немая" (по аналогии с французской армией времен Третей республики, когда военнослужащие вообще были лишены права голоса). Как следовало ожидать, военные сами оказались разобщены по политическим мотивам. Примечательно, что до последнего дня было непонятно, чего собственно хочет армия, кто кого и на каких условиях поддерживает. Теперь президент Равалуманана ушел, но ясности до сих пор как не было так и нет.

Изначально армия намеревалась выступить в роли нейтрального арбитра. Еще 17 февраля пять наиболее авторитетных, старших по возрасту и по званию военных сделали предупреждение президенту и оппозиции, заявив, что если стороны не договорятся и противостояние продолжится, армия возьмет ситуацию в свои руки. Глава этой группы вице-адмирал Ипполит Рарисун Рамаросон (Hyppolite Rarison Ramaroson), заявил: "Если политический конфликт не будет урегулирован, армия как последний оплот национального единства возьмет ответственность на себя". На пресс-конференции присутствовал министр обороны - вице адмирал Мами Ранаивонариво (Mamy Ranaivonarivo), который демонстрировал полное согласие с позицией "группы пяти".

Днем ранее генералы встретились с президентом Марком Равалумананой и имели с ним весьма серьезную беседу, сказали ему, как пишут мадагаскарские СМИ, "всю правду в глаза" и убедили в необходимости положить конец политическому кризису. Однако помимо пяти генералов в армии, как оказалось, существовала другая группа, объединявшая офицеров младшего звания. Они придерживались другого мнения, чем генералы, и вскоре не преминули заявить о нем открыто. 8 марта солдаты и офицеры подразделения технической и административной службы (CAPSAT), расквартированной в гарнизоне Соаниерана (Soanierana) в окрестностях столицы страны Антананариву, подняли мятеж. Они заявили по радио, что не подчинятся приказу президента Марка Равалумананы, который отдал распоряжение силой разгонять митинги оппозиции.

Из гарнизона была слышна стрельба. Вскоре неназванный источник в министерстве обороны сообщил, что военнослужащих удалось утихомирить обещаниями повышенного жалования. Однако сообщения о ликвидации мятежа оказались преждевременными. Более того, он только разросся. 9 марта солдаты и офицеры гарнизона Соаниерана под предводительством полковника Андре Андриариджаона (Andre Andriarijaona) и полковника Ноэля Ракотонанрасаны (Noel Rakotonandrasana) ворвались в кабинет министра обороны, вице-адмирала Мами Ранаивонариво и, по некоторым данным, угрожая оружием, заставили его уйти в отставку. Это было не столько вмешательством в политику правительства, сколько бунтом внутри армейского руководства, показавшим, что в вооруженных силах Мадагаскара царит полный разлад. Дальнейшее развитие событий это только подтвердило.

10 марта начальник генштаба Эдмонд Разолофомахандри (Edmond Rasolofomahandry) предъявил оппозиции и правительству ультиматум, потребовав в течение 72 часов прекратить противостояние и прийти согласию. Спустя день он был смещен со своего поста. Кем именно, до сих пор неизвестно. Важно то, что 11 марта новым начальником генерального штаба стал лидер бунтовщиков - полковник Андре Андриариджаона. Обычно начальника генштаба на Мадагаскаре назначает президент. Однако, по словам самого Андриариджаона, он был назначен не Равалумананой, а военными, причем после длительного совещания. Генштаб, таким образом, встал в открытую оппозицию президенту. Какие военные выбрали Андриариджаона, до конца неясно, а по некоторым данным, он и вовсе сам провозгласил себя начгенштаба. Совсем уже непонятно, почему на церемонии его вступления в должность как ни в чем не бывало присутствовал его свергнутый предшественник Эдмонд Разолофомахандри.

Новый начальник генштаба отозвал ультиматум оппозиции и правительству. Зачем, трудно объяснить. Было бы неверно полагать, что тем самым он намеревался снизить накал напряженности. Вероятно, он пошел на этот шаг, чтобы избежать возможного конфликта с лидером оппозиции Андри Ражуелиной, которого сам же ранее поддержал, и развязать оппозиции руки для дальнейших радикальных действий на улицах. Затем произошло событие, плохо согласующееся с наметившейся тенденцией перехода армии на сторону оппозиции: 12 марта "отставленный" полковником Андриариджаоной вице-адмирал Мами Ранаивонариво заявил, что дезавуирует свою отставку и возвращается на пост министра обороны, чтобы, по собственным словам, "сохранить единство армии". По всей видимости, генералы из "группы пяти" сделали ответный ход, чтобы как-то противодействовать сторонникам оппозиционера Ражуелины в вооруженных силах. Однако это лишь усугубило кризис.

13 марта помощник начгенштаба полковник Ноэль Ракотонанрасана заявил о том, что армия ввела в Антананариву танки. При этом он отметил, что военнослужащие не подчиняются главному оппозиционеру Ражуелине и не принимают от него приказов. По словам полковника, бронетехника была введена для того, чтобы помешать президенту Марку Равалуманане прибегнуть к помощи наемников с целью удержаться у власти. Не исключено, что так оно и было. По некоторым данным, Марк Равалуманана обратился к "специалистам" из ЮАР, хорошо зарекомендовавшим себя еще во времена апартеида. Белых южноафриканцев видели на улицах Антананариву, где они давали полицейским советы, как разгонять толпу и куда целить. Это вызвало переполох среди оппозиционеров, а также среди взбунтовавшихся военных, которые не без основания опасались, что если не предпринять срочных мер, их вынесут всех.

Однако эти объяснения, даже будучи правдивыми, уже не меняли ничего по сути: de facto генштаб действовал в интересах оппозиции. Никакого приказа со стороны Андри Ражуелины, разумеется, не было, поскольку и власти над армией у него пока еще не было. Взбунтовавшиеся военные действовали самостоятельно, и не в поддержку оппозиции, а прежде всего против президента для собственной защиты. Эта тенденция сохранилась и в дальнейшем. Вечером 16 марта военные заняли президентский дворец в столице страны Антананариву. Захват произошел без кровопролития: к этому времени Марк Равалуманана, осознав, что столицу он уже потерял, уехал в загородную резиденцию. Примечательно, что сам Андри Ражуелина заявил агентству Reuters, что никакого приказа о штурме не отдавал. Начальник генштаба Андре Андриариджаона со своей стороны отметил, что ни о каком штурме речи вообще не шло. По его словам, это была показательная акция с целью принудить Марка Равалуманану добровольно уйти в отставку.

"Мы здесь в интересах малагасийского народа, - отметил Андриариджаона. - Если Андри Ражоелина сможет решить все проблемы, мы его поддержим". Иными словами, армия находилась в сомнениях, и на тот момент судьба оппозиции была такой же неопределенной, как и судьба президента.

Генштаб фактически зашел в тупик. Открыто поддержать Андри Ражуелину он не мог, прежде всего потому, что в таком случае пришлось бы выполнять все его взбалмошные приказы. 34-летний лидер оппозиции за время кризиса показал себя как откровенный популист, прекрасно умеющий манипулировать городскими низами, и как человек, лишенный каких-либо угрызений совести или сомнений на пути к власти. Президент Марк Равалуманана, несомненно, допустил множество ошибок, но главным источником эскалации конфликта являлся именно Ражуелина. Упования его сторонников на бескровную "оранжевую революцию" разбилась сразу же, после первых массовых выступлений оппозиции 26 января, которые превратились в погромы и грабежи с десятками жертв. А чего стоили его многократные призывы к сторонникам взять штурмом президентский дворец? Одна из таких попыток 7 февраля привела к тому, что охрана открыла огонь, чтобы остановить прущую напролом толпу. Итогом столкновения стали 28 убитых и более 200 раненых.

Еще 16 марта, выступая на митинге перед сторонниками, Андри Ражуелина заявил, что приказал арестовать Марка Равалуманану. Если бы военные решили выполнить этот приказ, им пришлось бы идти на штурм загородной резиденции Равалумананы, вокруг которой сторонники президента выставили живой щит. Кроме того, Равалуманану защищали солдаты президентской гвардии. Кровопролитие было бы неизбежно. Сам Равалуманана пообещал, что будет бороться до конца и в случае необходимости попросит военной и политической помощи у ООН или стран - участниц Сообщества по развитию южноафриканских государств (SADC), куда входит Мадагаскар. Более того, арест демократически избранного президента - просто потому, что этого хочет лидер оппозиции - означал бы неприкрытый государственный переворот.

Брать на себя такую ответственность генштаб, судя по всему, не собирался. Тем более что боевые столкновения могли легко перерасти в гражданскую войну. Не стоит забывать, что в армии не было единства. 16 марта министр обороны вице-адмирал Мами Ранаивонариво выступил на радиостанции Radio Mada, принадлежащей, кстати, президенту Марку Равалуманане, и попросил бунтовщиков вернуться в казармы. Наконец, необходимо обратить внимание на жесткую позицию, занятую лидерами Африканского союза, которые заявили, что передача власти оппозиции будет означать государственный переворот, а также на предупреждение со стороны ЕС, пообещавшего прекратить всякую помощь Мадагаскару, если там произойдет захват власти. В итоге генштаб заявил, что не собирается штурмовать загородную резиденцию Равалумананы. Андре Андриариджаона мотивировал это тем, что у президента фактически не осталось власти и армия хочет избежать кровопролития. Словом, военные оказались большими прагматиками, чем закусивший удила лидер оппозиции, который, предчувствуя близкое торжество, уже стал прилюдно говорить о себе в третьем лице.

Однако своими действиями генштаб и восставшие военные не только не разрешили кризис, но лишь обострили его. В стране сложилось даже не двоевластие, а троевластие, что на деле означает полнейшую анархию. Обозреватель авторитетной мадагаскарской газеты Madagascar Tribune сравнил положение на Мадагаскаре "с советским колхозом, где нет никакой иерархии, все себя считают главными, ответственными за все вне зависимости от заслуг и способностей". При этом ситуация в любой момент готова была взорваться.

В этих обстоятельствах наиболее адекватно повел себя президент Марк Равалуманана. Он пошел на попятную и заявил, что уходит в отставку. Разумеется, он сделал это вынужденно, но не только из-за опасений возможного штурма своей резиденции. Гораздо более существенным представляется тот факт, что от президента отвернулась политическая элита Мадагаскара. Как это часто бывает, крысы побежали с корабля. Шестеро министров правительства просто перестали ходить на заседания. Ражуелина заявил, что они присоединились к нему, но официального подтверждения с их стороны не было. В парламенте также произошел раскол. Спикер заделался оппозиционером и демонстративно появился на митинге сторонников Ражуелины на Площади 13 мая.

Так или иначе, Равалуманана, а также премьер-министр страны сложили свои полномочия. Однако важно отметить, что президент передал власть не оппозиции, и не генштабу, а армии, точнее той самой группе из пяти генералов, которая изначально позиционировала себя как нейтральную силу. Переходное военное правительство (официально "директорию") возглавил уже упоминавшийся ранее вице-адмирал Ипполит Рарисун Рамаросон. Однако с этого момента обострились отношения между победившими. При содействии Союза христианских церквей Мадагаскара, который уже не раз выступал посредником на переговорах враждующих политических сил, была организована встреча. На ней присутствовали генералы директории, командование генштаба и Андри Ражуелина. Было зачитано официальное обращение Марка Равалумананы, в котором он отказывался о власти и передавал ее генералам. Однако Ражуелина отказался соглашаться на это, встал и демонстративно покинул зал.

То, что происходило потом, остается покрытым тайной. Однако спустя некоторое время Ипполит Рарисун Рамаросон заявил, что директория решила передать власть Андри Ражуелине. Многие восприняли это как знак, что армия наконец-то открыто присоединилась к оппозиции. Однако, по другим данным, все было гораздо прозаичнее. Полковники из генштаба просто арестовали генералов, а затем отвезли их в свою казарму, где начинался бунт. Генералы позволили себя убедить и передали Ражуелине "всю полноту власти". О том, какие методы убеждения использовали взбунтовавшиеся полковники, можно только гадать.

Учитывая, каким образом Андри Ражуелина пришел к власти, его легитимность, да и вообще способность удержать ситуацию под контролем стоит под большим вопросом. Очевидно, что он сделал ставку на силовой захват полномочий. Примечательно, что незадолго до отставки Марк Равалуманана предложил Ражуелине провести общенациональный референдум, на котором народ сам решил бы, кому должна принадлежать власть. Однако Ражуелина не согласился на плебисцит, который, в случае его победы, стал бы железным непререкаемым основанием для легитимности его полномочий. Вместо этого он заявил, что народ, митингующий на улицах Антананариву, уже сделал свой выбор. "Народ" Ражуелины - это несколько тысяч его сторонников, многие из которых, по данным Madagascar Tribune, получали за участие в митингах сдельную плату. Между тем население Мадагаскара составляет без малого 18 миллионов человек.

Вообще Андри Ражуелина не спешит обосновать свою власть демократическим путем. Он пообещал, что президентские выборы пройдут в течение двух лет. При этом лидер оппозиции отвергает любые обвинения в перевороте, заявляя, что получил власть от народа. "Мы просто выполняем волю народа, который пожелал, чтобы я встал во главе государства", - отметил он. При этом Ражуелина провозгласил себе главой переходного правительства и президентом. "Равалуманана ушел в отставку. Ушли в отставку премьер-министр и члены его кабинета. Таким образом, можете называть меня президентом", - заявил Ражуелина в телефонном разговоре с журналистами французского телеканала LCI.

Ражуелина может выбирать для своей должности любые названия, сути дела это не меняет: власть он получил из рук военных, и ему придется потратить немало усилий для того, чтобы обосновать ее законность.

Технические формальности здесь не так важны (необходимо, к примеру, внести изменения в конституцию Мадагаскара, по которой президентом страны не может становиться кандидат моложе 40 лет, а Ражуелине - 34 года). Новому президенту предстоит совладать с порожденной им же негативной динамикой силовой смены власти. Как это уже не раз случалось в истории африканских стран, первый же переворот вызывает своего рода цепную реакцию, когда каждый последующий переворот находит себе оправдание в очевидной незаконности предыдущего. Тот факт, что конституционный суд 18 марта признал Аднри Ражуелину президентом, ничего не меняет. Судьи выбрали меньше из двух зол, не желая провоцировать дальнейшее развитие кризиса. В принципе, конституционный суд легализовал бы любого путчиста из-за боязни расправы.

Вся внешняя законность нынешнего положения Ражуелины затрещит по швам, как только обострятся политические противоречия и противники предъявят ему вполне обоснованный счет. Андри Ражуелина - не единственный оппозиционный политик в стране и не самый авторитетный. Более того, многие на Мадагаскаре считают, что он слишком юн и неопытен, и хотели бы видеть на посту президента другого оппозиционера, племянника бывшего президента Дидье Рацираки - Ролан Рацирака (Roland Ratsiraka). Наконец, хочет того Ражуелина или нет, но он зависит от армии, его позиции ослабнут, как только она откажет ему в поддержке. Это может произойти, в частности, если "Великая немая" вновь вернется к политическому нейтралитету и отстранится от политики. Причем, это самый безобидный вариант развития событий. Политический кризис расколол армию, обострив внутриармейские противоречия. Это обязательно будет иметь свои негативные последствия. Не факт, что генералы смирятся с поражением. Вполне возможно, что они постараются взять реванш над молодыми полковниками из генштаба.

Иными словами, текущая победа Адри Ражуелины предвещает Мадагаскару весьма беспокойное будущее и новые кризисы.

Мир00:0117 августа

Опасный пассажир

Он угнал самолет, получил выкуп и исчез в небесах. Его выдали тайные шифры