Новости партнеров

Старое звено

Латвия урезала пенсии ради получения кредита МВФ

Латвийский Сейм на заседании 16 июня принял поправки к бюджету на 2009 год, которые должны сократить дефицит бюджета на полмиллиарда латов (около миллиарда долларов). При помощи этих мер, по выражению премьер-министра Валдиса Домбровскиса, страну удалось спасти от банкротства. Кроме того, Латвия может теперь рассчитывать на получение очередного кредитного транша от МВФ, который даст возможность поддержать курс национальной валюты на прежнем уровне. Но такое "облегчение" оказалось возможным только ценой резкого сокращения социальных расходов, и прежде всего - пенсий. На такие шаги ни одно другое государство в условиях глобальной рецессии пойти не решилось.

Шикарная жизнь закончилась

Латвия от мирового финансового кризиса пострадала больше всех если не в мире, то уж в Европе точно. Необычайно стремительный рост латвийской экономики затормозился уже в начале 2008 года, а по итогам первого квартала 2009-го падение ВВП оказалось невообразимым - почти 29 процентов по сравнению с предыдущим тремя месяцами! Нигде больше таких кошмарных показателей зарегистрировано не было.

Причина свободного падения экономики страны хорошо известна и изучена. В течение 2000-х годов Латвия потребляла намного больше, чем производила, имея отрицательный баланс внешней торговли, доходивший в иные годы почти до трети от ВВП. Разница покрывалась притоком "горячего", в основном, спекулятивного капитала. При этом большая часть получаемых средств шла не на развитие реального сектора (за счет чего можно было бы возместить приток капитала в будущем), а на формирование пузыря в недвижимости и в финансовой сфере.

Такая "болезнь" была свойственна всем трем странам Прибалтики, но в Латвии она проявилась наиболее ярко. В результате, когда начался кризис уже в глобальном масштабе, и инвестированный в страны Восточной Европы капитал немедленно потек назад, именно Латвия столкнулась с самыми серьезными вызовами. Хотя в Литве и Эстонии в первом квартале также был зафиксирован спад ВВП более 10 процентов, их показатели все-таки были в два раза лучше латвийских.

Паническое бегство капитала из страны привело к тому, что правительству пришлось в срочном порядке национализировать почти всю банковскую систему, чтобы избежать ее полного развала. Что делать дальше, правительство государства представляло себе с трудом, тем более, что опыта борьбы с подобными кризисами ни у кого в прибалтийских странах не было. Шаги на ощупь во время обвала экономики привели к массовым беспорядкам в январе 2009 года и падению кабинета министров месяцем позже.

Резать по живому

Новое правительство во главе с Валдисом Домбровскисом уже гораздо четче очертило для себя приоритеты экономической политики. Точнее говоря, один приоритет - получение от МВФ и других западных финансовых институтов многомиллиардной помощи.

Предоставить финансовую поддержку Риге в размере 7,5 миллиарда евро Международный валютный фонд пообещал еще в декабре, а в самом конце года выделил первый транш из этой суммы - 590 миллионов долларов. Однако фонд, как известно из истории его работы, никогда не дает кредиты просто так. Обычно предоставление таких займов оговаривается целым рядом условий по осуществлению экономической политики. В первую очередь, это сокращение дефицита бюджета и более жесткая финансовая дисциплина.

Помимо помощи извне был и еще один способ стабилизации экономики, традиционный для оказавшихся в водовороте кризиса развивающихся стран. А именно - девальвация своей валюты до уровня ее рыночной стоимости или даже ниже. Негативным последствием такого шага является сокращение потребления (поскольку импорт дорожает), зато промышленный сектор может вздохнуть с некоторым облегчением, так как его конкурентоспособность существенно повышается. В результате экономическая активность растет, люди получают рабочие места и конечный эффект позволяет сгладить падение уровня жизни из-за рецессии.

К примеру, так поступили страны Юго-Восточной Азии во время кризиса 1997-1998 годов, аналогичные шаги были предприняты и в России после дефолта. Но в Латвии этот сценарий политическая элита зарубила на корню. Причина проста: Латвия является членом ЕС и претендует на вступление в еврозону. Для того, чтобы стать полноправным участником пространства хождения общеевропейской валюты, нужно несколько лет держать курс национальной денежной единицы на одном и том же уровне. Девальвация означала бы невозможность для Латвии стать членом еврозоны во сколько-нибудь обозримом будущем.

Возможно, существует и другая причина, о которой широко не говорят. Дело в том, что в случае если латвийцы все-таки решились бы девальвировать свою валюту, это почти наверняка бы означало колоссальные потери для банков Западной и Северной Европы (прежде всего, Швеции), вложивших в Латвию в период экономического роста немалые средства. Оставаться без денег они не хотели и найти рычаги воздействия на латвийских политиков им было вполне по силам. Вряд ли факты такого лоббизма подтвердятся в ближайшем будущем, но как гипотеза право на жизнь такая мысль имеет. Во всяком случае, категорическое неприятие понижения курса лата со стороны подавляющего большинства латвийского истэблишмента выглядит довольно странным. К примеру, президент латвийского центробанка Илмарс Римшевич вообще выразился с редко свойственной для прибалтов экспрессивностью, назвав девальвацию "ядом для экономики".

Так или иначе, но иного выхода у кабинета Домбровскиса не оставалось. Или резать по живому бюджетные расходы, или прощай, еврозона и привет, дефолт. Сам Домбровскис предлагал сократить госбюджет на 20 процентов, а министр финансов Эйнарс Репше выступил с еще более радикальной инициативой обрезать правительственные траты на 40 процентов. В результате победила более умеренная точка зрения премьера.

Пенсионеры - слабое звено

Приблизить расходы бюджета к доходам после долгих дискуссий было решено за счет пенсий. Этот шаг является беспрецедентным в XXI веке. Ни одно государство не старалось экономить на пенсионерах. Не только из-за опасений общественного недовольства, но и не желая еще сильнее снижать потребительский спрос. Большинство стран во время текущей рецессии социальные расходы не урезает, а напротив, увеличивает их для смягчения последствий кризиса. Но Латвии деваться было просто некуда.

В результате парламент страны на своем заседании 16 июня сократил все пенсии в стране на 10 процентов. При этом пособие для работающих пенсионеров было уменьшено на 70 процентов, а детские пособия для работающих родителей были снижены вдвое. Кроме того, на 20 процентов были сокращены зарплаты бюджетникам. Для увеличения доходной части бюджета государство повысило налоги на азартные игры и акцизы на алкогольные напитки, а необлагаемый минимум снизился до 35 латов в месяц. Все эти меры вместе позволили сократить дефицит бюджета до 665 миллионов латов.

Поправки к закону о бюджете прошли достаточно уверенно - 63 голосами против 30. Среди противников ужесточения фискальной политики преобладали партии, поддерживаемые русскими избирателями Латвии, по которым экономический кризис в стране ударил сильнее.

Валдис Домбровскис после подведения итогов голосования не скрывал радости. Он сказал, что благодаря принятым поправкам Латвия наверняка получит международный заем и таким образом избежит неплатежеспособности.

Действительно, с учетом резко ужесточившейся фискальной политики в Латвии МВФ вряд ли откажет стране в перечислении очередных траншей. Однако в дальнейшей перспективе решение Сейма может оказаться не столь прозорливым. Сильно урезанный дефицит все же значительно больше трех процентов от ВВП, необходимых для принятия страны в еврозону. Если экономическая ситуация в прибалтийском государстве продолжит ухудшаться (а никаких признаков улучшения на горизонте не видно), то Латвии придется продолжить заимствования за рубежом и держать дефицит бюджета на высоком уровне. Это означает, что к немаленькому частному внешнему долгу (он составляет почти 150 процентов от ВВП) добавится еще и государственный. Страну с такой долговой нагрузкой в зону евро могут просто не пустить даже после завершения мирового кризиса.

Экономика00:0218 октября

Взяли кэшем

Они обворовали россиян на миллиарды: крупнейшая пирамида последних 20 лет
Экономика08:00 8 октября

История одного букета

Ремесленничество пробивает себе дорогу с помощью новых технологий