Новости партнеров

Сами виноваты

Фигурантов дела Политковской вернут на скамью подсудимых

Дело об убийстве обозревателя "Новой газеты" Анны Политковской придется рассмотреть еще раз. Такое решение вынесла военная коллегия Верховного суда РФ по жалобе Генпрокуратуры РФ, посчитавшей оправдательный приговор присяжных несправедливым. Дело будет отправлено в тот же Московский окружной военный суд, в котором проходило его предыдущее рассмотрение, но только в ином судейском составе.

Основные доводы Генпрокуратуры сводились к тому, что адвокаты подсудимых нарушили закон, используя методы и доводы, не предусмотренные в суде присяжных. В частности, по мнению обвинителей, защитники давали оценки собранным следствием доказательствам, утверждая, что они или получены с нарушением закона, или вообще сфальсифицированы, а также давали присяжным характеристики своих подзащитных и всячески старались подорвать доверие к позиции, излагаемой прокурорами.

Кроме того, адвокаты и подсудимые рассказывали заседателям о давлении, которое оказывало на них следствие, и, как считают обвинители, использовали прочие методы воздействия на психику присяжных с тем чтобы, сформировать у них определенную позицию.

Претензии были высказаны и в адрес председательствовавшего на процессе судьи Евгения Зубова, который, по утверждению прокуратуры, не пресекал противозаконные действия защитников, а также допустил в ходе процесса ряд нарушений.

Все это вкупе, утверждали обвинители, привело к тому, что у присяжных сформировалось предвзятое отношение к доводам прокуроров, и заседатели посчитали собранные следствием доказательства недостаточными, а самих обвиняемых непричастными к преступлению. Собственно, единственное, что удалось доказать в ходе судебного расследования, так это сам факт убийства Политковской.

На скамье подсудимых находились братья Джабраил и Ибрагим Махмудовы родом из Чечни, и еще один уроженец этого региона Сергей Хаджикурбанов, уволенный в 2003 году из московского УБОПа за то, что подбросил героин некоему иностранному бизнесмену. По мнению следствия, Хаджикурбанов, используя свои связи в органах и в чеченской диаспоре, был организатором убийства Политковской, или, если быть точнее, совершал оперативное сопровождение преступления, то есть устанавливал место жительства и маршруты передвижения жертвы, нанимал киллера, доставал оружие. Роль братьев Махмудовых была совсем малоприметной: один из них якобы принимал участие в слежке за Политковской, а другой - подвозил исполнителя преступления на место его совершения.

Все приведенные обвинением доказательства не впечатлили присяжных, так как были подвергнуты критическому анализу адвокатами. Фактически прокуратура обвинила защиту в том, что она использовала состязательность процесса для того, чтобы развалить дело, показав несостоятельность аргументов, представленных следствием. Руководитель СКП РФ Александр Бастрыкин, кстати, признавал после вынесения оправдательного вердикта, что обвинение проиграло процесс как раз из-за неумения работать в суде присяжных.

Тем не менее, в Верховном суде встали на сторону Генпрокуратуры, согласившись со всеми ее утверждениями о невозможности довести процесс до обвинительного приговора в условиях противодействия со стороны адвокатов и недостаточной принципиальности судьи.

Впрочем, вполне очевидно, что процесс был с самого начала обречен на неудачу, не столько в силу своей открытости, сколько в силу политизированности. Не будучи юристом и непосредственным свидетелем судебных заседаний, сложно говорить о том, насколько повлияли на присяжных процессуальные нарушения, и насколько адвокаты ушли от объективного анализа доказательств в сторону их субъективной оценки. Однако, те претензии, которыми обменялись после завершения процесса адвокаты и прокуроры, свидетельствуют о том, что ни та, ни другая сторона толком не готовы иметь дело с судом присяжных. Именно отсюда и следуют взаимные обвинения в предвзятости, необъективности и использовании властного ресурса, к которым прибегает каждая из сторон, как только у нее что-нибудь не получается. Все это не способствует ни повышению доверия к судебной системе в целом, ни к суду присяжных, в частности.

Незадолго до рассмотрения сегодняшней кассации в Верховном суде дети Политковской и их адвокат Анна Ставицкая опубликовали в "Новой газете" заявление, в котором напомнили, что до сих пор считают братьев Махмудовых и Хаджикурбанова причастными к преступлению, но в то же время, по их мнению, следствие так и не смогло внятно объяснить, что они делали в момент убийства, а поэтому они полностью согласны с оправдательным вердиктом присяжных.

Уже после решения Верховного суда о новом рассмотрении дела Ставицкая вновь подчеркнула, что "сторона потерпевших была полностью согласна с оправдательным приговором, мы его не обжаловали и считаем, что оснований для его отмены не имеется". С ней солидарен, что вполне естественно, адвокат одного из обвиняемых, Джабраила Махмудова, Мурад Мусаев: "Мы ожидали такое решение, мы предсказывали такой исход еще в день вынесения оправдательного приговора. Оправдательный приговор в нашей стране воспринимается как абсолютное зло, с которым надо бороться".

В "Новой газете" также подчеркивают, что дело не в том, виновны ли Махмудовы с Хаджикурбановым, а в том, что убийца, хоть и известен, до сих пор не пойман, а заказчик, финансист, посредник, организатор (речь в данном случае идет о человеке, который контролировал весь ход исполнения заказа) не только не найдены, но и не установлены. Главный редактор "Новой газеты" Дмитрий Муратов также склоняется к мысли о том, что вину за оправдательный приговор в большей степени следует возложить на обвинение, которое не смогло убедить присяжных в своей правоте. Замглавреда газеты Сергей Соколов также согласен с тем, что решение Верховного суда имеет политический подтекст, а не юридический.

В заключение стоит напомнить об исполнителе преступления. Следствие считает, что им был еще один из братьев Махмудовых по имени Рустам. Он объявлен в международный розыск, так как, по данным СКП, скрывается в одной из стран Западной Европы. Его дело выделено в отдельное производство, так же как и дело ненайденных и неназванных заказчика, финансиста и организатора. А это и есть собственно основное дело об убийстве Политковской.

По решению суда, вынесшего оправдательный приговор, все обвиняемые были освобождены из-под стражи. Правда, в апреле 2009 года Хаджикурбанова вновь арестовали, но уже по другому делу. Срок начала нового процесса еще не утвержден, но начнется он не ранее осени текущего года. Все подозреваемые, за исключением Хаджикурбанова, пока остаются на свободе и скрываться, по их словам, не собираются. Мера пресечения будет избрана им позже после назначения нового судьи.