Все на одного

Защитив свою конституцию, Гондурас оказался в международной изоляции

Когда мировые СМИ взорвались сообщениями о "военном перевороте" в Латинской Америке, их реакция была заинтересованной - давненько ничего подобного не случалось! - но предсказуемой. Чего еще ждать от страны, которая называется Гондурас? Конфликт президента и военной верхушки, захват резиденции главы государства, громкие заявления всех участников о благе страны и народа - все это скучающая публика видела уже неоднократно. И только "вегетарианское" наказание побежденного (всего лишь высылка из страны) добавило изюминку в оценки происходящего: все-таки не расстреляли же, времена меняются, даже в Гондурасе.

При более детальном знакомстве оказывается, что ничего общего со штампами о мифологическом "Гондурасе" произошедшее в стране не имеет. И действия лидеров мировой демократии, в первую очередь США, вызывают по меньшей мере недоумение. А также вопрос: как они из всего этого будут выпутываться?

Второй срок

Действующая конституция Гондураса была принята в 1982 году. А президент Мануэль Селайя выиграл выборы в 2006 году. Согласно конституции, на высшем государственном посту он должен находиться четыре года. И все. Никаких вторых сроков, переизбраний и прочих радостей основной закон Гондураса для президентов не предусматривает.

Как это часто бывает, Селайя решил, что будет гораздо лучше, если он поработает на благо своей страны еще один срок. И затеял процедуру по внесению в конституцию изменений. В ноябре 2009 года в стране должны пройти всеобщие парламентские и президентские выборы. Селайя решил предложить избирателям ответить еще и на вопрос о созыве Конституционной ассамблеи, которая изменит основной закон.

Решение о вынесении этого вопроса на голосование в ноябре должен был принять всенародный референдум. Организация его проведения и стала ключевой точкой во всех событиях "переворота". Против референдума ополчились все - и военные, и судебная власть, и Конгресс, и даже товарищи Селайи по партии. Дело дошло до того, что частные типографии отказались печатать бюллетени для референдума и их пришлось заказывать в Венесуэле. Больная тема продления сроков полномочий главы государства хорошо знакома тамошнему президенту Уго Чавесу.

Причиной столь дружной реакции правящей элиты Гондураса стали статьи все той же конституции. Мало того, что они не позволяют президенту избираться на второй срок. Нарушение этой нормы прямым текстом названо в основном законе преступлением и очень тяжким - изменой Родине. При этом лица, "поддерживающие или призывающие к несменяемости или переизбранию президента республики" наказываются лишением гражданства.

Составители гондурасской конституции, видимо, попытались учесть опыт перерождения в автократические режимы многих молодых демократий XX века и постарались максимально оградить главный документ страны от превращения во флюгер, управляемый сиюминутными настроениями (пусть даже эти настроения в какой-то момент разделяют большинство избирателей). Решение о процедуре внесения изменений в конституцию может принять только парламент большинством в две трети голосов. Причем проголосовать он должен дважды, в течение двух последовательных сессий (не заседаний!).

Кроме того, конституция не наделяет президента полномочиями инициировать сам процесс внесения изменений в основной закон. Однако, несмотря на все мыслимые и немыслимые нарушения, Селайя продолжал гнуть свою линию. Как часто происходит в таких случаях, он раздавал популистские обещания повысить зарплаты и вообще всячески усилить заботу о самых бедных, попутно обвинив всю правящую элиту в продажности и пренебрежении интересами простого народа.

Развязка

Далее события развивались с калейдоскопической быстротой. Суд признал готовящийся референдум незаконным, военные отказались распространять бюллетени. Президент отправил в отставку главнокомандующего армией, в отставку подали также министр обороны страны и еще несколько генералов. Сторонники Селайи сумели прорваться на армейские склады и выкрасть заготовленные бюллетени. На это Конгресс срочно принял закон, запрещающий проводить любые референдумы за 180 дней до выборов.

Президент заявил, что проведет референдум несмотря на все решения Верховного суда и Конгресса. Верховный суд восстановил в должности уволенного главнокомандующего, Генеральный прокурор потребовал от Конгресса отстранить Селайю от власти, Верховный суд признал намеченный президентом референдум незаконным.

То есть все ветви власти показали свою независимость от главы государства и приняли соответствующие меры для предотвращения нарушения конституции. Однако дальнейшие действия по восстановлению законности уже мало походили на правовую процедуру. 26 июня, за два дня до проведения референдума, военные ворвались в резиденцию президента, арестовали его и увезли на военную базу. Позже Селайю переправили в Коста-Рику. Ни импичмента, ни какого-либо другой "цивилизованной" процедуры не было. Просто схватили и увезли.

Возможно, причина в том, что процедура отстранения президента от власти просто не прописана в той же гондурасской конституции. Норма о том, что за подобные нарушения должностное лицо должно покинуть свой пост есть, а вот как именно покинуть - если это сам глава государства - не прописано. После задержания Селайи Верховный суд заявил, что военные действовали на законных основаниях ("защита конституционного строя") и по решению суда, а Конгресс заочно отстранил Селайю от власти и временно возложил исполнение функции президента на спикера парламента Роберто Мичелетти.

Вот такой получился "переворот". Конституция действует, все органы власти исполняют свои обязанности, отсутствует только избранный глава государства. Он, правда, пообещал вскоре вернуться, буквально в течение нескольких дней, однако власти Гондураса предупредили, что в этом случае Селайя будет арестован как нарушитель закона. Ясно одно - институты государства, как и положено, выступили против произвола президента и защитили законность.

Уличные выступления и столкновения сторонников отстраненного президента с полицией были, и многотысячная демонстрация в поддержку Роберто Мичелетти была. Все как в нормальных демократиях.

Ловушка

Наиболее яростную реакцию на смену руководителя Гондураса продемонстрировал президент Венесуэлы Уго Чавес. Положение осложнялось тем, что после задержания и высылки Селайи в столице Гондураса Тегусигальпе были задержаны послы Венесуэлы, Кубы и Никарагуа. Чавес пригрозил начать войну, если с послом что-нибудь случится. UnoAmerica - союз демократических организаций американского континента - призвала предотвратить вмешательство Венесуэлы во внутренние дела Гондураса. Власти Гондураса отключили трансляцию на территории страны венесуэльского новостного телеканала.

Президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер пообещала лично сопровождать Селайю при возвращении. Третьим согласился быть эквадорский президент Рафаэль Корреа. Из Гондураса ответили, что Селайа может быть возвращен только с помощью военного вторжения. Срочно собравшаяся Организация американских государств (ОАГ) осудила "переворот" и ультимативно обязала Гондурас в течение трех дней восстановить полномочия бывшего президента. После этой резолюции Киршнер, Корреа и сам Селайя решили отложить триумфальное возвращение на несколько дней.

Боливийский президент Эво Моралес назвал произошедшее в Гондурасе "посягательствам военных на демократию", а однопартийцев Селайи, которые проголосовали за его отстранение от власти, "путчистами". Наблюдатели отмечают, что Гондурас должен был стать еще одним звеном в цепи того, что уже успели назвать "чавезацией" Латинской Америки. То есть сохранение действующими избранными правителями своих полномочий легальным путем на сколь угодно долгое время. Неудача Селайи вызвала у них вполне понятное сочувствие и желание восстановить "статус-кво".

Однако Чавес и компания получили куда более значимые дивиденды: на их стороне выступили ЕС, Белый дом и ООН. И если Европа еще сможет в любой момент отыграть назад в своих оценках, то Бараку Обаме и Хиллари Клинтон отказаться от своих слов будет значительно труднее. Они выступили с осуждением "переворота" в первые же часы после появления сообщений об аресте гондурасского президента и признали Селайю единственным законным главой страны. Факт налицо: Чавес и Обама выступили на одной стороне, против страны, защитившей законность и свой конституционный строй.

Столь дружное осуждение грозит Гондурасу немалыми неприятностями. Около 70 процентов внешнеторгового оборота страны приходится на США, да и приобретаемая по сниженным ценам в Венесуэле нефть является существенным фактором для экономики страны. И хотя Белый дом заявил, что речь о введении санкций не идет, Гондурасу нужно быть готовым к беспрецедентному давлению со всех сторон.

Так зачем же американский президент загнал себя в столь неприятную ловушку? По одной из версий, для того, чтобы откреститься от обвинений в организации "переворота". По давней своей привычке Уго Чавес обвинил в свержении Мануэля Селайи ЦРУ и всю вашингтонскую администрацию. Вот, считают аналитики, Обама и решил не осложнять отношения на американском континенте и поддержать Чавеса и компанию. А может быть, за этим стоит и элементарное головотяпство.

В любом случае, это первый серьезный внешнеполитический просчет администрации Обамы. Если маленькую демократическую страну удастся "чавезировать" с помощью американцев - этого ему никогда не забудут. Белый дом в связи с этим делом и так уже находится под шквальным огнем критики как внутри страны, так и из-за рубежа. И если не признать ошибку, то вскоре Обама услышит те же обвинения в предательстве идеалов демократии, что и его предшественник Джордж Буш. А это уже, знаете ли, тренд.

Мир00:01 1 ноября
Обложка комикса Is This Tomorrow?

Ленина на них нет

Американцы полюбили социализм. Советский Союз не понадобился
Мир00:02 8 декабря

Украина на уме

Европа попыталась договориться хоть о чем-нибудь. Но ничего не вышло