Новости партнеров

Пуская черные пузыри

Биржевые спекулянты способствуют росту цен на нефть

Цены на нефть с середины марта 2009 года стабильно росли, внушая оптимизм государствам, чьи бюджеты сильно зависят от стоимости углеводородов, и участникам рынка. Однако нынешний рост на деле никак не связан с реальным положением вещей в мировой экономике, переживающей спад, сокращение объемов торговли, "паралич" на рынке кредитования и колоссальные убытки, связанные с глобальным кризисом. Российские и западные чиновники, аналитики, участники рынка все чаще говорят о том, что ценами на нефть сейчас фактически "рулят" спекулянты, пытающиеся диверсифицировать свои инвестиции.

Наиболее показательным примером того, как спекуляции на рынке могут вызывать значительные колебания цен, может стать британская компания PVM Oil Associates, один из брокеров которой ночью 30 июня в системе электронных торгов биржи ICE совершил ряд несанкционированных сделок с фьючерсами на нефть марки Brent.

В результате большого числа сделок объем ночных торгов на бирже составил 16 миллионов долларов против обычного для этого времени суток 1-1,5 миллиона долларов, а стоимость нефти подскочила сразу на 2 доллара до 73,5 доллара за баррель. К слову, такая стоимость стала рекордной за последний год. "Разгону" стоимости нефти под утро стали помогать другие брокеры, которые просто включились в ценовую гонку на бирже.

По данным газеты The Financial Times, брокером, совершившим более половины сделок с нефтью на бирже 30 июня, может быть некий Стив Перкинс, однако PVM Oil Associates эту информацию не комментирует. Каким образом брокер сумел провести сделки с фьючерсными контрактами, учитывая, что PVM Oil самостоятельных торгов не ведет и работает на внебиржевом рынке, пока не ясно.

После того, как британская компания узнала о несанкционированных сделках, она провела срочное закрытие позиций, понеся при этом убыток в 10 миллионов долларов. Это серьезные потери для PVM Oil, чистая прибыль которой по итогам 2008 финансового года (июнь 2008 года - июнь 2009-го) составила всего 5,6 миллиона долларов. Разогретый брокерами рынок остывал постепенно - к 2 июля стоимость нефти марки Brent опустилась до 66,5 доллара за баррель, или на 10 процентов по сравнению с пиковым значением 30 июня.

Подобных примеров игры спекулянтов на бирже можно найти очень много, причем их число постоянно увеличивалось с 2003 года, когда Конгресс США разрешил доступ средств пенсионных фондов и страховых компаний на фьючерсный рынок.

Котировки на бирже отражают не цену реальной нефти, а, скорее, ожидание инвесторов относительно ее будущей стоимости. То есть речь идет о контрактах, по большей части не предусматривающих поставку нефти в натуре. При этом цены определяет не столько соотношение спроса и предложения, сколько движение финансовых потоков в США.

Приток "большого" капитала в 2003 году вызвал ценовой скачок. Если в 2003 году нефть торговалась на уровне 28-31 доллара за баррель, то уже к середине 2008 года ее стоимость взлетела до 147 долларов. Такое положение вещей было на руку США, которые развивали нефтяную промышленность за счет нефтедолларов.

Российские компании, да и экономика страны, тоже выиграли от "надуваемых" нефтяных цен. Российские нефтяники смогли получать сверхприбыли за счет так называемых "ножниц Кудрина" - ставка экспортной пошлины на нефть повышалась медленнее, чем сами цены на углеводороды. Впрочем, этот же эффект способствовал миллиардным убыткам нефтяных компаний в конце 2008 года. С середины прошлого года нефть начала стремительно дешеветь, а пошлина вновь не поспевала за ценами, в результате чего добыча нефти сперва перестала приносить доход, а потом и вовсе стала убыточной.

То, что участие спекулянтов в торгах ничего хорошего принести миру не способно, на Востоке и на Западе поняли, но поделать с этим пока ничего не могут. В частности, в июне 2009 года представители Организации стран - экспортеров нефти (ОПЕК) и Евросоюза провели совместное заседание, в ходе которого обсуждали возможность возникновения нового пузыря на рынке нефти. Однако конкретных мер стороны выработать так и не смогли - государствам пока нечего противопоставить инвесторам, вкладывающимся в сырье на фоне падения цен на недвижимость, колебания курсов валют и сокращения процентных ставок в банках.

Министерство финансов России в конце мая заявило о том, что нынешний рост цен на нефть на мировом рынке не имеет под собой объективных факторов. Правда, конкретных виновников названо не было. Зато в начале июня их назвал вице-премьер Игорь Сечин, курирующий российский топливно-энергетический комплекс, заявивший, что "экономически необоснованные посредники", то есть те самые спекулянты, сильно раскачивают рынок. И речь вряд ли шла о пенсионных фондах или американских учителях, играющих на нефтяном рынке - им просто не под силу совершать крупные сделки, способные влиять на движение цен. Это под силу только большим банкам.

Таким, например, как Goldman Sachs, который весной 2008 года опубликовал прогноз по нефти. В этом документе банк утверждал, что стоимость нефти в мире может вырасти до 150-200 долларов за баррель. Другие крупные банки в своих прогнозах были более осторожны, но почти все делали ставки на рост цен на нефть до 120-170 долларов за баррель. Так было положено начало масштабной игры на повышение, в ходе которой нефть покупалась по одной цене, а затем продавалась уже по более высокой. При этом глобальный кризис уже затронул мировую экономику - потребление нефти и темпы роста промышленного производства медленно, но верно снижались.

Такое положение вещей породило массу споров о справедливой цене на нефть, которая, по экономическим правилам, должна определяться соотношением спроса и предложения. По разным оценкам, сейчас стоимость нефти без учета геополитических факторов, курсов валют и конечно спекулянтов должна составлять от 40 до 50 долларов за баррель. Это гораздо ниже 66,46 доллара за баррель нефти на бирже NYMEX 3 июля 2009 года.

Однако у разных людей свое понимание справедливой цены, которое фактически базируется на необходимости бездефицитно свести бюджет, добиться роста экономики и увеличить объемы инвестирования в добывающую отрасль. Так, по мнению генерального секретаря ОПЕК Абдаллы аль-Бадри, в спекулятивном росте цен на нефть есть плюс - низкие цены приведут к недоинвестированию нефтяной отрасли, а высокие позволят поддержать уровни добычи и стабилизировать мировую экономику.

В понимании аль-Бадри справедливая цена на нефть могла бы составить 80 долларов за баррель. В то же время еврокомиссар по вопросам энергетики Андрис Пиебалгс считает стоимость нефти в 80 долларов за баррель завышенной, а справедливой называет цену в 70 долларов. По мнению Сечина, справедливая цена - 75 долларов за баррель, поскольку многие инвестиционные проекты составлены с учетом именно этого параметра. К тому же, при таком раскладе, российский бюджет-2009, рассчитанный исходя из стоимости нефти в 45 долларов за баррель, сможет получить дополнительную прибыль.

В ноябре 2008 года президент России Дмитрий Медведев отметил, что страна заинтересована в справедливых ценах на нефть, которые "не должны быть ни слишком низкими, ни спекулятивными". Президент России пояснил, что считает цену на нефть в пределах от 80 до 100 долларов за баррель - "неплохим коридором".

В июне текущего года Сечин предложил ограничить спекуляции фьючерсными контрактами, создав ряд механизмов, позволяющих привязать цены на нефть к соотношению спроса и предложения, а не к спекулятивному интересу. Каким образом это можно сделать, Сечин не уточнил.

В Евросоюзе со спекулянтами решили бороться при помощи ежемесячной публикации данных о запасах нефти. При этом европейцы намерены создать запасы равные объему двухмесячного потребления. Правда, сделано это будет только к 2013 году.

Экономика00:02Сегодня

Задолжали

Сколько нужно денег, чтоб прожить в России без кредитов?
Экономика10:55Сегодня

Из грязи в князи

Как экосистему бухты Воевода на острове Русский сделали эффективной