Возвращение закадычного врага

Владимир Гусинский захотел вернуться в Россию

В минувший четверг израильское издание The Marker опубликовало обширное интервью с бывшим российским медиа-магнатом Владимиром Гусинским. Подобная публикация сама по себе примечательна – с момента отъезда за границу в 2000 году он считанные разы общался с прессой. Однако гораздо больше интереса и, признаться, удивления вызвали слова бизнесмена о том, что он готов примириться с российскими властями и желает вернуться на родину. Какие цели преследует Гусинский, не очень ясно, однако единственное, чего он, похоже, добьется - это потеряет поддержку своих сторонников.

Изгнание

История конфликта Владимира Гусинского с властями России берет свое начало еще в 1993 году – именно тогда принадлежащая ему "Группа Мост" выступила учредителем телекомпании НТВ и газеты "Сегодня". В 1997 году все медиа-активы Гусинского, к которым прибавились издательский дом "Семь дней", журнал "Итоги", телекомпания "НТВ-Плюс" и доля в радиостанции "Эхо Москвы", перешли под управление новой и более широкой структуры – ЗАО "Медиа-Мост".

Наиболее ярким из всех принадлежавших бизнесмену СМИ был телеканал НТВ. За несколько лет работы на нем собралась профессиональная команда журналистов, которая готовила, пожалуй, самые интересные и рейтинговые передачи на всем российском телевидении. Имена ведущих телепрограмм – Леонида Парфенова, Евгения Киселева, Татьяны Митковой, Михаила Осокина, Светланы Сорокиной, Марианны Максимовской, Андрея Норкина – знали во всей России, а выпусков передач, даже новостных, ждали, как увлекательного кино.

Однако в 2000 году период благополучия и спокойствия закончился. У Гусинского и до этого бывали трения с правоохранительными органами, но тут дело дошло до ареста: Генпрокуратура обвинила его в мошенничестве при покупке "11-го канала" питерского телевидения. Якобы при стоимости актива в 10 миллионов долларов Гусинский потратил на его приобретение, с учетом взяток, чуть более миллиона долларов. Однако всего через три дня его освободили из СИЗО, а через месяц закрыли уголовное дело.

Как стало впоследствии известно от самого Гусинского, выйти на свободу ему удалось лишь благодаря тому, что он поставил подпись под договором, который обязывал его продать "Медиа-Мост" "Газпрому" за 773 миллиона долларов. По условиям сделки, живыми деньгами Гусинский должен был получить меньше половины этой суммы за счет погашения задолженности его компании перед "Газпромом". Объяснив, что документ был подписан "под дулом пистолета", Гусинский в сентябре 2000 года отказался выполнять его условия.

К тому моменту бизнесмен уже находился вне досягаемости российских властей – в июле, сразу после закрытия уголовного дела, он уехал в Испанию. Получив отказ в продаже "Медиа-Моста", "Газпром" обратился в Генпрокуратуру, которая возбудила новое уголовное дело о выводе полученных Гусинским от газовой компании средств за границу. Одновременно было возобновлено прежнее дело, которое ранее закрыли "за неимением состава преступления". Вскоре Гусинский был арестован испанскими правоохранительными органами и более года пробыл под домашним арестом. Тем не менее, России не удалось добиться его выдачи, и он был отпущен. Все активы, входящие в "Медиа-Мост", за это время постепенно перешли к "Газпрому".

В дальнейшем российские власти сумели еще раз добиться краткосрочного ареста Гусинского: в 2003 году Генпрокуратура снова потребовала его экстрадиции, на этот раз у Греции, однако в итоге также получила отказ. В 2007 году бизнесмен еще более укрепил свою безопасность, доказав испанским властям, что он является потомком сефардов, и получив полагающееся в таких случаях испанское подданство. Важность этого достижения объясняется тем, что Испания не выдает своих подданных иностранным государствам, в которых на них заведены уголовные дела.

Смена курса

Еще в самом начале 2001 года, уже находясь под домашним арестом в Испании, Гусинский дал довольно яркое интервью газете "Коммерсант". На тот момент было очевидно, что противостояние между ним и Москвой приняло серьезный оборот и что в России ему делать нечего. Гусинский говорил, не стесняясь – более того, он особо подчеркнул, что даст свое согласие на публикацию интервью только на условиях полного отсутствия правки текста.

Не считая слов о "полном беспределе" в России и "негодяях и кретинах" у власти, досталось тогда и лично Владимиру Путину, тогда уже президенту. "Уверяю вас, мы будем вспоминать Путина не как собирателя земли русской, а как уничтожителя и разрушителя", - сказал тогда Гусинский. Он, правда, оговорился, что президент проводит подобную политику "не потому, что он плохой. Он просто не понимает". Но тут же он жестко раскритиковал чеченскую кампанию, отметив, что "тот, кто отдал приказ бомбить Грозный, где оставались тысячи мирных жителей, рано или поздно будет назван военным преступником".

На фоне подобных слов заявления, сделанные Гусинским в последнем интервью, прозвучали абсолютно неожиданно и нелогично. Вдруг оказалось, что Путин "был порядочным человеком и сделал много хорошего" и что бизнесмен испытывает по отношению к нему уважение. Оказалось, что нелюбовь российского премьера по отношению к Гусинскому вполне оправданна и что вопрос о том, может ли бывший медиа-магнат вернуться на родину, должны решать именно российские власти. А на вопрос о том, хочет ли он сам вернуться, бизнесмен ответил утвердительно. Напомним, что в 2001 году подобная перспектива его совсем не прельщала. Не менее неожиданно прозвучали слова бизнесмена и о том, что все, связанное с делом "Медиа-Моста", "закончено на сто процентов", а сам он не является изгнанником.

Откровения Гусинского вызвали, по меньшей мере, удивление у тех, кто его знает. Например, журналист и писатель Виктор Шендерович рассказал в эфире "Эха Москвы", что за последние годы "много раз разговаривал с Владимиром Александровичем про Владимира Владимировича, и из цензурных слов (в этих разговорах - прим. Ленты.ру) изредка встречались предлоги". По мнению других знакомых и друзей бизнесмена, которых опросила газета "Ведомости", Гусинский поступил опрометчиво, сильно рискуя своей репутацией. Правда, один из них высказал идею, что интервью предназначено, скорее, для Путина, чем для кого-либо другого. А интернет-портал "Слон.ру" предположил, что, возможно, Гусинский просто устал вести бизнес с израильскими партнерами и надеется на то, что в России ему будет проще.

Между тем нельзя забывать еще и о том, что из оставшихся в России медиа-активов Гусинского – порталов NEWSru.com и "Ежедневного журнала" – последний носит подчеркнуто оппозиционный характер. Более того, совсем недавно "Еж" попал в довольно неприятную ситуацию, когда на его портале журналист Александр Подрабинек имел неосторожность в резких выражениях отозваться о ветеранах. Статья вызвала бурную реакцию со стороны прокремлевского движения "Наши", участники которого потребовали от журналиста извинений и устроили у его дома бессрочный пикет. Не исключено, что маневр Гусинского направлен на то, чтобы попытаться отвести гнев власть имущих от одного из своих последних активов. Правда, главред "Ежа" Александр Рыклин заверил "Коммерсант", что издание с бизнесменом больше никак не связано.

Что бы ни стало причиной полного отказа Гусинского от своих прежних позиций, какую бы цель он ни преследовал, стараясь всеми силами продемонстрировать лояльность российским властям, он очень рискует оказаться в еще большей изоляции, чем до сих пор. В Кремле вполне могут и не пойти бизнесмену навстречу – учитывая конфликты, которые возникали между Гусинским и российскими властями, последние могут перестраховаться и не отреагировать на его откровения. При этом, какое бы решение ни приняло руководство страны, своих сторонников Гусинский потеряет почти наверняка.

Интернет и СМИ00:04Сегодня

«Ты кусок дерьма. И каждый думает так же»

Главный комик-самодур настроил против себя половину Америки и вышел победителем