Задний ход

Президента Афганистана "убедили" в необходимости второго тура выборов

Почти двухмесячная подковерная борьба кланов и группировок, сопровождавшая подведение итогов президентских выборов в Афганистане, закончилась. Все участники процесса признали необходимость второго тура, который назначен на 7 ноября. Правда, для этого западным лидерам пришлось срочно "дожимать" главного противника нового голосования - действующего президента Хамида Карзая.

Причина для спешки была более чем уважительная - с наступлением зимы многие дороги в горных районах страны становятся непроходимыми, поэтому второй тур нужно было или провести до наступления холодов, или отложить до весны. Однако оттягивать решение вопроса о главе государства до весны невыгодно слишком многим, в первую очередь США. И не только из-за имиджевых потерь.

В конце сентября 2009 года главнокомандующий Международными силами содействия безопасности в Афганистане, американский генерал Стэнли Маккристал в секретном отчете о ходе войны пришел к выводу, что без усиления афганского контингента "миссия, скорее всего, будет провалена". Его диагноз был по-военному прямолинеен и однозначен: "Неспособность перехватить инициативу у повстанцев и переломить ход кампании в ближайшие 12 месяцев может означать окончательную потерю перспектив победы".

Тратить половину этого срока на симуляцию мирного процесса подготовки к выборам вместо активных операций было бы очень неразумным. В Вашингтоне разгорелись дебаты - ведь речь идет об отправке в Афганистан еще 40 тысяч военнослужащих армии США.

Своя интрига завязалась в это время и в самом Афганистане. Согласно объявленным 16 сентября предварительным результатам голосования, на выборах победил Хамид Карзай. Причем набрал он почти 55 процентов голосов, что делало его победителем уже по итогам первого тура. Впрочем, штаб президента объявил о победе уже на следующий день после выборов, которые прошли еще 20 августа. С тех пор Карзай не просто жестко отстаивал свою победу в первом туре, но, по отзывам знающих его людей, буквально приходил в бешенство от любых попыток эту победу оспорить. Особенно если они исходили от представителей Запада.

Чиновники ООН и представители американской администрации сами некоторое время не могли определиться, чью сторону принять. В жертву Карзаю был принесен Питер Гэлбрайт, заместитель главы миссии ООН в Афганистане Кая Эйде. Гэлбрайт последовательно выступал против подтасовок и фальсификаций, за что, по ходатайству министров Карзая, и был отстранен от работы. Причем решение принимал лично Генсек ООН Пан Ги Мун.

Позже Гэлбрайт выступил с публичными обвинениями руководства миссии ООН и лично Эйде в "отрицании или преуменьшении" фактов подтасовок и фальсификаций. Причем Гэлбрайт уточнил, что руководство миссии отказывалось даже обсуждать факты мошенничества, так как это якобы могло способствовать "росту напряженности в стране". Свою позицию отстраненный чиновник обозначил четко: "На мой взгляд, мошенничество является фактом, который ООН должна признать, иначе она рискует потерять уважение многих афганцев, которые не поддерживают президента Хамида Карзая", - заявил Гэлбрайт. Именно за это приближенные Карзая и назвали его "личным врагом" президента.

Гэлбрайт рассказал, что на комиссию по жалобам, которая и занималась подведением итогов выборов, оказывалось неприкрытое давление. Особенно возмутил его факты отмены комиссией своих же решений, по которым подсчет должен был идти "честно". Покинувший комиссию афганец Мустафа Баракзай заявил, что в "этой комиссии все решают только иностранцы, а мнение афганцев им безразлично".

Стало ясно, что отрицание очевидных фактов фальсификаций становится опасным. По закону, решение комиссии считается недействительным, если его не подписали ее члены-афганцы. До ухода Баракзая их там было двое. Отставка еще одного афганца окончательно превратила бы подсчет голосов и выявление фальсификаций в фарс.

То, что фальсификации и использование "административного ресурса" носили на афганских выборах массовый характер, не было секретом ни во время, ни даже еще до начала голосования. Однако после 20 августа все кому положено, и в первую очередь представители американской администрации, охарактеризовали выборы как "демократические", являющиеся важным шагом в "светлое будущее Афганистана".

Главный соперник президента Абдулла Абдулла также неоднократно заявлял о подтасовках. Он пообещал в случае признания победы Карзая в первом туре организовать протесты по типу иранских, только с автоматами в руках. Как говорится, куда ни кинь - всюду клин. Не талибы, так оппозиция.

Видимо, в американских коридорах власти победила точка зрения спецпредставителя президента США по Афганистану и Пакистану Ричарда Холбрука. Он заявлял, что вмешательство в выборный процесс извне приносит только вред. Уже 11 октября глава миссии ООН Кай Эйде "перестроился" и публично признал факт массовых фальсификаций на выборах.

Тогда же он пообещал, что результаты голосования будут объявлены в ближайшее время, и уточнил, что с ними должны будут согласиться все участники выборного процесса. Абдулла Абдулла давно заявлял о готовности ко второму туру, оставалось, видимо, как-то уговорить Карзая. Тем более что времени для организации еще одного голосования оставалось катастрофически мало - зима на носу.

С действующим президентом Афганистана поговорили и госсекретарь США Хиллари Клинтон, и британский премьер Гордон Браун, а также целый ряд чиновников ООН. Глава МИД Франции Бернар Кушнер лично отправился в Кабул для того, чтобы уладить этот вопрос.

В конце концов договорились - Карзай уступил. Судя по итоговым заявлениям сторон, фальсификации признали, однако далеко не в том объеме, в каком они имели место в действительности. По информации наблюдателей, работавших на выборах, сфальсифицированными могут оказаться от четверти до трети всех поданных бюллетеней. Естественно, подавляющая часть из них - это голоса в пользу Карзая.

Пик событий пришелся на 19 и 20 октября 2009 года - дальше тянуть уже было просто опасно. Центризбирком Афганистана объявил, что Карзай набрал 49,67 процента голосов, таким образом ему чуть-чуть, но все-таки не хватило для победы в первом туре. Сохранив лицо, президент Афганистана, ранее категорически отрицавший возможность второго тура, признал эти результаты. Повторное голосование назначено на 7 ноября.

Ранее, в то время когда в Вашингтоне уже поняли, что второго тура не избежать, а в Кабуле еще сопротивлялись этой перспективе, Хиллари Клинтон заявила, что подготовка к еще одному голосованию идет полным ходом. Бюллетени, по ее словам, уже отпечатаны, а военные разрабатывают планы обеспечения безопасности избирательных участков.

И уже после достижения компромисса руководитель аппарата Белого дома Рам Эмануэл заявил, что усиления афганского контингента армии США не произойдет до разрешения политического кризиса в стране. Америка должна убедиться, что новое афганское правительство является "надежным партнером". Заявление на первый взгляд странное (а если окажется "ненадежным"? выведут войска?), но определенное - значит, настоящая война с талибами начнется после выборов.

Правда, тут же некоторым диссонансом, а возможно и предупреждением, прозвучали слова главы Пентагона Роберта Гейтса. Он сказал, что вопрос о размещении дополнительных сил в Афганистане не должен увязываться с решением политических вопросов. Видимо, дискуссии в Вашингтоне все еще продолжаются.

Влад Гордеев

Мир00:0121 мая
Яир Нетаньяху

Маленький принц

Он снимает проституток, сорит деньгами и живет у родителей. Его папа — премьер