Курултай вместо матерщины

Власти Киргизии попытались поговорить с народом

23 марта в Киргизии начался Курултай согласия - масштабный съезд с участием представителей различных регионов, религиозных сообществ и профессиональных групп. Мероприятие организовано руководством республики, утверждающим, что курултай станет площадкой для общения власти с народом и обсуждения вопросов, волнующих общественность. Мнения делегатов президент Курманбек Бакиев (который также принимает участие в съезде) даже пообещал учесть в ходе принятия государственных решений.

Дело в том, что решения по ключевым для страны вопросам киргизские власти неоднократно принимали, не обсуждая их с населением. И даже вопреки его (населения) мнению. Таким решением, например, стало недавнее повышение тарифов на электричество и отопление. С 1 января 2010 года, напомним, тарифы были повышены в несколько раз, а на июль уже запланировано очередное подорожание. Таким образом в правительстве решили собрать деньги на модернизацию энергосистемы и строительство новых электростанций.

"Сегодня каждая семья материт правительство"

Власти, конечно, объясняли, что подорожание света и тепла экономически обоснованно, но при этом прекрасно понимали, что эти объяснения мало кого удовлетворят. Как заявил в конце января премьер-министр Данияр Усенов, "сегодня каждая семья в Кыргызстане материт правительство Усенова за то, что оно пошло на кардинальные меры по повышению тарифов". При этом отменить скандальное решение и вернуть прежние тарифы (как этого требовали, в частности, участники недавнего митинга в Нарынской области) премьер отказался.

Ситуация с тарифами, в общем, наглядно проиллюстрировала взаимоотношения власти и народа: власть принимает решения, народ может материться, но в итоге вынужден подчиняться. Объединить недовольных и заставить власть пойти на уступки могла бы сильная оппозиция, но таковой в Киргизии в настоящее время нет.

Теперь вот недовольным предложили курултай. Если руководствоваться наблюдениями киргизского премьера о настроениях в народе, то на съезд, наверное, должны были бы приехать хотя бы несколько человек из тех, кто "материт правительство". И не просто приехать, но и выступить там (если уж руководству страны действительно интересно, что о нем думают простые граждане). Однако организаторы мероприятия, похоже, позаботились о том, чтобы ничего особо обидного в свой адрес от делегатов власти не услышали.

Напротив, пока что на курултае царит в целом мирная атмосфера. Делегаты хвалят выступление президента (открывшего съезд) и заявляют, что "демократия в Киргизии вошла сегодня в новую историческую фазу". Тему тарифов участники съезда, конечно, не обходят. Но ограничиваются просьбами пересмотреть непопулярное решение. Вот что заявила, к примеру присутствовавшая на съезде представительница партии "Ар-Намыс" ("Достоинство") Бодош Мамырова: "Люди считают повышение тарифов необоснованным. Мы просим власти пересмотреть новые тарифы".

По сути делегатам дали возможность в мягкой форме озвучить недовольство граждан (недовольство, о котором руководство страны знало и до курултая). Эти заявления стали подходящим фоном для выступления президента, который также затронул тему тарифов. Курманбек Бакиев признал, что "решения правительства в части оплаты электроэнергии не могли не вызвать озабоченности граждан", и заверил, что правительство думает над тем, как сделать эти меры менее болезненными для населения (по его словам, "должны быть просчитаны все плюсы и минусы как введения дополнительных льгот, так и повышения зарплат бюджетникам").

О возможности пойти на некоторые уступки в вопросах тарифов власти Киргизии заявляли и ранее. Курманбек Бакиев, в частности, поручил провести независимый аудит, целью которого будет проверка обоснованности решения чиновников о подорожании тепла и света. Вроде бы от результатов этого аудита будут даже зависеть планы правительства по очередному этапу повышения тарифов (того, что запланировано на июль). Наблюдатели полагали, что в крайнем случае президент может даже "сдать" премьера Данияра Усенова, одобрившего рост цен на коммунальные услуги. "Если волна протеста будет нарастать и власти не смогут с этим справиться, тогда им можно прийти к варианту: козел отпущения - премьер Данияр Усенов", - рассуждает политолог Марс Сариев. Дескать, "тарифы были завышены, а царь об этом не знал".

И, разумеется, на какое бы послабление, касающееся тарифов, власти ни пошли, уступка будет представлена как результат "диалога власти и народа" на президентском курултае.

"Родственные связи опутывают нас по рукам и ногам"

В своем выступлении Бакиев затронул и другие темы. Например, высказался о семейственности и коррупции. Правда, какую позицию по этому поводу занял сам президент, понять было трудно. С одной стороны, вроде бы осудил ("Родственные связи и коррупция опутывают нас по рукам и ногам", - сказал Бакиев). Однако тут же заявил, что вопрос является "архисложным". Мол, "очень опасно оторваться от собственных корней и самобытности", хотя, с другой стороны, "семейственные связи стали препятствием на пути развития страны".

Имени своего сына, Максима, президент в своей речи не назвал. Впрочем, в этом и не было необходимости. Участники съезда едва ли нуждались в напоминаниях, чтобы вспомнить о президентском родственнике, коль уж речь зашла о семейственности.

Максим Бакиев, напомним, недавно занял пост главы Центрального агентства по развитию, инвестициям и инновациям (ЦАРИИ), в управление которому были переданы активы государственных предприятий (одному из подразделений ЦАРИИ, к примеру, отдали в управление акции золотодобывающей компании "Кыргызалтын"). Назначение стало одним из результатов инициированной Бакиевым реформы государственного управления. Реформа, кстати, тоже проводилась под лозунгами заботы о народных интересах и обновления страны. В результате "обновления" во главе правительства оказался бывший вице-премьер Данияр Усенов, которого оппозиция неоднократно обвиняла в коррупции и которому жители страны теперь обязаны повышением тарифов. А на место руководителя новой влиятельной структуры - агентства по инвестициям - президент назначил своего сына.

В прессе Максима Бакиева неоднократно называли "серым кардиналом" киргизской экономики (сам он подобную информацию опровергал). Его новое назначение наблюдатели расценили как попытку легитимизировать участие президентского родственника в принятии ключевых для экономики решений, а в перспективе - подготовить Бакиева-младшего к роли "преемника". Сторонники этой версии обращали внимание и на недавние поправки к киргизской конституции: согласно этим изменениям, пост президента временно (в случае если действующий глава республики не может исполнять свои обязанности) может быть передан тому лицу, которое назначит особый орган - Государственный совет. Фактически это дает возможность президентскому окружению выбрать "преемника" по своему усмотрению.

И после этого президент заявляет, что вопрос о семейственности "архисложный" и предлагает делегатам курултая "вместе искать ответы". Хотя на самом деле курултай здесь ни при чем. Если бы Курманбек Бакиев захотел показать народу пример борьбы с семейственностью, то мог бы обойтись без назначения своего сына главой нового агентства (и без назначения, например, своего брата Жаныша главой службы государственной охраны). И это ничуть не означало бы "отрыва от корней". А если существующее положение дел глава республики считает нормальным, то и обсуждать это на курултае нет смысла.

"Взять власть в свои руки?"

Оппозиция "президентский курултай" проигнорировала. Оппозиционеры расценили съезд как попытку властей создать видимость демократии. "Почему они инициировали курултай? Потому, что чувствуют свою нелегитимность, - заявила одна из лидеров "тюльпановой революции" Роза Отунбаева, - Народ просто не признает их за власть. Поэтому им в очередной раз надо устроить шоу".

За неделю до инициированного Бакиевым съезда оппозиция организовала альтернативный курултай. На нем прозвучали уже традиционные призывы "взять власть в свои руки". Выступавшая на съезде Роза Отунбаева заявила: "Свергнув акаевскую диктатуру (Аскар Акаев - прежний президент Киргизии - примечание Ленты.Ру), мы получили еще худший вариант".

Участники оппозиционного курултая выдвинули руководству страны ультиматум. Потребовали, в частности, отменить повышенные тарифы на тепло и свет, освободить находящихся в заключении сторонников оппозиции и вернуть государству ряд стратегических предприятий (которые, по мнению оппозиционеров, были проданы за бесценок). От властей потребовали и расследования информации о деятельности финансового консультанта Евгения Гуревича, компания которого недавно выиграла тендер на управление активами Фонда развития (одного из подразделений упомянутого агентства ЦАРИИ). В начале марта, напомним, стало известно, что итальянский суд выдал ордер на арест Гуревича по подозрению в причастности к масштабной финансовой афере. Само агентство, которым руководит президентский сын, оппозиционеры потребовали расформировать.

На выполнение требований участники альтернативного курултая дали властям срок до 24 марта. В противном случае они пригрозили начать акции, целью которых станет "установление истинно народной власти".

Подобные угрозы руководство Киргизии слышит далеко не в первый раз. Весной прошлого года, помнится, оппозиция также выдвигала властям ультиматумы и даже вроде бы собиралась устроить "майдан" (шансов на успех которого, впрочем, было крайне мало). Тогда власть переиграла своих противников: были объявлены досрочные президентские выборы, в результате протестная кампания была переведена в легальное русло (правда, для оппозиции она все равно закончилась провалом).

В нынешней ситуации направить протестную волну в безопасное русло власти, очевидно, рассчитывают с помощью курултая. Осталось только придать какой-то вес лозунгам о "диалоге власти и народа" (например, отложить очередное повышение коммунальных тарифов). Чтобы народ мог хотя бы сделать вид, что он этим лозунгам поверил.

Бывший СССР00:28 3 апреля

Батькины нацисты

Белорусские правые зачищают страну от России. Лукашенко не против
Бывший СССР00:0021 апреля

Президентский отжим

Порошенко припомнили старые грехи. Теперь у него серьезные проблемы