Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Казус Михалкова

Российские журналы критически оценили манифест режиссера

Главной темой прошедшей недели в российских еженедельниках, как и следовало ожидать, стал политический манифест кинорежиссера Никиты Михалкова. Текст этого примечательного документа авторы российских журналов с удовольствием разбирали по косточкам, упражняясь в остроумии и внимательности к деталям. Сходятся все, впрочем, в одном - с художественной точки зрения текст безобразен.

Никита Михалков, напомним, сочинил пространный документ "Право и правда. Манифест просвещенного консерватизма". Документ занимает 63 страницы, был опубликован 26 октября и уже передан для ознакомления руководителям государства. "Эйфория либеральной демократии закончилась! Пришла пора - делать дело!" - провозгласил кинорежиссер, дав своим критикам и прочим скептикам повод оттянуться.

Для читателей "Огонька" тему "манифест Михалкова" раскрыл главный редактор журнала GQ Николай Усков ("Холопы неразумные"). Автор прочел программный текст режиссера, "зевая от скуки", и полагает, что неоконсерватизм, к которому призывает Михалков, уже построен в России руками Владимира Путина. Михалков, полагает Усков, ранее подсадивший российскую правящую элиту на Победоносцева с Ильиным, теперь банально пытается "продать просроченный товар вторично". В заключение Усков призывает (то ли Михалкова, то ли аудиторию) прекратить языком трепать и отправляться строить качественно новую Россию.

The New Times разглядел в манифесте Михалкова удивительную гармонию с чаяниями президента, пардон, главы Чеченской республики Рамзана Кадырова. Последний недавно заявил Newsweek, что желал бы вновь видеть премьер-министра Владимира Путина на посту президента России до тех пор, пока он, то есть Путин, жив. Если расценивать это заявление как заявку Путина на участие в выборах президента России в 2012 году, то манифест Михалкова журнал предлагает рассматривать в качестве идеологической подпорки возвращения премьера в Кремль. В рамках концепции, озвученной Михалковым, полагает издание, президент должен быть либо царем, либо диктатором. Ровно этого жаждет и Кадыров, лаконично завершает рассуждение автор.

Помимо политических трактовок, The New Times предлагает и разбор сущностной части манифеста, которую проделал профессор МГИМО Андрей Зубов. Эксперт приходит к выводу, что документ предлагает (а) отменить контроль общества над властью и (б) строить будущую диктатуру на базе старого советского государства. Короче говоря, резюмирует Зубов, документ за авторством Михалкова является "банальной заявкой на узаконивание авторитарного режима в интересах советской элиты".

Пока другие журналы искали смыслы в тексте Михалкова, "Коммерсант-Власть" искал идеологического советника автора манифеста ("Придворная проповедь"). И нашел его в администрации президента России. Это, предполагает журнал, замглавы администрации президента Владислав Сурков, который таким замысловатым способом, через Михалкова, поделился с россиянами программой "обустройства России в целом". Впрочем, заподозрили известного режиссера в подобной несамостоятельности зря. Михалков неоднократно доказывал, что его личная симфония с нынешней властью звучит вполне себе замечательно.

Помимо конспирологических изысканий в области литературоведения журнал предлагает читателям занимательное путешествие по страницам манифеста, разбирая разбросанные по его страницам идеи, мифы, ошибки и аллюзии. Чего стоит комментарий михалковской фразы "Мы не Гондурас". Действительно, не Гондурас, язвительно отмечает журналист. В Гондурасе за попытку удлинить президентский срок глава государства лишился поста. Ну и так далее.

Помимо широко обсуждавшегося в СМИ манифеста Михалкова, перед праздниками журналы выдали еще ряд интересных материалов. Празднично отметился "Огонек", большую часть своих площадей в преддверии 7 ноября посвятивший Ленину, происхождению вождя мирового пролетариата и революционной эпохе. Не стоит пропускать и статью Ольги Алленовой "В поисках Чегема", посвященную Абхазии. В ней автор рассуждает о том, как изменят это государство российские инвестиции и сопровождающий их русский язык.

The New Times предлагает своим читателям узнать ответ на вопрос "Почему молчим?", то есть на вопрос, почему эти самые читатели не ходят на митинги. Хотя поводов вроде бы предостаточно. В пример россиянам журнал приводит французов, которые ходят на митинги, как на работу. Журнал "Итоги", разыскавший проект нового штатного расписания МВД, утверждает, что этот документ "является самым зримым результатом реформы ведомства". Ну и подробно его анализирует. Для интересующихся темой - must read.

Околосколковской теме посвящены две интересные статьи в The New Times ("Инноград обреченный") и "Огоньке" ("Тепличный хай-тек"). Первая - экскурс в историю развития науки с помощью госрегулирования, второй - про то, как "фабрикой инноваций" стал Израиль (куда приехало слишком много русских).

Журналисты "Коммерсанта-Власть" Олег Кашин и Павел Коробов выяснили (статья "Чудо шаговой доступности"), что в Москве забуксовал проект строительства 200 быстровозводимых храмов. Не ясно, например, сколько именно необходимо средств на строительство железобетонной лепоты. Неизвестно и то, кто именно будет ходить во все эти храмы в столице, как и то, сколько вообще верующих имеется среди москвичей. Короче говоря, перспективы православной точечной застройки Москвы оказались довольно туманны.

Еще одна статья на архитектурную тему - "Кадаши против Хеопса" обозревателя "Власти" Григория Ревзина, которая посвящена "проблеме московского наследия". По мнению автора, сегодня архитектурное наследие Москвы является ее главным пассивом, как в экономическом смысле, так и в политическом. "Проблема культурной идентичности Москвы не имеет решения", - мрачно подводит итог автор, отмечая, что замена Юрия Лужкова на Сергея Собянина не поможет российской столице.

Интернет и СМИ00:03Сегодня

«От просмотра начинает тошнить»

Эта семья дружно рыгала и толстела на потеху публике. Телешоу превратило их жизнь в кошмар