Новости партнеров

Вторая попытка

Убившему школьника милиционеру прибавили срок

14 февраля Барун-Хемчикский районный суд Тувы приговорил к трем годам и трем месяцам колонии общего режима бывшего милиционера Баира Борбак-оола, который застрелил школьника и ранил школьницу. Это уже второй приговор, вынесенный экс-милиционеру. Ранее ему дали один год и три месяца колонии-поселения, но Верховный суд Тувы отправил дело на пересмотр. С учетом того, что правоохранительные органы настаивают на случайности убийства, три с небольшим года - максимальное наказание, которого можно было ожидать.

Баир Борбак-оол пошел работать в ГИБДД в 2003 году, когда ему было 23 года. В милиции утверждают, что он был хорошим сотрудником и ни разу не попадал ни в какие двусмысленные ситуации. В 2008 или в 2009 году неработающая жена Борбак-оола родила дочь-инвалида. После этого милиционер стал выглядеть еще более образцово-показательно: он превратился в единственного кормильца семьи с больным ребенком.

Прекрасная репутация была разрушена одним махом 24 октября 2009 года. Поздно вечером Борбак-оол дежурил на дороге в административном центре Барун-Хемчикского района, селе Кызыл-Мажалык. В это время компания старшеклассников возвращалась в Кызыл-Мажалык из соседнего села Шекпээр, где проходил буддистский религиозный праздник. Школьники ехали на автомобиле ВАЗ-2106 (по сведениям некоторых СМИ, также в машине находились две случайные пассажирки, подсевшие по дороге). За рулем машины сидел 17-летний Ай-Мерген Анзат.

Борбак-оол остановил ВАЗ-2106 для проверки. После краткой беседы милиционеру показалось, что юный водитель пьян, и он попросил его выйти из машины. Как позднее утверждал Борбак-оол, Анзат не повиновался его требованию и тронулся с места. Милиционер побежал за машиной и случайно нажал на спусковой крючок табельного пистолета. Пуля насквозь прошла через шею Анзата и попала в живот 17-летней Айланмаа Саае, сидевшей на месте рядом с водителем. После этого Борбак-оол на служебной машине отвез пострадавших в больницу. Анзата врачи спасти не смогли - 28 октября юноша умер. Саая оставалась в больнице до 10 ноября.

Поступок Борбак-оола вызвал широкий резонанс по двум причинам. Во-первых, это было второе по-настоящему громкое преступление "евсюковского цикла". Начальник московского ОВД "Царицыно" Денис Евсюков устроил стрельбу в столичном супермаркете в апреле 2009 года; затем убил школьника Борбак-оол; и только потом к кампании по дискредитации родного ведомства подключились милиционеры, убившие уроженца Абхазии, снегоуборщика и "клиента" вытрезвителя.

Во-вторых, Борбак-оол умудрился выстрелить в Анзата в тот же день, когда другой тувинский милиционер Аян Павлов попал в еще более неприятную историю. Утром 24 октября 25-летний Павлов заступил на дежурство в столице республики Кызыле, получил табельный пистолет и вместо поста отправился в ресторан. Вскоре двое милиционеров обнаружили Павлова пьяным, посадили его в машину и повезли в наркодиспансер. По дороге Павлов достал пистолет, убил обоих коллег и застрелился. Этот случай стал причиной немедленного увольнения главы МВД Тувы Виктора Лесняка.

Первоначально преступление Павлова привлекло больше внимания, чем действия Борбак-оола. О событиях в Кызыл-Мажалыке СМИ вообще не сообщали до 27 октября. Однако вскоре общественность решила, что события в селе все же заслуживают большего внимания. В случае с Павловым жертвами стали его же коллеги, а в случае с Борбак-оолом - едва ли не дети. Кроме того, Павлов покончил с собой, тем самым лишив общественность возможности следить за разбирательством по его делу. В случае с Борбак-оолом такая возможность присутствовала, и ее использовали на всю катушку.

Сначала Борбак-оол утверждал, что достал табельное оружие и привел его в готовность, так как Анзат был пьян и угрожал ему предметом, похожим на пистолет. Коллеги поверили милиционеру: по итогам проверки, проведенной по горячим следам, МВД объявило, что Борбак-оол не нарушал закон. Позднее при обыске в ВАЗ-2106 даже обнаружили игрушечный пистолет, которым водитель якобы пугал сотрудника ГИБДД. Однако в декабре 2009 года Борбак-оол, к тому моменту уже находившийся под арестом, сознался в подтасовке. Он заявил: "Я случайно застрелил парня, а потом подбросил в машину игрушечный пистолет". Версия о том, что школьник был нетрезвым, также не подтвердилась - эксперты не нашли в крови юноши следов алкоголя.

Несмотря на первоначальные ложные показания и подброшенный пугач, суд принял во внимание последующее раскаяние Борбак-оола и согласился рассмотреть дело в особом порядке. Это означает, что подсудимый полностью признает свою вину, благодаря чему суду не приходится тратить время на рассмотрение всех доказательств, а судья взамен назначает ему не более двух третей максимального срока наказания. Для Борбак-оола это всего ничего: ему предъявили обвинения по второй части 109-й статьи УК РФ ("Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей") и по второй части 118-й статьи ("Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей"). Наказание, предусмотренное первой статьей - от трех лет ограничения до трех лет лишения свободы; вторая статья предусматривает от четырех лет ограничения свободы до одного года лишения свободы.

Государственный обвинитель потребовал для Борбак-оола те самые две трети максимального срока - два с половиной года колонии. А судья Барун-Хемчикского районного суда в феврале 2010 года вынес еще более мягкий приговор. Подсудимого, к тому моменту уже уволенного из милиции, приговорили к 15 месяцам колонии-поселения. Причем государственный обвинитель первоначально сказал журналистам, что решение суда его устраивает и обжаловать приговор он не станет.

Однако родственники Анзата и Сааи заставили прокуратуру изменить свою позицию. Приговор все же был обжалован. Одновременно родственники погибшего и пострадавшей почему-то отозвали свой гражданский иск с требованием компенсации в сумме 4 миллиона рублей. Они заявили, что в будущем, возможно, снова потребуют компенсацию, но уже не от самого Борбак-оола, а от МВД Тувы.

В апреле 2010 года Верховный суд Тувы отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение в Барун-Хемчикский суд. Начать новое рассмотрение планировалось в мае, но неожиданно дело застопорилось. Выяснилось, что адвокат обвиняемого - сын врача, который осматривал Анзата и Сааю. Судья счел, что родственная связь между адвокатом и свидетелем обвинения недопустима, и направил дело в прокуратуру на доработку. Борбак-оолу сменили адвоката, а обвинительное заключение было переделано. Затем обвиняемый попросил, чтобы дело и во второй раз рассматривали в особом режиме. Однако теперь родственники погибшего и пострадавшей уже были просвещены насчет двух третей максимального срока. Они добились рассмотрения дела в обычном режиме.

Рассмотрение началось осенью 2010 года. Борбак-оол к тому времени уже был отпущен из-под ареста под подписку о невыезде. Он не доставлялся на заседания под конвоем, а приходил самостоятельно и затем возвращался домой. Общественность, уставшая от двухлетнего разбирательства и вообще начавшая терять интерес к "евсюковской" теме, обращала на новости об этом процессе все меньше и меньше внимания.

14 февраля 2011 года Борбак-оолу дали три года и три месяца колонии общего режима. Хотя это максимальное наказание, которое можно было назначить по вторым частям 109-й и 118-й статей, для неискушенного человека оно все же выглядит неоправданно мягким. Все дело в трактовке понятия "случайность". Практически очевидно, что выстрел в Анзата и Сааю не был стопроцентно умышленным: Борбак-оол вряд ли подстерегал школьников на дороге, осознанно намереваясь их убить. Но все же и "убийством по неосторожности" (с бытовой, а не со строго юридической точки зрения) случившееся назвать трудно. С точки зрения неискушенного человека, "убийство по неосторожности" - это когда вы, например, роняете при строительстве дачи бревно и оно пробивает кому-то голову. А когда вы в конфликтной ситуации размахиваете перед оппонентом приведенным в боеготовность пистолетом, и неожиданно раздается выстрел - это уже несколько иной случай.

Таким образом, юридически совершенно справедливый приговор кажется слишком мягким большинству простых людей. Впрочем, настоящей бури в интернете этот приговор не вызвал. Пользователи блогов и форумов возмущаются, но не особенно активно; наиболее распространенный мотив - "ну а чего еще можно было ожидать". Похоже, тема "милицейского беспредела" в целом и "стрельбы по тувинским школьникам" в частности действительно успела сильно надоесть россиянам.