Спор серьезных людей

Суд признал крупного банкира виновным в хищении денег у депутата Госдумы

4 апреля Мещанский суд Москвы заочно приговорил находящегося в бегах банкира Александра Гительсона к пяти годам колонии за хищение 495 миллионов рублей у депутата Госдумы Аднана Музыкаева. Так закончилось одно из самых интересных в череде дел, возбужденных в отношении Гительсона после крушения его "банковской империи" ВЕФК. Осужденный утверждает, что действительно получил 495 миллионов от Музыкаева, но это была частичная уплата долга. Якобы некогда Гительсон выделил Музыкаеву 3 миллиарда рублей на предвыборную кампанию.

Александр Гительсон родился в Украинской ССР в семье военного, который после рождения сына вместе с семьей вернулся на родину в Ленинград. К моменту развала СССР Гительсон успел стать главным инженером арендного КБ предприятия "Специальное проектно-конструкторское и технологическое бюро микропроцессорных устройств". С 1988 года он занимался бизнесом (в основном торговал компьютерной техникой). В 1989 году Гительсон основал банки "Петровский" и "Аэрофлот", а в 1991 году переехал на Кипр, где возглавил компанию BTI Communication Ltd (по данным СМИ, стартовый капитал он получил в виде кредита в Израиле, а приумножил в ходе игры на бирже).

Адвокаты Гительсона утверждают, что именно на Кипре банкир в 1993 году познакомился с уроженцем Чечни Аднаном Музыкаевым (который тогда был гендиректором московской газеты "Россия"). Между ними завязалась дружба. В 1995 году Гительсон основал в Санкт-Петербурге Петро-Аэро-Банк (с первыми двумя банками дела шли не очень хорошо - контроль над "Петровским" Гительсон утратил в 1992 году, а "Аэрофлот" в 1997 году обанкротился). Музыкаев, узнав о новом начинании друга, заявил, что обладает связями во властных структурах. Гительсон начал платить ему за покровительство.

С начала 2000-х годов Гительсон стал покупать банки с такой активностью, что его прозвали "коллекционером банков". По словам некоторых источников, бизнесмен поставил перед собой задачу утвердиться в банковской сфере и в качестве символа успеха вернуть себе банк "Петровский". Для упорядочивания своей деятельности Гительсон в 2003 году создал ОАО "Восточно-европейская финансовая корпорация". Банковская сеть ВЕФК стала настолько крупной, что ее начали называть конкурентом Сбербанка. В 2006 году Гительсон исполнил свою мечту - он купил "Петровский" (к тому моменту переименованный в МДМ-банк Санкт-Петербург) и дал ему название Банк ВЕФК. В 2007 году корпорация открыла филиал за рубежом. Банк "ВЕФК Баня Лука" стал первой российской кредитной организацией на территории бывшей Югославии.

В банках ВЕФК располагались пенсионные счета. Аналитики утверждают, что сотрудничество с Пенсионным фондом использовалось как своего рода страховка - Гительсон надеялся, что государство не позволит банкротить банк, крах которого может привести к задержкам выплаты пенсий и социальным потрясениям. При этом, по мнению аналитиков, Гительсон более чем смело распоряжался активами, часто проводя рискованные операции.

Адвокаты банкира рассказывают, что в 2006 году Музыкаев, тогда занимавший пост помощника председателя Счетной палаты, попросил у Гительсона 3 миллиарда рублей на предвыборную кампанию. К тому моменту уроженец Чечни уже успел побыть членом Совета Федерации, советником секретаря Совета безопасности, советником председателя Госдумы и вице-губернатором Таймырского автономного округа. По словам адвокатов, Музыкаев утверждал, что избраться в Госдуму ему поможет лично сопредседатель "Справедливой России", спикер Совета Федерации Сергей Миронов. Якобы Музыкаев подчеркнул, что после избрания в Госдуму поможет бизнесу Гительсона. Кроме того, он пообещал в будущем вернуть деньги.

По утверждению адвокатов Гительсона, в течение 2007 года 3 миллиарда были переданы Музыкаеву сотрудниками Банка ВЕФК. Якобы иногда будущий депутат забирал деньги лично, а иногда за деньгами приезжал помощник спикера Совета Федерации по фамилии Завитаев или шурин Музыкаева по фамилии Рындак.

В 2007 году Музыкаев стал депутатом фракции "Справедливой России", выступив на выборах в составе партийной группы от Татарстана. Однако, как говорят адвокаты Гительсона, возвращать банкиру деньги он не спешил. Между тем ВЕФК начала испытывать серьезные сложности - в первую очередь с выплатой пенсий. В 2008 году Гительсон попросил Музыкаева вернуть хотя бы 500 миллионов рублей. Депутат согласился продать долю в предприятии, владеющем песчаным карьером, и передать Гительсону 495 миллионов рублей. Однако ВЕФК это не спасло. В октябре банки корпорации начали задерживать платежи физическим лицам. Пенсионные счета не только не сыграли роль "прикрытия", но напротив заставили власти обратить на ВЕФК повышенное внимание. В банках провели санацию. Было введено внешнее управление. Государство потратило на стабилизацию ситуации 50 миллиардов рублей. ОАО ВЕФК в итоге развалилась - часть банков продали, часть лишили лицензий. А Банк ВЕФК снова переименовали в "Петровский", после чего он стал филиалом банка "Открытие".

Начиная с февраля 2009 года в отношении Гительсона и ряда его подчиненных были возбуждены, по разным данным, от трех до пяти уголовных дел (в частности, широкий резонанс вызвало дело, фигурантом которого стал в том числе глава отделения Пенсионного фонда РФ по Свердловской области Сергей Дубинкин). Общую сумму ущерба, в нанесении которого обвиняют ВЕФК, аналитики оценивают в 6,64 миллиарда рублей. В марте 2009 года Гительсон был арестован. Сразу после этого Музыкаев стал требовать обратно свои 495 миллионов рублей. Причем адвокаты банкира утверждают, что его жене и дочери начали звонить некие люди, высказывавшие угрозы. Якобы они допускали антисемитские высказывания, а также обещали вывезти женщин в Чечню и держать в подвале.

Вскоре действия Гительсона по отношению к Музыкаеву были расценены следователями как мошенничество. Следователи пришли к выводу, что банкир просто одолжил у депутата 495 миллионов и не вернул. Рассказы адвокатов о предшествующем финансировании предвыборной кампании не были приняты во внимание.

Весной 2010 года Гительсона освободили из-под ареста в связи с тем, что президент РФ Дмитрий Медведев инициировал смягчение Уголовного кодекса в части, касающейся экономических преступлений. Банкир не преминул этим воспользоваться. Примерно через полгода он скрылся от следствия и был объявлен в международный розыск.

Расследование некоторых дел в связи с бегством банкира было приостановлено, другие продолжили потихоньку расследовать. А вот дело о хищении 495 миллионов у Музыкаева было решено рассмотреть в суде заочно. Процесс оказался совершенно "виртуальным" - на заседаниях отсутствовал не только обвиняемый, но и потерпевший (депутат сослался на занятость). Адвокаты Гительсона представили в суде его письменные показания, в которых подробно рассказывалось о передаче Музыкаеву 3 миллиардов рублей на предвыборную кампанию. Были допрошены свидетели. В частности, экс-сотрудница ВЕФК Марина Абросимова рассказала, что в 2007 году регулярно выдавала крупные суммы наличных некоему человеку, который ездил на машине в сопровождении автомобиля ГИБДД с мигалками. Адвокаты утверждают, что сотрудники ВЕФК опознали в этом человеке помощника спикера Совета Федерации Завитаева. Однако в суде это доказать не удалось.

После того как письменные показания Гительсона были оглашены в суде, один из адвокатов банкира Олег Левинсон пожаловался на угрозы. "Вчера, вернувшись с заседания и увидев пропущенный вызов, я набрал номер. Это был Музыкаев, который начал угрожать расправой мне и моим близким", - утверждал адвокат. Вскоре "Агентство еврейских новостей" обвинило Музыкаева в антисемитизме, особо подчеркнув: "Сергей Миронов, время от времени выступающий с заявлениями о необходимости противодействия ксенофобии и антисемитизму, предпочитает не замечать антисемитских инвектив, исходящих из уст депутата, входящего в его партию".

Однако в итоге судебное разбирательство окончилось победой Музыкаева. 4 апреля Мещанский суд Москвы признал Гительсона виновным в мошенничестве. Его заочно приговорили к пяти годам лишения свободы, а также обязали уплатить штраф в размере 1 миллион рублей и вернуть депутату 495 миллионов рублей. Кроме того, осужденный должен будет уплатить Музыкаеву 50 тысяч рублей за моральный ущерб. Судья не забыл даже о такой мелочи, как компенсация оплаты проезда нескольких свидетелей из Санкт-Петербурга в Москву. Гительсон должен будет вернуть им 30,5 тысячи рублей. Для обеспечения всех этих выплат суд постановил конфисковать 837 тысяч рублей со счета Гительсона в "Петровском" отделении банка "Открытие" и половину квартиры в Санкт-Петербурге.

Впрочем, защита Гительсона не сдается. Адвокаты объявили о намерении обжаловать приговор. Ресурсы для борьбы у банкира еще есть - по данным СМИ, после начала уголовного преследования он потерял лишь банковский бизнес, но смог сохранить контроль над другими активами. Скорее всего, в будущем адвокаты постараются все же перевести конфликт в политическую сферу. Пока их усилия ни к чему не приводят - сообщение о том, что банкир якобы финансировал предвыборную кампанию, не возымело широкого резонанса. "Новая газета" в конце февраля предлагала представителям "Справедливой России" опубликовать свою точку зрения на происходящее, но это предложение осталось без ответа. И отсутствие ответа не вызвало особого возмущения в СМИ и блогах. Похоже, что широкую общественность это дело вообще не очень интересует.