Небольшой, но грозный

Новый министр обороны ФРГ представил свой план реформы бундесвера

Едва успев начаться, реформа вооруженных сил Германии - самая масштабная с момента основания бундесвера - была приостановлена. В марте главный инициатор перемен Карл-Теодор цу Гуттенберг был вынужден подать в отставку с поста министра обороны в связи с обвинениями в плагиате при написании диссертации. Пришедшему ему на смену Томасу де Мезьеру понадобилось более двух месяцев, чтобы войти в курс дела. 18 мая он представил свою концепцию реформы, которая в этот же день была одобрена правительством.

Покидая пост министра обороны, цу Гуттенберг, в частности, заявил, что оставляет своему преемнику военное ведомство в полном порядке - главное для того, мол, принять эстафету и ничего не испортить. Однако на деле все оказалось не столь радужно. То, что у Томаса де Мезьера имеется собственный, независимый и к тому же весьма критичный, взгляд на реформу, стало очевидно, когда, встав во главе оборонного ведомства, он отправил в отставку одного из близких соратников цу Гуттенберга, государственного секретаря Вальтера Отрембу (Walther Otremba), отвечавшего за вторую фазу реформы - кардинальную перестройку минобороны и создание новых командных и административных структур.
box#2090664

Более того, весной в немецких СМИ появились тревожные сообщения о том, что разрекламированная цу Гуттенбергом реформа терпит первые неудачи, в том числе из-за просчетов при ее подготовке. Одним из узловых моментов реформирования бундесвера должна была стать приостановка призыва. Воинская повинность не отменялась как таковая и осталась закрепленной в конституции на случай возникновения угрозы национальной безопасности, но на практике призывников должны были заменить добровольцы. Последний обязательный призыв прошел в январе, а официально с одобрения бундестага и бундесрата он будет приостановлен с 1 июля.

В соответствии с планами цу Гуттенберга, численность бундесвера должна была быть сокращена на одну треть с 250 до 185 тысяч человек. При этом число добровольцев должно было достичь 15 тысяч. Соответственно, ежегодно планировалось набирать по 15 тысяч добровольцев, которые должны были служить по выбору 11 или 23 месяца. Однако обнаружилось, что требуемого числа желающих идти в армию не набирается. По данным Financial Times Deutschland, в марте о желании служить заявили 306 человек, то есть менее 10 процентов от необходимого числа новобранцев в 3077 человек. В министерстве обороны тогда предостерегли от поспешных выводов, сославшись на скорый запуск масштабной рекламной кампании службы в бундесвере, однако за последующие месяцы ситуация кардинально не поменялась.

Томас де Мезьер в начале мая встретился сначала с членами президиума парламентских фракций правящих в Германии партий ХДС/ХСС, потом с депутатами и подверг положение дел в доставшемся ему министерстве резкой критике. Утверждение цу Гуттенберга о том, что он "оставил свое ведомство в полном порядке", было воспринято де Мезьером саркастически. По словам министра, в нынешнем своем состоянии бундесвер вот-вот окажется не способен исполнять возложенные на него задачи. Более того, намеченные цели реформы, по крайней мере в том, что касается сокращения численности вооруженных сил, ни в коей мере не соответствуют среднесрочному финансовому планированию. Иными словами, при хорошо продвигаемой рекламе реформы, ее реальная подготовка при цу Гуттенберге сильно хромала.

Это можно объяснить тем, что предшественник де Мезьера пытался осуществить реформу с наскока. В принципе, как отмечает Deutschland Funk, никаких решительных перемен никто от цу Гуттенберга не требовал. Федеральный канцлер Ангела Меркель попросила лишь оценить, "какие последствия для национальной безопасности, внешнеполитического авторитета Германии, ее способности выполнять союзнические обязательства может иметь сокращение бундесвера на 40 тысяч кадровых военных и контрактников". Однако министр проявил инициативу. Показателен следующий факт. В рамках объявленной правительством масштабной программы по сокращению государственных расходов, за счет министерства обороны и армии к 2015 году планировалось сэкономить 4 миллиарда евро. Цу Гуттенберг же пообещал, что сможет сэкономить в два раза больше - 8,3 миллиарда.

Очевидно, что, перепроверив основные положения предполагавшихся перемен, Томас де Мезьер пришел к заключению, что осуществить их в том виде, в котором они были разработаны цу Гуттенбергом, нереально. При этом сами эти положения, предусматривающие сокращение численности армии, реформу закосневших командных и административных структур, приостановку призыва и перевод бундесвера на профессиональную основу, де Мезьер под сомнение не ставит. "Совершенно верно, что на протяжении многих лет бундесвер страдал от структурного недофинансирования. Правда также и то, что в своем нынешнем виде оборонное ведомство неуправляемо. Ранее были проведены лишь частичные реформы, теперь же мы должны взяться за дело основательно", - отметил Томас де Мезьер.

Необходимость реформы бундесвера диктуется внутриполитической и международной обстановкой. Бундесвер задумывался исключительно для обороны ФРГ и параллельно должен был служить устрашающим фактором для стран Варшавского пакта. Именно поэтому одно время численность немецкой армии достигала полумиллиона человек. Однако в 90-е годы прошлого века с распадом СССР и окончанием "холодной войны" ситуация изменилась, а вместе с ней изменились и задачи бундесвера. Так, в 1993 году, впервые после конца Второй мировой, немецкие военнослужащие были задействованы за границей в рамках миротворческого мандата ООН в Камбодже. Уже в 1999 году немецкие ВВС приняли активное участие в операции НАТО в Косово, а в 2001 году во исполнение союзнических обязательств Германия ввела войска в Афганистан.

Сама военная концепция страны претерпела изменения, суть которых лучше других резюмировал бывший министр обороны Петер Штрук (Peter Struck), заявивший, что "безопасность Германии теперь защищается на Гиндукуше". Очевидно, что бундесвер должен был стать более компактным, мобильным и профессиональным. Томас де Мезьер полностью разделяет эту точку зрения, и от цу Гуттенберга его отличает, пожалуй, лишь более взвешенный подход, отсутствие помпы и тяги к самопиару, что, кстати, уже было благосклонно воспринято военными. В среду, 18 мая, Томас де Мезьер представил сначала правительству, потом армейскому руководству и лишь после этого прессе основные корректировки, которые он намерен внести в реформу бундесвера.

Томас де Мезьер договорился с министром финансов Вольфгангом Шойбле об облегчении финансовой нагрузки на бундесвер. Детали не раскрываются, но, по некоторым данным, сумма в 8,3 миллиарда евро, которую планировалось сэкономить за счет армии к 2015 году, была сокращена ровно вдвое. Иными словами, де Мезьер фактически отыграл назад слишком оптимистичное предложение цу Гуттенберга, сделанное в 2010 году. Численность бундесвера будет сокращена до 170 тысяч кадровых военных и контрактников. Число добровольцев, с учетом очевидного нежелания молодых людей идти в армию, снижено с 15 до базовых 5 тысяч (при этом, если желающие все-таки найдутся, то численность добровольцев снова может быть доведена до 15 тысяч).

Число военнослужащих, готовых отправиться за границу для участия в вооруженных миссиях, напротив, было решено увеличить с 7000 до 10000. При этом бундесвер должен быть готов при необходимости участвовать сразу в двух крупных операциях (численностью от 30 до 50 тысяч человек) или в шести небольших кампаниях (по 10 тысяч военнослужащих). Число гражданских служащих бундесвера сократится с 76 до 55 тысяч. Численность министерства обороны, которую цу Гуттенберг планировал уменьшить вдвое, будет сокращена только на треть - с 3500 до 2000 человек. Остается неизвестной судьба более 400 военных объектов на территории Германии, многие из которых придется закрыть в результате сокращения численности вооруженных сил. Сколько и какие именно будут закрыты, станет известно лишь к осени.

Мир00:0114 июня
Эрнесто Че Гевара

Красный зверь

Че Гевара убивал детей, насиловал женщин и дико вонял. Романтикой и не пахло