Мертв и виновен

Водителя полпреда президента признали виновником аварии на Рублевке

ГУ МВД Подмосковья признало виновником аварии на Рублевском шоссе водителя полномочного представителя президента РФ в Госдуме Гарри Минха. Так как водитель погиб в той самой аварии, уголовное дело закрыли. Между тем, именно норма УПК, позволяющая закрывать дела погибших людей, недавно была оспорена в Конституционном суде адвокатом жертв другой "VIP-аварии". Суд еще не успел рассмотреть это заявление.

53-летний водитель Гарри Минха Владимир Шугаев имел стаж более 30 лет, из них 10 лет - в управделами президента. В свободное время Шугаев участвовал в гонках, он являлся бронзовым призером чемпионата России по авторалли. Впрочем, иногда хобби и работа смешивались. На странице водителя в социальной сети можно увидеть видеоролик под названием "Просто работа", на котором запечатлены "гонки" на служебной машине. На похоронах Шугаева его коллега по имени Сергей (не назвавший свою фамилию) сказал изданию "Русский репортер": "Вы поймите, ты начинаешь гонять по просьбе шефа, а потом тебе самому уже нравится. Чувство определенной безнаказанности расслабляет".

Газета "Комсомольская правда" раскопала в своих архивах комментарий, оставленный в 2005 году под статьей о нашумевшем ДТП, в котором погибли губернатор Алтайского края Михаил Евдокимов, его водитель Иван Зуев и охранник Александр Устинов. Журналисты КП утверждают, что этот комментарий оставил тот самый Владимир Шугаев, который работал у Минха.

В комментарии, в частности, говорится следующее (орфография и пунктуация сохранены): "Да охраняемые машины двигаются с большой скоростью, но это не блаж - это необходимость. Т.к. данное условие усложняет нападение". Впрочем, автор комментария подчеркивал: "Задача такого водителя не ублажать перевозимое лицо, а безопасно (именно безопасно) доставить из точки А в точку В. Так что нарушать правила ПДД Зуев мог, но только убедившись что он правильно понят другими участниками движения".

Вышеупомянутый Сергей добавил в беседе с "Русским репортером", что нарушению ПДД водителей высокопоставленных лиц якобы учат на специальных курсах. Водитель с обескураживающей простотой пояснил: "Мы же не простых смертных возим. Соответственно, и ездить должны по-другому".

Но достаточно о Шугаеве, перейдем к другой участнице ДТП. По одним данным, 23-летняя Елена Ярош (близкие называют ее Аленой) вместе со своим отцом Александром работает в строительной сфере, по другим данным - является студенткой. Возможно, верны обе версии (девушка могла одновременно учиться и подрабатывать). Назвать семью Ярошей бедной трудно - известно, что у них есть как минимум два автомобиля. Однако и в число "богатых и знаменитых" эти люди не входят. Пожалуй, их можно отнести к тому, что в России называют "средним классом".

Вечером 19 января 2011 года Елена и Александр Яроши возвращались по Рублевскому шоссе со строительного объекта. Девушка ехала впереди на Opel Astra, а ее отец следовал за ней на другом автомобиле. Александр попал в пробку, которую Елена успела "проскочить". Вскоре после этого "Опель" столкнулся с "БМВ", за рулем которого находился Шугаев, а на заднем сиденье пребывал сам Гарри Минх. В результате аварии Шугаев скончался на месте, Ярош получила переломы и сотрясение мозга, а полпред отделался шишкой на лбу.

Александр Ярош подъехал к месту ДТП через несколько минут. Он самостоятельно опросил свидетелей и взял их телефоны. Очевидцы утверждали, что "БМВ" вылетел на встречную полосу и чуть не столкнулся с Audi Q7, которая смогла вырулить в сугроб. И только после этого в "БМВ" врезался "Опель". В описании самой Елены, находившейся в сознании, авария выглядела следующим образом: перед ней ехала большая машина, которая вдруг свернула вправо в сугроб, а затем девушку ослепил свет фар и оглушил удар.

Пресс-секретарь управделами президента Виктор Хреков, который целый день 20 января рассказывал журналистам об аварии, описывал ситуацию иначе. Он заявил, что, по предварительным данным, на встречную полосу выехал "Опель" Ярош. Кстати, впоследствии Хреков напрочь забыл свои высказывания. 22 июня он прямым текстом сказал газете "Коммерсантъ": "Как только произошла авария, мы не делали никаких предположений и не оказывали давления на следствие, ожидая его выводов".

По факту аварии было возбуждено уголовное дело о нарушении правил дорожного движения, повлекшем смерть человека. Вскоре следователи ГУВД Подмосковья объявили, что версии о виновности Шугаева и Ярош рассматриваются как равноценные. Впрочем, Ярош пробыла в статусе подозреваемой недолго - уже в феврале ее адвокат Ольга Гонина заявила, что девушка проходит по делу как свидетель. Ну а в мае ее признали потерпевшей.

После этого у следствия остались две версии - виновность Шугаева или техническая неисправность одного из автомобилей. 21 июня была завершена экспертиза, показавшая, что обе машины находились в нормальном состоянии. Сразу после этого следователи ГУ МВД Подмосковья (в рамках текущей реформы ГУВД переименовали) закрыли дело в связи со смертью подозреваемого.

Движение "Синие ведерки", выступающее против привилегий для высокопоставленных автомобилистов, встретило решение ГУ МВД радостно. "До сих пор в расследовании большинства ДТП с участием машин с мигалками следствие занимало сторону водителей VIP-автомобилей. Случай с Аленой Ярош, надеюсь, изменит эту тенденцию", - сказал "Коммерсанту" координатор движения Петр Шкуматов. А вот лидер Федерации автовладельцев России Сергей Канаев, кажется, взглянул на ситуацию более трезво. По мнению Канаева, итог расследования ДТП с участием Минха ничем принципиально не отличается от итога расследования аварии на Ленинском проспекте с участием вице-президента компании "Лукойл" Анатолия Баркова. В случае с Барковым дело также было закрыто в связи с гибелью предполагаемого виновника. Вся разница в том, что тогда виновником признали не VIP-водителя, а простую женщину.

Кстати, адвокат Игорь Трунов, который представляет интересы родственников жертв ДТП на Ленинском, в апреле 2011 года подал в Конституционный суд жалобу на четвертый пункт первой части 24-й статьи УПК РФ. Именно этот пункт гласит, что дело может быть закрыто в связи со "смертью подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего". По мнению Трунова, этот пункт нарушает презумпцию невиновности - ведь погибшего человека как бы признают виновным без судебного разбирательства.

Впрочем, в случае с ДТП на Рублевском шоссе действительно трудно найти иного виновника, кроме Шугаева. То, что это он, а не Ярош, выехал на встречную полосу, подтверждают многочисленные свидетели. Версия неисправности автомобиля была исключена экспертами, то есть обслуживающие машину техники тоже не виноваты.

Кто-то может попытаться возложить долю вины на Минха, но юридически эта версия неоправданна. Согласно российскому законодательству, соучастником (подстрекателем, пособником или организатором) преступления суд может признать кого бы то ни было лишь в том случае, если это преступление было совершенно умышленно. А значит, Минх не был бы признан виновным, даже если бы каким-то образом удалось доказать, что это он велел водителю выехать на встречную полосу (сам чиновник утверждает, что в момент аварии он вообще спал). Неудивительно, что на протяжении всего расследования вопрос о вине полпреда ни разу всерьез не поднимался ни следователями, ни семьей Ярош.

Таким образом, конфликт между Ярош и управделами президента перешел из области уголовного в область гражданского права. Девушке предстоит подать к ведомству иск о возмещении ущерба. Хотя "БМВ" был абсолютно исправным, а Шугаев являлся единственным виновником аварии, по закону организация-работодатель должна возместить ущерб, нанесенный водителем в рабочее время. Пресс-секретарь управделами президента Хреков не стал протестовать против возможной выплаты компенсации. "Если будет подан иск и суд примет решение, то мы его, естественно, исполним", - заявил он. Остается надеяться, что Хреков не забудет эти слова точно так же, как забыл свои высказывания о выезде Ярош на встречную полосу.