Их же оружием

Матери главы кущевской ОПГ вынесли сомнительный приговор

В кубанской станице Кущевская приговорили к трем годам колонии Надежду Цапок. По официальной версии, за нарушения при получении субсидии. По неофициальной версии - за то, что Цапок фактически возглавляла преступный клан. Складывается впечатление, что клан этот был не единственным. И, возможно, ликвидация "цапков" - не борьба за торжество закона, а передел сфер влияния. Станицу уже начинают называть "красной" - как колонию, в которой вместо криминальных "понятий" царит произвол силовиков.

При описании Надежды Цапок, которую в Кущевской называют "Надежда Алексеевна" или "Цапчиха", журналисты употребляют словосочетания "сильная женщина", "глаза акулы", "холодная, как айсберг" и тому подобные. При ближайшем рассмотрении выясняется, что иного кандидата на роль "главы семейства Цапков" найти сложно. Вопрос только в том, чем считать это семейство - преступной группировкой, бизнес-сообществом или неофициально-легитимной местной властью. И насколько четкая грань пролегает между этими понятиями.

Старшее поколение Цапков представлено Надеждой, ее мужем Виктором и деверем Николаем. Цапки еще в 1980-х годах основали небольшой бизнес по производству молдингов (декоративных наклеек). По версии, которая сейчас наиболее распространена, одновременно Николай создал мощную преступную группировку. Виктор Цапок был и остается человеком незаметным. В станице его называют тихим подкаблучником. Ну а Надежда Цапок, как утверждают источники, всегда имела немалое влияние не только на мужа, но и на деверя.

Изначально Николай Цапок собирался сделать своим помощником сына, но тот в 1991 году умер от дифтерии. В итоге в середине 1990-х годов формальная власть над бандой была передана старшему сыну Надежды и Виктора, Николаю Цапку - младшему (он же Коля Сумасшедший). Второй сын семейной пары, Сергей, тем временем занимался исключительно легальной деятельностью. Уже в девяностых годах Цапки начали присматриваться к сельскому хозяйству. Как утверждают недоброжелатели, они "прижимали" местных фермеров и преднамеренно вели к банкротству местный совхоз "Степнянский". В то же время сами Цапки говорят, что вели бизнес легально, а их "прижимали" рэкетиры, которым покровительствовал глава местного РОВД Павел Корниенко (якобы имевший отношение к наркотрафику).

Противоборствующие стороны, которые в станице называли "цапками" и "ментами", конкурировали за влияние на молодежь. "Цапки" просто знакомились с подростками, заставляли их ходить в спортзал и запрещали пить спиртное. А Корниенко подошел к делу серьезнее - создал в станице школу резерва МВД, в которой старшеклассников по субботам совершенно официально учили основам криминалистики, стрельбе, рукопашному бою, а также истории, литературе и иным предметам. Окончание школы практически гарантировало поступление в милицейские вузы. Недавно Корниенко умер от болезни, но перед этим успел дать интервью газете "Московский комсомолец". В этой беседе экс-глава РОВД утверждал, что единственной целью всей его активности была борьба с преступниками-"цапками". Однако он с обезоруживающей простотой признавал, что его протеже тоже нарушали закон.

К примеру, в сопроводительном тексте к интервью есть такой абзац: "По станице постоянно курсировали милицейские патрули, отлавливая цапковских. Одного из членов ОПГ по кличке Грыз нашли мертвым. Потом пропал без вести активный член банды Цапка, Роман Мануйлов, 'смотрящий' за профессиональным училищем номер 55, один из самых дерзких и жестоких членов банды. Через месяц труп Мануйлова обнаружили в Мариуполе. Цапки на время притихли". Какие бы возвышенные цели ни ставил перед собой Корниенко - все же это похоже не на описание борьбы милиции с преступниками, а на рассказ об обычной войне между двумя ОПГ.

Война завершилась в начале 2000-х годов. Тогда у обеих противоборствующих сторон сменилось руководство. Корниенко отправили в отставку, а Николай Цапок - младший был убит. Новым главой милиции стал Владимир Финько, а лидером "цапков" назначили Сергея (по некоторым данным, это решение было принято Надеждой Цапок: она сказала Николаю Цапку - старшему, что он не смог уберечь от смерти ее сына, а значит, теперь должен совсем отойти от дел и передать всю власть другому ее отпрыску). Финько и Сергей быстро смогли договориться друг с другом. "Цапки" стали оказывать материальную помощь и самому РОВД, и лично его руководству. Также они, например, могли "разобраться" с нарушителем правил дорожного движения, не остановившимся по требованию гаишников. "Менты", в свою очередь, стали закрывать глаза на деятельность группировки.

В 2003 году путем объединения вышеупомянутого совхоза "Степнянский" и агрофирмы "Маяк" было создано крупное хозяйство "Артекс-Агро". Владелицей 99,65 процента доли этого хозяйства стала Надежда Цапок, а владельцем 0,35 процента доли - ее муж Виктор. Надежда очень активно занялась развитием предприятия. Вскоре оно стало одним из самых преуспевающих в России. В "Артекс-Агро" получили работу около 70 процентов жителей Кущевской. Их средняя зарплата составляла 15 тысяч рублей. При предприятии было создано ЧОП "Центурион". Как утверждают недоброжелатели, ЧОП стало официальным местом работы тех людей, которых в девяностые годы называли просто "цапковскими быками".

Не осталась без внимания "цапков" и местная власть. Сначала Сергей Цапок, а потом его близкий соратник Сергей Цеповяз стали депутатами районного совета. Некоторые члены банды вступили в "Единую Россию". В 2002 году был убит глава Кущевского района Борис Москвич. Тогда это преступление осталось нераскрытым, но недавно в убийстве обвинили Вадима Палкина - сына предыдущего главы района Валерия Палкина. Также Вадима подозревают в убийстве Николая Цапка - младшего. Какое отношение Палкины имеют к "цапкам" - не совсем ясно. Одни источники называют их членами группировки, другие - ее врагами. Вполне возможно, что в разное время семьи Палкиных и Цапков успели побывать и врагами, и друзьями.

Также сложно определить отношение "цапков" к тем или иным кущевским фермерам и бизнесменам. Известно, что банде платили почти все. Но при этом в некоторых случаях эти деньги называют "данью", а в некоторых - "взносами в общак". Те, кто платили "дань", автоматически попадают в разряд пострадавших. Те, кто платили "взносы", рассматриваются как подельники. При том что передача денег в том и другом случае осуществлялась одинаково. А называть ее можно так, как более выгодно в текущий момент.

Во второй половине 2000-х годов в кущевском ночном клубе "Стена" произошла массовая драка с участием "цапков", после чего главу РОВД Финько перевели в другой район (там он работает до сих пор). Новым главой кущевской милиции назначили Виктора Бурнусова. По данным СМИ, с ним у Цапков также сложились неплохие отношения - жители станицы утверждают, что Бурнусов при встрече с Надеждой Цапок отдавал честь.

Но осенью 2010 года обстановка в Кущевской резко изменилась. В дом местного фермера Сервера Аметова проникли преступники и убили сразу 12 человек - семью фермера и находившихся в гостях родственников и соседей. В числе погибших оказались трое детей и один подросток. Поначалу убийство пытались списать на сумасшедших наркоманов, но "цапки" были уже слишком известны, чтобы "наркоманская" версия смогла удовлетворить общественность. Вся станица знала, что "цапки" враждовали с "татарами" (в число "татар" записывали не только и не столько этнических крымских татар, сколько друзей Аметова любой национальности). Поговаривали даже, что Аметовы причастны к убийству Николая Цапка - младшего.

В результате, в Кущевской моментально развернулась кампания под названием "ликвидация банды 'цапков'". За успехами кампании следила вся страна. Были арестованы многие члены банды во главе с Сергеем Цапком и его дядей Николаем, возобновилось расследование огромного количества старых преступлений... Глава РОВД Бурнусов был уволен, его заменили Александром Сокрутенко из Тихорецка. Более того, в отставку был отправлен начальник ГУВД Краснодарского края Сергей Кучерук. В отношении некоторых сотрудников правоохранительных органов возбудили уголовные дела.

Преследованию подверглась и Надежда Цапок. Одно из возбужденных против нее дел касалось мошенничества, а другое - использования рабского труда. Мошенничеством следователи сочли получение государственной субсидии в размере 15,4 миллиона рублей, предназначенной для погашения кредита в размере 440 миллионов рублей, взятого "Артекс-Агро" в Россельхозбанке. Субсидия была получена двумя частями в апреле-июне 2010 года. При этом "Артекс-Агро" представила недостоверную справку об отсутствии задолженности по уплате налогов: на самом деле фирма в тот момент была должна государству 30 тысяч рублей. Адвокаты Цапок утверждают, что этот долг не только являлся крошечным, но и имелся только на бумаге - сотрудница налоговой инспекции допустила техническую ошибку (и была привлечена к ответственности за халатность).

Несмотря на то, что Надежда Цапок в момент получения субсидий отдыхала за границей, главной виновницей мошенничества сочли все-таки ее. Следователи пришли к выводу, что кассир Наталья Стеблевская, которая представила властям недостоверную справку, лишь выполняла распоряжение главы фирмы. В итоге Стеблевская прошла по делу свидетелем. Приговор был вынесен 18 августа 2011 года. Главного бухгалтера "Артекс-Агро" Надежду Вежливую приговорили к условному сроку, а Цапок дали три года реального заключения. Ее взяли под стражу в зале суда.

Что касается рабского труда, то потерпевшими по этому делу проходят две гражданки Украины - 29-летняя Светлана Борка и 32-летняя Зита Вайс. Они утверждают, что их принуждали к труду на ферме, принадлежащей "Артекс-Агро". В то же время Виктор Цапок в беседе с "Новой газетой" описал ситуацию иначе: "Гулящие девки, на трассе в попутку сели - и тю. А паспорта у бригадира остались". Похоже, следователи пока точно не решили, давать ли ход "делу рабов". Надежда Цапок утверждает, что недавно ей пришел вызов на допрос по этому делу в качестве подозреваемой, а непосредственно во время допроса ее обозначили как свидетеля. Возможно, обвинения решили "придержать" до того момента, когда станет ясно - достаточно ли для Цапок первого приговора, или требуется продлить срок. (Кстати, еще один такой козырь, припасенный против Цапков - уголовное дело в отношении жены Сергея, Анджелы-Марии. В июле ее задержали при попытке вручить взятку гаишнику).

С тем, что недостоверная справка и мелкая задолженность стали лишь формальным основанием для лишения Надежды Цапок свободы, согласны как ее сторонники, так и противники. Разница лишь в том, что первые сетуют на "беспредел", а вторые говорят - "все равно, за что посадили, главное посадили". Но возникает вопрос - неужели, будучи главой столь оригинального семейства, Надежда Цапок не совершила ни одного настоящего преступления? Иначе почему для того, чтобы отправить ее в колонию, пришлось изобретать такой странный повод? Адвокаты Цапок настаивают именно на этой версии: якобы глава "Артекс-Агро" была едва ли не святой и ее при всем желании нельзя обвинить ни в чем серьезном. В то же время некоторые аналитики придерживаются иного мнения. Они полагают, что следователи не стали особо "закапываться" в деятельность Цапок, потому что боялись ненароком навредить людям, которых лишать свободы в ближайшее время не планируется. Что это за люди - остается загадкой.

На земли и имущество "Артекс-Агро" пока, вроде бы, никто не претендует. Надежда Цапок до самого вынесения приговора чувствовала себя хозяйкой агрофирмы и устраивала для журналистов экскурсии. Кстати, журналист "Новой газеты" отметил, что фермерша не плакала, рассказывая об аресте и возможных пытках сына Сергея, но расплакалась, когда речь зашла о судьбе хозяйства. В слезах она заявила: "У нас же самое развивающееся предприятие края. Есть бизнес-план на расширение. Хлеб свой, жилье для молодых работников, обеды по десять рублей. Коммунизм. Вот закроют меня, и куда все? У нас же все мычит, доится, телится, жрет, дохнет. Пшеница ни в чем не виновата, кукуруза... Земля моя..."

Рано или поздно наследие "Артекс-Агро", конечно же, кому-нибудь достанется. Однако останется ли предприятие в числе передовых - непонятно. Местные жители утверждают, что сейчас неофициальную власть в Кущевской начали захватывать люди, не особо увлеченные сельским хозяйством - сотрудники правоохранительных органов. Грубо говоря, к власти возвращается "группировка 'ментов'".

Назвать это "борьбой с преступностью" трудно - из рассказов жителей станицы следует, что полицейские сейчас ведут себя едва ли не так же, как в девяностых годах при главе РОВД Корниенко. Утверждается, например, что при "цапках" избежать возбуждения дела о хулиганстве можно было за 25 тысяч рублей, а теперь расценки повысились до 100 тысяч. Молодых людей, собравшихся на улице более чем втроем, часто задерживают и ведут в отделение снимать отпечатки пальцев. При этом, по официальным данным, число тяжких и особо тяжких преступлений в Кущевском районе в 2011 году выросло на 72 процента, а раскрываемость упала на 11 процентов.

Кущевцы не говорят журналистам: "В нашей станице ликвидируют преступность", - они говорят буквально следующее: "Наша станица становится 'красной'". "Красными зонами" в преступной среде называют те колонии, в которых вместо криминальных "понятий" торжествует произвол сотрудников правоохранительных органов (но не закон). То, что люди употребляют слова из этого тюремного лексикона по отношению к своей станице, говорит о сложившейся ситуации намного больше, нежели бравурные официальные отчеты о ликвидации "последних" ростков преступности в Кущевской.