Новости партнеров

Они взрывали Белоруссию?

По делу о серии терактов судят токаря и электрика

15 сентября в Минске начался суд по делу об апрельском взрыве в городском метро. На скамье подсудимых оказались 25-летние уроженцы Витебска - токарь Дмитрий Коновалов и электрик Влад Ковалев. Как утверждает прокуратура, на их счету не только теракт в метро, но также и взрывы, произошедшие ранее в Витебске и Минске. По заявлению властей, фигуранты дела дали признательные показания. В то же время убедительно ответить на вопросы о мотивах преступления, а также о наличии (или отсутствии) заказчиков власти за время следствия так и не смогли.

Суд над подрывниками проходит в столичном Доме правосудия. На процесс пришли более ста потерпевших (те, кто пострадал в результате теракта в метро, а также пострадавшие в результате взрыва, который произошел в 2008 году в День независимости Белоруссии). У здания приняты повышенные меры безопасности. Как передает "Ежедневник", парковаться на близлежащей территории разрешают лишь автомобилям, внесенным в специальный список. Ранее оставленные там машины (не из списка) подлежат эвакуации.

Зал, где идет судебное заседание, оцеплен сотрудниками силовых структур. На входе действует строгий досмотр. Установлены металлодетекторы, задействованы даже служебные собаки.

Суд проходит в открытом режиме. Тем не менее, после начала процесса там была запрещена фото- и видеосъемка. Такое решение было принято по ходатайству одного из потерпевших. Корреспондент агентства "Интерфакс-Запад" сообщил, что в зале не действует мобильная связь.

Взрыв в минском метро произошел 11 апреля. Террорист, которого зафиксировала камера видеонаблюдения, оставил сумку с бомбой на станции "Октябрьская". Отойдя на безопасное расстояние, он, как сообщалось, активировал ее с помощью дистанционного пульта.

Теракт, совершенный в час пик, был рассчитан на большое количество жертв. При взрыве погибли 11 человек (еще четверо позднее скончались в больницах), сотни получили травмы.

Версий, объясняющих, кому и зачем понадобилось взрывать минское метро, после 11 апреля было выдвинуто довольно много. Некоторые довольно быстро отпали. Не получила подтверждения, например, версия о "религиозных экстремистах": заявлений со стороны экстремистов (которые взяли бы на себя ответственность за взрыв) не последовало, да и следствие доказательств подобного не обнаружило.

Не подтвердилась и версия, согласно которой теракт мог быть организован властями, якобы желавшими "повесить" его на оппозицию и развязать себе руки для репрессий. Поводом для такого рода рассуждений стало, в частности, заявление Александра Лукашенко, сделанное через несколько дней после взрыва. Президент сообщил тогда, что поручил допросить "несогласных". "Эти деятели от так называемой пятой колонны, может, раскроют карты и укажут, кто заказчик. Всех привлечь и допросить", - заявил он.

Некоторых оппозиционеров после этого действительно вызвали на допрос, но официально никого из них с делом о взрыве не связали. После 11 апреля белорусская оппозиция, как и прежде, подвергалась давлению властей, однако "волны репрессий" за терактом не последовало.

Объясняя мотив преступления, официальная версия частично руководствуется определением из уголовной статьи "Терроризм" (одной из статей, по которым было заведено дело о взрыве в метро). Как следует из постановления прокуратуры о завершении расследования, взрыв 11 апреля, а также предыдущие взрывы в Минске (в июле 2008 года) и Витебске (в сентябре 2005 года), совершены с целью "дестабилизации общественного порядка и устрашения населения""

Теракт в метро, безусловно, ударил и по позициям руководства Белоруссии, политика которого годами выстраивалась на обещаниях "спокойной жизни", адресованных населению (и на том, что в целом обещания выполнялись). Это, в общем, признал и Лукашенко, отвечая на обвинения, что теракт якобы был выгоден власти (например, для того, чтобы отвлечь внимание населения). "Ведь я немало сделал, чтобы у нас было спокойно жить. Спокойствие и безопасность - это бренд нашей страны, - заявил он. - Каким надо [было бы] быть идиотом, чтобы перечеркнуть всю работу".

На фоне экономических трудностей руководство Белоруссии, конечно, хотело бы отвлечь людей от пустых обменников и дорожающих продуктов. Однако предположение, что власти ради этого устроили взрыв, пожертвовав упомянутым "брендом спокойной жизни" (в условиях, когда достижений, которыми могло бы похвастаться руководство республики, остается все меньше), кажется все же маловероятным.

По делу о взрыве в метро были задержаны несколько человек. Некоторые позднее были отпущены, так что обвиняемых осталось всего двое. Предполагаемый исполнитель Дмитрий Коновалов (токарь, работавший на витебском заводе тракторных запчастей) и его предполагаемый сообщник Владислав Ковалев (электрик, работавший в ОАО "Минские электросети").

Официальная версия вкратце выглядит так. Молодые люди, со школы увлекавшиеся химией, стали мастерить бомбы и устраивать взрывы. Сначала бомбы были слабыми (взрывы выбивали стекла в подъездах и пугали прохожих). Однако затем молодые люди, как утверждает прокуратура, стали использовать более мощные взрывные устройства и фактически перешли от хулиганства к терактам.

По данным следствия, на счету Коновалова и Ковалева взрыв 2005 года возле кафе в Витебске (тогда пострадали несколько десятков человек), теракт в центре Минска на День независимости 2008 года (в результате около 50 человек были ранены) и, наконец, взрыв в столичном метро.

После задержания подозреваемых в теракте было объявлено, что они признали вину. На суде молодые люди заявили, что согласны лишь с частью обвинений. Правда, если заявление Ковалева выглядело вполне логичной попыткой отмежеваться от наиболее серьезного преступления (он признал, что имел отношение ко взрывам в Витебске, но заявил, что непричастен к теракту в минском метро), то объяснения Коновалова выглядели странно. Главный обвиняемый согласился взять на себя все три теракта (в Витебске 2005 года, в Минске 2008-го и 2011 года), однако заявил, что "остальное не признает". С учетом обвинений в терроризме молодой человек вполне может быть приговорен к смертной казни. Однако отрицает он почему-то не эти эпизоды, а более ранние - незначительные (на общем фоне) хулиганские выходки с использованием маломощных бомб.

В целом на роль "врагов государства", которые "устрашали население" и в течение нескольких лет водили за нос милицию и спецслужбы, избегая ареста, молодые люди явно не тянут. Они могли бы быть исполнителями, но организаторами терактов - едва ли. Попытки властей придать им значимость (слова об "уникальном химике", сравнение с Ганнибалом Лектером и характеристики типа "за внешним равнодушием скрывается жесткий, безжалостный характер") выглядят натянутыми.

На этом фоне вновь встает вопрос о возможных заказчиках теракта. На то, что такие заказчики есть, намекал в свое время и Александр Лукашенко. Взрыв в метро он представил как часть некой кампании, направленной против Белоруссии. "Мы еще до президентских выборов предвидели, что нас будут давить, целенаправленно и методично, дестабилизировать обстановку. Так оно и произошло: сначала на валютном рынке, потом на продовольственном рынке, а потом рвануло в метро. Целая цепь", - утверждал он. Кто эти "они", которые "давят и дестабилизируют", президент тогда не объяснил. Однако было очевидно, что он имеет в виду достаточно серьезные силы (а с учетом того, что Лукашенко не раз жаловался на происки зарубежных недоброжелателей - как на Западе, так и на Востоке, - это заявление можно было расценить и как камень в их огород).

Однако позднее белорусская прокуратура объявила, что никакого заказчика у Коновалова с Ковалевым не было. "Со всей ответственностью заявляю, что в процессе расследования уголовного дела, данных, указывающих на наличие за спиной В.Ковалева и Д.Коновалова каких-либо спонсоров или заказчиков, нет. Даже косвенных данных нет", - констатировал заместитель генпрокурора республики Андрей Швед.

Тема заказчика в итоге осталась достоянием одних лишь конспирологов. Некоторые продолжали обвинять в теракте власть, другие утверждали, что организаторы взрыва находятся за рубежом, третьи полагают, что теракт был организован некой группировкой внутри белорусского руководства (для того чтобы подорвать позиции Лукашенко как гаранта "спокойной жизни").

Почему белорусские власти прекратили поиски заказчиков, можно только гадать. Едва ли в руководстве республики не понимают, что приговор лишь токарю и электрику будет трудно представить как "победу над терроризмом". Но именно на такой трактовке, похоже, власти и попытаются сделать акцент.