Гонец с дурными вестями

Standard & Poor's пригрозило снизить рейтинги еврозоны "оптом"

Рейтинговое агентство Standard & Poor's, отметившееся в этом году серией противоречивых решений, вызвавших недовольство общественности, бизнеса и политиков, вновь дало повод для споров. Организация пригрозила снизить кредитный рейтинг сразу пятнадцати членов еврозоны, причем в список попали самые благополучные с точки зрения долгов государства, включая Германию, Финляндию, Нидерланды и Люксембург.

S&P в докризисные времена, как впрочем и другие рейтинговые агентства, отличалось большим оптимизмом относительно различных долговых продуктов. Наивысший рейтинг - "AAA" - сплошь и рядом получали разнообразные "инновационные" финансовые инструменты. Когда кризис ударил, выяснилось, что этим оценкам была грош цена, в результате чего все агентства получили изрядную дозу жесткой критики. В Австралии, например, граждане подали на S&P в суд за чрезмерную любовь к сомнительным бумагам.

Теперь ситуация изменилась с точностью до наоборот - агентства, и Standard & Poor's первое из них, осознали свою ошибку и начали ударно пересматривать долговые рейтинги в сторону понижения. Так как сейчас на дворе европейский долговой кризис, то больше всех от такого восстановления "справедливости" досталось именно суверенным долговым обязательствам, хотя и банковский сектор тоже задело по касательной.

По направлению к мусорной корзине

Началось все с Греции, которой Standard & Poor's в апреле 2010 выставил мусорный рейтинг (в данном случае "BB+"). Сделано это было еще за неделю до того, как греческий нарыв прорвался и стал серьезной темой обсуждения на высшем политическом уровне. Хотя греки немного попротестовали против такого сурового решения, в конечном итоге большинство экономистов и даже политиков гласно или негласно признали справедливость оценки S&P.

Позже агентство начало планомерно понижать рейтинги Ирландии и Португалии. И опять-таки, серьезного конфликта это не породило - государства эти не относятся к крупнейшим, а глубину их долговых проблем осознавали все. В начале 2011 года S&P сделало неожиданный ход, снизив оценку долга Японии, но там этот демарш проигнорировали: подавляющее большинство долгов Японии находится в руках местных банков и корпораций, а в условиях этой страны достаточно трудно понять, где заканчивается корпоративный сектор и начинается государственный. То есть должны японцы, по сути дела, самим себе.

Совсем другая реакция была на действия S&P в отношении ключевых игроков еврозоны. В 2010 году максимального рейтинга лишилась Испания, а в течение 2011 года ее оценка была понижена еще на две ступени. Наконец, еще до одного члена PIIGS (Португалия-Ирландия-Италия-Греция-Испания) американские аналитики по-настоящему добрались уже осенью, во время нового обострения долгового кризиса, и опустили ее рейтинг на уровень "A".

S&P при этом сделало заявление, в котором намекнуло, что и этого рейтинга итальянцам многовато будет, поскольку среди всех стран с подобной оценкой у Италии - самый высокий госдолг. Однако на Апеннинах этим аргументам не вняли. Жесткая позиция агентств встретила не менее агрессивную критику, а итальянские промышленные группы Adusbef и Federconsumatori даже обратились в суд из-за убытков, которые им придется понести вследствие действий рейтинговых аналитиков.

Невиданное кощунство

Но это был далеко не главный скандал года. За месяц до конфликта с Италией S&P и вовсе покусилось на святая святых - кредитный рейтинг США. Американские облигации в течение десятилетий были абсолютным эталоном надежности. Никто и представить себе не мог, что с ними обойдутся столь бесцеремонно. Однако Standard & Poor's проявило удивительную принципиальность. Сначала компания предупредила, что рейтинг Америки может быть снижен (поставив негативный прогноз), а затем, видя, что для оздоровления государственных финансов крупнейшей экономики мира не предпринимается ровным счетом ничего, выполнило свое обещание.

Тут, конечно, разразилась самая настоящая буря. Сначала отреагировали общественные деятели, вроде режиссера Майкла Мура, посоветовавшего Бараку Обаме арестовать руководство Standard & Poor's. Опешившая сперва администрация США постепенно пришла в себя и начала предпринимать ответные шаги. Комиссия по ценным бумагам и биржам SEC стала "копать" под менеджеров S&P на предмет возможной инсайдерской торговли, а министерство юстиции внезапно вспомнило историю с рейтингами ипотечных облигаций. В конечном итоге глава компании Девен Шарма объявил об отставке, по-видимому, не выдержав напряжения.

К чести Standard & Poor's надо сказать, что, несмотря на все недвусмысленные намеки, своего решения организация так и не поменяла. Кстати, другие представители "большой тройки" долговых оценщиков - Fitch и Moody's - никаких решений относительно американских облигаций так и не приняли. Это удивительно, с учетом того, что в большинстве случаев агентства демонстрируют консенсус в своих оценках.

Всем сестрам по серьгам

И все же S&P отложило в долгий ящик свое предупреждение относительно дальнейшего понижения рейтинга США, вновь переключившись на Европу. А там произошел конфуз: в ноябре компания родила еще одну сенсацию, понизив максимальный рейтинг Франции. Но буквально спустя пару часов стало известно, что случилась досадная ошибка и менять свою оценку французского долга агентство не планировало. Естественно, что от французских и прочих европейских политиков S&P вновь попало по первое число.

Но и это компанию не остановило. В декабре S&P заявило, что рейтинг Франции может быть понижен на самом деле. Причем в компанию к Парижу попала вся еврозона - агентство решило снижать оценки оптом. S&P констатировало, что долговые проблемы Европы далеки от решения, а доверие инвесторов продолжает падать. Следовательно, с вероятностью один к двум снижение рейтинга в течение 90 дней может ожидать 15 из 17 членов валютного союза.

В списке оказались даже такие государства, как Германия, Нидерланды и Финляндия, которых до сего момента было трудно заподозрить в низкой платежеспособности. Зато Греция оказалась вне этой замечательной компании: все дело в том, что ее рейтинг и так предельно низок, еще сильнее опустить его можно только в случае прямого дефолта.

Раздражение европейцев, вызванное действиями S&P, продолжает нарастать, и решение 5 декабря стало сильным катализатором этого чувства. Особенно власти континента были возмущены тем, что об угрозе рейтингу было заявлено спустя всего пару часов после важной встречи Николя Саркози и Ангелы Меркель, в ходе которой ключевые политические фигуры еврозоны очертили план спасения от кризиса.

Председатель группы европейских министров финансов Жан-Клод Юнкер обвинил агентство в несправедливости, и в его заявлении чувствуется неподдельная обида. Как, мол, так - мы, ответственные граждане Европы, усиленно придумываем очередную программу борьбы с долговым кризисом, а вы росчерком пера спускаете нашу работу в канализацию?

Представители ЕС делали громкие заявления в адрес рейтинговых агентств и раньше, достаточно вспомнить выступление Ангелы Меркель, прозвучавшее еще в июне 2008 года. Суть подобных выпадов сводилась к тому, чтобы создать собственную организацию, отвечающую за рейтинги, на которую бы не влияли представители англосаксонской финансовой верхушки.

Это стремление само по себе неплохо, так как с объективностью оценок "большой тройки" частенько, и правда, можно поспорить. Однако и сваливать все финансовые беды на гонца, приносящего дурные вести, несколько наивно. Действительно, в краткосрочном плане агентства могут сильно влиять на рынок ценных бумаг, провоцируя обвалы или, напротив, ралли. Но фундаментальные причины кризиса заключаются совершенно в другом. И если, опять же, вспомнить историю с "супернадежными" американскими ипотечными облигациями с рейтингом "AAA", то окажется, что сколько ни приукрашивай реальную картину, без системных шагов, направленных на ее улучшение, все закончится плохо - вопрос лишь в сроках.

Экономика15:0912 декабря

«Не буди лихо, пока оно тихо»

Экологические налоги и меры по улучшению климата вызывают протест во всем мире
Экономика00:0611 декабря

Черная мечта

Россияне хотят жить хорошо на деньги от нефти. Аляска делает это уже 40 лет