Ему не привыкать

Оппозиционер Сергей Удальцов отметит Новый год за решеткой

Лидер "Левого фронта" Сергей Удальцов, который находится под арестом с 4 декабря, останется за решеткой минимум до 4 января. Такое решение 25 декабря приняла судья Ольга Боровкова. Удальцова, который голодает уже три недели, осудили за нарушение правил пикета, состоявшегося 24 октября. На заседании Удальцову стало плохо, и его увезли из здания суда на "скорой".

Судебный пристав Александр Салтыков подпирает дверь в первый кабинет мирового участка №370 Тверского суда. Он самоотверженно держит удар на последней линии обороны. За дверью судья Ольга Боровкова выносит очередной обвинительный приговор в отношении несистемного оппозиционера. В свои 26 лет Боровкова уже имеет довольно внушительный послужной список и соответствующую недобрую славу.

"Пу-сти-те нас в зал! Пу-сти-те нас в зал!" - громко скандируют несколько журналистов и депутат Госдумы от "Справедливой России" Илья Пономарев. Его тоже не пустили на оглашение приговора лидеру "Левого фронта" Сергею Удальцову, захлопнув дверь прямо перед депутатским носом. Пономарев прижимает к груди айпад (в который он в мирное время тыкает безостановочно) и кричит.

Журналисты со всей силы барабанят кулаками по двери и пытаются прорваться внутрь Пристав стоит насмерть, отказывается представляться и на всякий случай снимает с груди значок с фамилией. Градус противостояния постепенно повышается. Происходит невероятное: когда к двери пытается протиснуться отряд полиции, 17-летняя стажерка "Коммерсанта" Лолита Груздева отчаянно сопротивляется и кричит: "Вы проходите в зал только с нами, уберите от меня свои руки!" Полиция пасует перед девичьей отвагой и отступает.

Пристав Салтыков не пускает Пономарева, Лолиту и других журналистов на оглашение приговора Удальцову, который находится в заключении с 4 декабря. В день выборов в Госдуму его задержали на митинге за честные выборы. Суд арестовал его на 5 суток за неподчинение требованиям полиции, в ответ на что Удальцов объявил сухую голодовку и 8 декабря был госпитализирован. 10 декабря Удальцова, вместо того чтобы выпустить на свободу, отвезли из больницы в суд, где ему присудили еще 15 суток за то, что он самовольно покинул госпиталь после ареста еще 24 октября 2011 года.

Это решение судьи прошло почти незамеченным на фоне эйфории от успеха митинга на Болотной площади, который состоялся в тот же день, 10 декабря. Несмотря на то, что состояние голодающего Удальцова постоянно ухудшалось, 25 декабря, когда подошел к концу его второй подряд административный срок, политика снова привезли в суд.

У здания Тверского суда сидельца ждали около 50 человек (примерно такое количество активистов и журналистов стояли там в течение всего дня). Удальцова вывели из автобуса и под конвоем провели внутрь. С большим трудом к нему удалось пробиться двум адвокатам, жене Анастасии и свидетелям его задержания 24 октября 2011 года.

Именно этот не самый значительный эпизод протестной деятельности Удальцова решили рассмотреть в суде спустя два месяца. Тогда Удальцов собирался устроить одиночный пикет у здания ЦИК, куда его подвез на велосипеде журналист "Коммерсанта" Михаил Кирцер. Как только Удальцов слез с велосипеда и направился к журналистам, еще даже не начав пикет, его задержала полиция. Такую версию событий на заседании суда (ход которого через твиттер подробно транслировал Пономарев) озвучили все свидетели защиты.

Свидетели обвинения, которыми на суде были полицейские, задерживавшие Удальцова, утверждали, что у него в руках был плакат, что он громко высказывал свое мнение, призывал к участию в пикете окружающих и сопротивлялся сотрудникам полиции, которые его задерживали. Во время показаний полицейских сторонники Удальцова под окнами суда громко затянули песню "Врагу не сдается наш гордый "Варяг".

Журналистов пропускали в суд в два захода и с большой неохотой (простых граждан в суд не пускали вообще). Вторая группа, в которой оказался и корреспондент "Ленты.ру", попала в здание суда после 7 вечера (заседание при этом началось в 2 часа дня), когда судья Боровкова уже отправилась в совещательную комнату писать приговор.

"Голодовка может заставить их наконец соблюдать закон. Голодовка будет продолжена, если меня арестуют еще, и я прошу уважать мой выбор", - говорил Удальцов, сидя на скамье в коридоре суда.

Редактор журнала Forbes Тимофей Дзядко настойчиво убеждал Удальцова, что сухая голодовка не нужна, что внимание к его положению будет приковано и без этого.

"Живой ты нужнее", - проникновенно говорил Удальцову активист и журналист Александр Минин, с которым они вместе сидели в спецприемнике. Но Удальцов был непреклонен.

"Я понимаю вашу позицию, я возможно смягчу условия голодовки. Обещаю выжить", - пообещал Удальцов, прежде чем его увели в зал заседаний. Лидер "Левого фронта" голодал к этому моменту уже около трех недель, выглядел усталым и изможденным, но все равно фирменным поставленным голосом чеканил формулировки. Он обратился к лидерам оппозиции с наказом "крепить единство" и ни в коем случае не ссориться.

Хоть политик и обещал выжить, очевидно было, что в случае продолжения голодовки ему придется нелегко. Так, в ходе оглашения приговора Удальцову стало плохо. Пономарев из-под двери вызвал скорую, которая приехала в суд в течение 15 минут.

Бунт, который корреспонденты устроили в коридоре участка №370 Тверского суда, тем более необычен, что вообще-то большинство московских журналистов относятся к Удальцову как минимум скептически. Лидер "Левого фронта" едва ли не половину года проводит в тюрьме, потому что его постоянно задерживают на разнообразных несанкционированных акциях.

"Ну вот опять Удальцов звонил. Его опять задержали, как же он надоел", - подобные вздохи раздаются в любой новостной редакции, чьи телефоны Удальцов обрывает каждые две недели. Всерьез левого политика, казалось, давно никто не воспринимает, но то, что происходит с Удальцовым в декабре 2011 года, никого не оставило равнодушным. "Не знаю, зачем они делают из меня мученика, но большое им спасибо за промоушн", - шутил в ожидании приговора Удальцов.

Фотограф и активный блогер Илья Варламов, приехавший к суду без фотоаппарата, объяснил, что взгляды Удальцова не разделяет и считает, что в интересах этого политика для привлечения внимания быть задержанным на любой, даже санкционированной, акции. "Однако сегодня я пришел сюда как гражданин, потому что сейчас в отношении Удальцова творится беспредел", - говорит Варламов. "Фактически его убивают", - сходились во мнении большинство собравшихся у суда.

Политиков и общественных деятелей, которые накануне выступали на 100-тысячном митинге на проспекте Сахарова, у участка №370 почему-то не было. Не было, собственно, и этих ста тысяч. Ближе к вечеру приехали Алексей Навальный, Гарри Каспаров и Илья Яшин, но это только к вечеру, когда судья Боровкова уже писала обвинительный приговор. Толпа в это время скандировала "Боровкова, гори в аду" и "Боровкова служит Сатане", а Навальный писал в твиттер, что именно "преступница судья Боровкова спровоцирует беспорядки (в России)".

"Это бесмысленный процесс. Зачем Боровкова берет на себя эту роль, непонятно. Удальцов ведь не Ходорковский", - негодовал депутат Пономарев, состоящий в "Левом фронте". Именно он первый зашел в здание суда еще в полдень с помощью корочки депутата Госдумы и многое сделал для обеспечения гласности процесса.

Он, адвокаты Удальцова, да и сам политик были уверены, что Боровкова вынесет обвинительный приговор. "Если будет проявлен гуманизм, то 15 суток не дадут, а отпустят 1-го января, чтобы я не смог участвовать в акции на Триумфальной площади 31-го декабря", - говорил Удальцов. В итоге судья дала Удальцову 10 суток ареста (это выяснилось не сразу, так как голос Боровковой, зачитывавшей приговор, заглушали крики и стук журналистов за дверью), а значит к жене он вернется только 4-го января, проведя в заключении ровно месяц.

"Мне не привыкать, но с 4 декабря с моим мужем творят беспредел. Придется мне с детьми справлять Новый год без отца. Но им это аукнется", - сказала потом Анастасия Удальцова.

"Be cool", - сказал ей на прощанье Навальный. "Судья должна быть наказана, нужно требовать его освобождения", - говорил он журналистам.

"Я бы назвал этот процесс "Боровкафка", - сказал писатель Сергей Шаргунов, присутствовавший в суде по квоте журналистов.

В этот момент сторонники Удальцова начали скандировать "Стыдно быть ментом", а самый активный и пламенный начал читать стихотворение Лермонтова "На смерть поэта", причем при словах "И вы не смоете всей вашей черной кровью // Поэта праведную кровь!" поменял "поэта" на "Сергея". Тут терпение полицейских лопнуло, они не выдержали и бросились в толпу, выхватили нескольких человек и потащили их по асфальту в автобусы.

Задержали в конечном счете трех человек, в том числе активиста ОГФ Александра Хатова и эколога Ярослава Никитенко. Первого вскоре отпустили, и он охотно рассказывал, что его били по почкам и по голове, а Никитенко увезли в отделение милиции и оставили там на ночь.

Хатова из автобуса вызволяли Яшин с Пономаревым. Пока ждали решения полковника полиции, Яшин, глядя, как Пономарев строчит твиты, невесело пошутил: "Раньше на революцию ходили с булыжниками, а теперь с айпадами". "Так модернизация же", - ответил депутат. Оба засмеялись.

Площадь перед зданием участка №370 постепенно опустела, но в социальной сети Facebook уже создали группу, посвященную акции в поддержку Удальцова, которая намечена на 29 декабря. К трем часам ночи на митинг записались уже больше 800 человек. И новая протестная реальность в России такова, что к 29 декабря их будет намного больше, и они обязательно придут.