Конец не близок

Польша протестует против "антипиратского" соглашения

Фото (c)AP

26 января 22 страны Евросоюза (еще пять присоединятся к ним позже) подписали в Японии Торговое соглашение по борьбе с контрафакцией (Anti-Counterfeiting Trade Agreement, ACTA). Оно, кроме прочего, предполагает борьбу с нарушением авторских прав в Сети, что, правда, вызвало недовольство жителей Польши. Но ни хакерские атаки, ни акция протеста польских сайтов, ни митинги не помешали властям страны подписать этот документ.

Общественность узнала о готовящемся соглашении в мае 2008 года из утечек, опубликованных на сайте WikiLeaks. Официально о документе заговорили только три месяца спустя, - в июне началось его рассмотрение, однако разработкой соглашения Япония и США (а впоследствии еще несколько стран) занимались с 2006 года.

Эта скрытность, естественно, стала поводом для обвинения стран, занимавшихся разработкой документа, в попытке скрыть его "истинное" предназначение. Чтоб развеять эти подозрения, Евросоюз в ноябре 2008 года опубликовал "сборник фактов" (Fact sheet) об ACTA. В нем утверждается, что, в общем-то, нет ничего удивительного в засекречивании содержания межправительственных совещаний в том случае, если это необходимо для эффективной работы над соглашением.

Этот же документ указывает, что "конечной целью" договора является присоединение к нему таких стран с "развивающейся экономикой", как Россия, Китай и Бразилия. В этих странах, говорится в "сборнике фактов", существует необходимость совершенствовать правоприменительную практику по защите правообладателей от нелегального копирования их товаров.

ACTA как раз предусматривает создание правовой основы для борьбы с нелегальными копиями товаров. Под ними понимаются не только пиратский контент, но и продукция и лекарства, создаваемые и распространяемые без санкции правообладателей. Однако яростные споры вызвали именно положения, касающиеся защиты авторских прав в цифровой среде.

Ряд европейских организаций, таких как Free Software Foundation ("Фонд свободного программного обеспечения") и Free Knowledge Institute (некоммерческая организация "Институт за свободные знания"), выпустили открытое письмо, в котором выразили озабоченность содержанием соглашения. По их мнению, оно подрывает фундаментальные права человека (право на свободу выражения и тайну переписки) и демократические принципы в целом.

Пятый раздел закона, который как раз регулирует правоотношения в "цифровой среде", устанавливает несколько абстрактных требований к сторонам, подписавшим соглашение. Так, страны-участницы должны будут стремиться к созданию "правоприменительных процедур", которые обеспечат меры по противодействию нарушениям авторских прав.

Кроме того, соглашение предусматривает, что его стороны могут изменить внутреннее законодательство, чтобы интернет-провайдеры по запросу правообладателей предоставляли им информацию о пользователях, распространяющих нелегальный контент. При этом в каждом положении соглашения подчеркивается, что действовать страны-участницы должны в рамках собственного законодательства и "адекватно".

Более того, простого подписания ACTA недостаточно для принятия его условий. Каждая из стран-участниц должна будет ратифицировать документ, и только после этого он начнет действовать на ее территории. На сегодняшний день соглашение подписали или пообещали подписать не только США, Япония и все страны Евросоюза, но и Канада, Австралия, Мексика и еще несколько государств (ни России, ни Китая, ни Бразилии среди них, впрочем, нет).

Подписание такого, в принципе, безобидного "пакта о намерениях" осталось бы незамеченным, если бы не недавний опыт борьбы интернет-пользователей с американскими антипиратскими законопроектами SOPA и PIPA. Эта история не только вселила в "пиратов" уверенность в превосходстве над "копирастами", но и заложила в некоторых из них болезненную нелюбовь к любым, даже мнимым, инициативам властей на поле защиты авторских прав.

Однако, что интересно, новый фронт борьбы "за свободный Интернет" открылся только в Польше. С возгласами "ACTA - это вторая SOPA!" хакеры из Anonymous бросились атаковать правительственные сайты. (Европарламент при этом указывает - нет, это не вторая SOPA, соглашение даже не повлияет на действующее законодательство).

Сама по себе хакерская атака, конечно, была не очень хорошим ходом - премьер Польши Дональд Туск под этим предлогом заявил, что не пойдет на уступки "шантажистам" и все равно подпишет соглашение. 24 января около сотни польских сайтов решили в миниатюре повторить успех американских "коллег" и на несколько часов повесили на своих страницах предупреждения о неприемлемости ACTA (впрочем, не приостанавливая работу самих ресурсов).

Более того, 24 и 25 января тысячи жителей польских городов вышли на митинги с требованием к властям отказаться от поддержки ненавистного соглашения, а 26 января, сразу после его подписания, неизвестные хакеры атаковали сайт Европарламента. Но жирной точкой в борьбе против ненавистного соглашения можно считать появление нескольких десятков польских депутатов на заседании в масках Гая Фокса, которую используют для изображения анонимуса, "безликого и беспощадного".

Но ACTA подписана и наверняка будет ратифицирована как в "беспокойной" Польше, так и в остальных странах. Реакция поляков на фоне других участников соглашения выглядит простой истерикой, вызванной тем самым "духом победы" над SOPA и гиперболизированной трактовкой положений самого договора.

Конечно, ACTA, как и SOPA и PIPA, да и ряд других законопроектов и законов о защите авторских прав в Сети в других странах демонстрируют самое важное - тенденцию к скорому приходу государства в Интернет (со своим, как полагается, уставом). Но пока эти перспективы настолько далеки, что "протестные" DDoS-атаки и прочие совместные акции не просто выглядят пустым сотрясением воздуха (и клавиатуры), но и могут навредить совместной борьбе в будущем. Флешмобы должны быть неожиданными и редкими, а не становиться надоедливой строчкой в повестке дня.

Обсудить
«Великое прошлое нас развращает»
Почему россияне не принимают себя
Циркуль в глаз
Судьба еврейского художника: от украинских сказок до нацистской выставки
Признак оперы
Как Дмитрий Хворостовский стал главным оперным певцом России
«Происходящее — форма женского освобождения»
Йоаким Триер о мистической драме про лесбийскую любовь и Бога
Мистер Спок
Мы пощупали новейший Aston Martin Vantage и делимся первыми впечатлениями
Тест: какой автобренд круче
Угадываем компании, которые зарабатывают на нас больше остальных
Самые большие шины в мире
Огромные покрышки, которые подойдут даже машине Годзиллы
Из бананов и палок
Что получается, когда машины пытаются делать в Уганде, Кении и других странах
Ловушка для планктона
Тест: Какой офис идеально вам подходит
Это чисто Питер
Сколько стоят квартиры в воспетом Шнуром городе на Неве
Берите две
Пять стран, где ипотеку дают под смешной процент
«Моя бывшая живет на помойке»
Москвич сделал из жены бомжа, и ему не стыдно