Новости партнеров

Счастливая отсрочка

Саркози спасли от необходимости подписывать закон о геноциде армян

28 января Конституционный совет Франции признал неконституционным законопроект об отрицании геноцида армян. В совете сочли, что документ, который уже одобрили обе палаты французского парламента, противоречит принципам свободы слова. Постановление на неопределенный срок откладывает принятие закона, но позволяет нормализовать отношения с Турцией, которая в январе заморозила отношения с Францией.

Закон о введении уголовной ответственности за отрицание геноцида - и, в частности, случаев массового убийства армян на территории Османской империи в 1915 - 1916 годах, которые во Франции, равно как и в десятках других стран, включая Россию, официально признаются геноцидом - обсуждается уже не один год. Активно - как минимум с 2006 года, когда соответствующий законопроект был впервые одобрен французским парламентом. В тот раз до принятия закона не дошло, но небольшой дипломатический кризис, тем не менее, случился: Турция, которая не признает события времен Первой мировой войны геноцидом - то есть систематическим истреблением армянского населения по этническому признаку - объявила о прекращении военного сотрудничества с Францией (а помимо двусторонних отношений в военной сфере, страны связывает еще и сотрудничество по НАТО).

В следующий раз о законе об отрицании геноцида заговорили в конце 2011 года: старый законопроект был вновь вынесен на обсуждение по инициативе парламентариев от правящего "Союза за народное движение". За отрицание геноцида, в том числе и геноцида армян со стороны Турции, граждан Франции предлагалось наказывать штрафом до 45 тысяч евро и тюремным заключением на срок до одного года.

Дальше события стали развиваться на удивление стремительно: несмотря на демонстративно решительный отпор со стороны Турции (23 января, не дожидаясь подписания закона, Анкара отозвала своего посла из Парижа и объявила о прекращении стратегического партнерства с Францией в экономической, политической и военной сферах), к концу января 2012 года законопроект прошел через обе палаты парламента и до 29 февраля должен был оказаться на столе у президента Николя Саркози.

После этого судьба закона казалась практически решенной: представить себе, что президент, ранее периодически заявлявший о недопустимости отрицания преступлений против человечности, в последний момент пойдет против воли парламента, было трудно. Однако противники закона получили неожиданную отсрочку: Конституционный совет страны (аналог Конституционного или Верховного суда) заблокировал подписание документа, заявив, что он противоречит принципу свободы слова. Члены Совета заключили, что, наказывая кого-либо за сомнения в преступлениях, которые законодатель определил таковыми, парламент "неконституционно ограничивает свободу самовыражения".

В тот же день Николя Саркози распорядился подготовить новую версию документа, в очередной раз заявив, что отрицание геноцида недопустимо и должно караться законом. Турция, несмотря на это, решительно поддержала постановление Конституционного совета, а глава турецкого министерства иностранных дел Ахмет Дувутоглу пообещал как можно скорее собрать кабинет министров и обсудить вопрос возобновления сотрудничества с Францией.

Так уж вышло, что, находясь в подвешенном состоянии, вопрос о признании геноцида армян в значительно большей степени устраивает заинтересованные стороны (за исключением, разумеется, французских армян), чем любое его решение. До тех пор, пока принятие решения откладывается, Саркози может продолжать делать искренние заявления о недопустимости геноцида, и подпитывать чаяния 500 тысяч французских избирателей армянского происхождения, не рискуя при этом миллиардами евро ежегодного товарооборота между Францией и Турцией. Кроме того в стране живут, работают и платят налоги около 550 тысяч турецких граждан, сердить которых французскому президенту тоже ни к чему.

То же касается и Анкары. В Турции собственные граждане привлекаются к уголовной ответственности за высказывания о признании геноцида армян, и, разумеется, такая позиция ни за что не позволит правительству проигнорировать действия французских законодателей. Однако Франция для Турции - один из крупнейших торговых партнеров и зарубежных инвесторов, в Турции работают сотни французских компаний. Так что Анкаре всерьез портить отношения с Парижем тоже незачем, и в действительности турецкое правительство стремится сохранить воинственный имидж, но как можно скорее найти повод помириться с партнером.

В этом смысле решение Конституционного совета выгодно и Турции, и Франции, более того, оно еще и подоспело весьма кстати. Разумеется, утверждать, что постановление было принято под давлением со стороны Николя Саркози, оснований нет (хотя в прошлом Совет уже прославился решением, фактически освободившим президента Жака Ширака от уголовной ответственности до окончания полномочий), однако нельзя не отметить, что оно избавило главу государства от необходимости ставить точку в неудобном вопросе в тот самый момент, когда эта необходимость казалась неизбежной.

Поручив правительству подготовить новую редакцию законопроекта, Саркози может отсрочить принятие закона. Теоретически, отсрочить надолго - в конце концов, с прошлой попытки провести закон об отрицании геноцида армян через парламент прошло шесть лет. Однако не факт, что все сложится именно так. С требованием проверить новый законопроект закон в Конституционный совет обратились сразу 130 членов обеих палат парламента, то есть представители разных партий, разделяющие различные политические взгляды. Это может означать, что окончательного единства по вопросу в обществе нет. Однако позиции сторонников закона выглядят более прочными.

Депортация армян в в 1915 году. Фото из архива (c)AP
Депортация армян в в 1915 году. Фото из архива (c)AP

Геноцид армян был официально признан Францией в 2001 году. До этого в качестве геноцида в стране признавался только Холокост. При этом закон об уголовной ответственности за отрицание Холокоста (так называемый закон Гэссо) действует во Франции с 1990 года. Следующий шаг - принятие закона, который "уравняет в правах" оба признанных страной случая геноцида - кажется вполне логичным.

Наличие прецедента в виде закона Гэссо осложняет задачу по признанию нового закона о геноциде неконституционным. Поэтому Конституционный совет был вынужден признать, что в принципе введение уголовной ответственности за высказывания, отрицающие геноцид армян, возможно. Пусть это и будет означать ограничение свободы слова, но делается же это например, из соображений общественной безопасности. Единственная зацепка, которую смогли отыскать в Совете, - это требование, чтобы закон был "необходимым обществу" и применялся "соразмерно". Не исключено, что при надлежащем рвении французским депутатам удастся оперативно подготовить новую редакцию законопроекта, придраться к которой уже не получится. Вопрос о соразмерности решается, например, уменьшением штрафа; с "общественной значимостью" может быть труднее, но и ее сторонники закона, скорее всего, смогут обосновать, им не впервой.

Кроме того, в условиях предвыборной борьбы двусмысленной позицией Николя Саркози, разумеется, не могли не воспользоваться его соперники. Кандидат от социалистов Франсуа Олланд, например, в тот же день заявил, что в случае своего избрания будут непременно добиваться принятия закона об уголовной ответственности за непризнание геноцида. Разумеется, его заявления о солидарности с французскими армянами могут на деле стоить аналогичных заверений Саркози, однако избиратель, разочарованный тем, как сложилась судьба законопроекта, возможно, и не захочет вдаваться в детали.

Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли