От миллиарда и больше

"Лента.ру" пообщалась с экспертами по сверхдорогим госзакупкам

Национальная ассоциация институтов закупок провела исследование государственных закупок, превышающих миллиард рублей. Вывод экспертов оказался неутешительным - около половины контрактов заключено с явным ущемлением принципов конкуренции. Но у самих специалистов нет уверенности ни в том, что к их мнению прислушаются, ни в том, что государство всерьез обратит внимание на такое положение вещей.

В ходе исследования Национальная ассоциация институтов закупок (НАИЗ) изучила 40 уже заключенных контрактов на общую сумму в 88,1 миллиарда рублей и 12 закупок на сумму в 64,9 миллиарда, итоги размещения которых еще не подведены. Период мониторинга составил две недели - с 22 февраля по 5 марта 2012 года.

Эксперты пришли к выводу, что 48 процентов "сверхдорогих" закупок совершаются при отсутствии конкуренции. Если вести расчеты по сумме закупок, а не по числу, то цифра получится еще больше - 58 процентов. Во многих извещениях содержатся нормы, способствующие ограничению конкуренции. Среди них - незаконное требование о выполнении работ своими силами, без привлечения субподрядчиков, а также создание преимущественных условий для участия в торгах для тех или иных компаний.

В НАИЗ уверены, что такое положение вещей приводит к снижению числа участников торгов, а также к тому, что контракт заключается по начальной (максимально возможной) цене. Кроме того, в исследовании отмечается, что по действующему законодательству чиновники не обязаны раскрывать обоснование начальных цен. Это, по мнению экспертов, существенно затрудняет общественный контроль. Выводы экспертов направлены в Министерство экономического развития, которое является основным регулятором отрасли.

Конкуренция на торгах была одной из главных целей проводимой реформы. Предполагалось, что большее число участников позволит значительно снижать цены, по которым государство покупает товары и услуги. О том, что госслужащие зачастую стараются ограничить конкуренцию, чтобы отдать контракт "своей" компании, неоднократно говорили различные эксперты.

НАИЗ была создана в начале февраля организацией "Деловая Россия" и холдингом "Эксперт". "Лента.ру" пообщалась с руководителем дирекции НАИЗ, генеральным директором Fabrikant.ru Сергеем Габестро о проведенном исследовании и о том, намерены ли власти прислушаться к экспертам.

"Лента.ру": Сначала хотелось бы спросить, чем занимается НАИЗ в принципе? И, главное, чем ваша ассоциация отличается от других организаций со схожей деятельностью?

Сергей Габестро: НАИЗ была создана для проведения экспертиз. Основная задача ассоциации - постоянно делать экспертизы на "живой материи", вырабатывать какие-то конкретные предложения. Передавать чиновникам такие предложения, которые построены не просто на умозаключениях, а на экспертизах.

К чиновникам поступает много экспертиз, в том числе и по госзакупкам. Чем принципиально отличается ваша работа?

Вы говорите, что много. Путин месяц назад, к примеру, сказал: "Давайте делать экспертизы миллиардных контрактов". Никто этого не сделал. Никто не сделал, можете спросить у заинтересованных чиновников.

Путин, насколько я помню, написал в статье "Ведомостям", что необходимо начинать эту работу, но он же не давал конкретных поручений.

Разница в том, что одни ждут указаний, что делать и в какую сторону бежать, а другие - нет. Они создают конкретные продукты на основе своего опыта и компетенций.

И ваш продукт показал, что в сфере "сверхдорогих" закупок возможны нарушения закона?

Нет, мы про нарушения закона не пишем, это не наша компетенция. Это дело Генеральной прокуратуры. Мы прорабатывали два вида закупок: текущие, извещения по которым были размещены недавно, и уже законченные, по которым прошли торги. Соответственно - два разных подхода. В первом случае смотрели, насколько корректно было составлено извещение, не нарушает ли оно конкуренцию. В последнем случае хотели выяснить, что же произошло с миллиардными закупками, была ли реальная конкуренция.

И выяснилось, что у нас больше половины извещений от госзаказчиков по миллиардным контрактам просто некорректно составлены. В одних излишняя детализация требований. Например, в ситуации с палаточным лагерем. Зачем требовать в стиральных машинах, которые будут в этом лагере, вертикальную загрузку? Что, с горизонтальной загрузкой какие-то проблемы? То есть вместо того, чтобы писать, что стиральный комплекс должен отрабатывать, условно говоря, такой-то объем, пишут, какая должна быть загрузка, четыре шурупа и так далее. А в других извещениях, например, по медицинской технике, вообще нет никакой детализации. Они просто пишут: "Нам нужна медицинская техника".

Там, где излишняя детализация - это барьеры для всех остальных участников. Там, где нет детализации - никто не сделает своего предложения, потому что люди не поймут, чего от них хотят.

Вообще-то конкуренция, в том числе при госзакупках, должна поддерживаться ФАС. И если извещение не соответствует законодательству…

Мы не говорим про действующее законодательство. Это все соответствует букве закона. ФАС начинает работать в тот момент, когда к нему поступает жалоба, прежде всего от заинтересованного лица. А у нас нет задачи создавать работу и без того перегруженной ФАС. На мой взгляд, она и с существующим объемом не справляется, не может выполнить те задачи, которые эта структура сама на себя возложила.

Поэтому вы предлагаете создать специальную комиссию, которая бы занималась рассмотрением закупок на сумму более миллиарда?

Нужно создать определенный процесс. Не важно, в какой форме это будет. Возможно, комиссия. Мы готовы еженедельно делать подобного рода экспертизу и готовы эту экспертизу посылать заинтересованным ведомствам.

Кто эти ведомства?

На одном из совещаний представители ФАС заявили, что заинтересованы исключительно в жалобах и никакие экспертизы рассматривать не будут. Но мы экспертная организация и не готовы быть жалобщиками.

Министерство экономического развития не может реагировать ни на какие экспертизы. Хотя они должны. Они говорят: "Вот, пожалуйста, на сайте госзакупок место для форума, постите туда все ваши экспертизы и пусть журналисты этим занимаются".

На мой взгляд, это странная позиция, но я ее уважаю, как и любое мнение, которое не разделяю. Понятно, почему так происходит. Это целый процесс, нужны отдельные люди, которые бы реагировали на извещения, информировали госзаказчиков о мнении экспертов, позиции регулятора и так далее. Сейчас этого нет.

Остается последнее ведомство - прокуратура. С ней мы еще не общались. Вполне вероятно, это взаимодействие мы будем строить через Общественную палату, потому что она имеет вроде некие большие права, и в том числе законотворческие.

Вы сказали, что в целом закупки соответствуют законодательству. Так, может, стоит менять именно законы?

Ну, процесс уже идет, и мы вносили свои поправки. В опубликованной недавно редакции Федеральной контрактной системы много недостатков. Сегодняшний проект закона о ФКС - это уже дитя компромиссов между ФАС, МЭР и Минфином, и мне кажется, что есть вопросы к этому законопроекту. Остальное все детали, мы сейчас с вами углубимся в эти детали, нет смысла этого делать.

Есть ли вероятность того, что власти вообще будут прислушиваться к экспертам в сфере госзакупок? Есть ли нужда в подобных экспертизах?

Возьмем, например, историю с сайтом Министерства обороны. А кто на самом деле проводил экспертизу, что сайт Министерства обороны сделан по завышенным ценам или по заниженным? Никто. Вот мы сейчас разбираемся. И получается, что все не так, как писали СМИ.

Мы собираемся сравнить функционал сайта Минобороны и информационных ресурсов других ведомств. И пока выясняется, что местами сайт сделан даже по цене ниже рыночной.

Будут ли прислушиваться к мнению экспертов? Да нам все равно. Пока, может быть, и нет. Но у нас есть определенные задачи, и мы эту экспертизу делаем. Я уверен, что чем более информационным становится общество, чем более профессиональными становятся госзаказчики и сами участники, тем больше будут прислушиваться.