Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

На свежий воздух

Журналисты вышли пикетировать Следственный комитет

Десятки журналистов федеральных изданий собрались в среду, 13 июня, у здания Следственного комитета РФ. Утром было опубликовано письмо главного редактора "Новой газеты" Дмитрия Муратова с рассказом о том, как руководитель СК Александр Бастрыкин вывез в лес замглавреда издания Сергея Соколова и угрожал ему. Первых журналистов, пытавшихся встать в одиночные пикеты, задержали полицейские, что спровоцировало еще больший скандал. В итоге акция протеста сотрудников СМИ продолжалась до позднего вечера. Тема лесных приключений главы Следственного комитета в социальных сетях за день была раскрыта, кажется, полностью. Ведомство хранит глухое молчание. При этом сообщается, что информация о неформальном общении Бастрыкина с Соколовым доведена до Владимира Путина.

Открытое письмо главного редактора "Новой" Дмитрия Муратова к Бастрыкину взорвало журналистское сообщество. Уже в полдень сотрудник ИД "Коммерсантъ" Ольга Алленова и замглавного редактора радиостанции "Эхо Москвы" Владимир Варфоломеев предложили начать серию одиночных пикетов у здания СК в Техническом переулке. Одиночные пикеты и по старому, и по новому закону о митингах согласования с властями не требуют. Начало было намечено на 16:00, первыми у СК появились журналисты, представлявшие, в основном, "Эхо". Их стратегическая ошибка заключалась в том, что они, собравшись вместе прямо у входа в СК, стали рисовать плакаты. Их окружили коллеги из других изданий, которые просто освещали событие, и полиция сочла это несанкционированной акцией.

Пикетчики попытались разойтись на положенные 50 метров друг от друга, но их начали задерживать. В автозак отправились Варфоломеев, другие журналисты "Эха" - Алина Гребнева, Ольга Бычкова и Натэлла Болтянская, а также Александр Подрабинек. Этот известный еще в СССР диссидент как в старые советские времена пришел на пикет с обычным листом бумаги, на котором ничего не было написано. Так некогда протестовали, в частности, против цензуры.

Журналистов везли в ОВД "Басманное", а к СК ехали их коллеги из нескольких десятков изданий. Ольгу Алленову попытались задержать на том основании, что она пришла не со своим плакатом, а взяла его у другого человека. Полиция предположила, что это нарушение правил проведения одиночного пикета. Правоохранители настаивали, что каждый должен приходить со своим плакатом, причем его содержание не может совпадать с содержанием других плакатов. Алленову коллеги отстояли. Еще у нескольких пикетчиков полиция переписала паспортные данные, а потом, очевидно, получила другие указания. К СК подъехало два автобуса с подкреплением, при этом сотрудники перестали обращать внимание и на содержание плакатов, и на правило 50-ти метров, и на то, что пикетчики этими плакатами постоянно менялись. Полиции стало все равно.

На протяжении оставшегося вечера правоохранители осторожно ходили вокруг пикетчиков, время от времени вступая с ними в неформальные беседы, а также еще несколько раз пытались записать паспортные данные журналистов (что получалось не всегда).

В ОВД "Басманное" с задержанными сотрудниками СМИ тоже обошлись по самому гуманному варианту. Им намекнули, что лучше всего - отказаться от показаний, сославшись на 51-ю статью Конституции (она дает право не свидетельствовать против себя). Журналисты так и сделали, после чего их предупредили о недопустимости нарушения закона и отпустили. Из ОВД некоторые поехали обратно к СК.

Журналист и видный член оргкомитета митингов протеста Сергей Пархоменко стоял с большим плакатом, на котором было написано: "Я журналист. Председатель Следственного комитета Бастрыкин угрожал убийством моему коллеге Сергею Соколову. Требую независимого расследования". С точки зрения полиграфии плакат был очень хорошего качества. Пархоменко стоял на фоне двух полицейских автобусов, его фотографировали, ему задавали вопросы. Пархоменко достал телефон. "Сейчас напишу в фейсбук, что вы ждете моего ареста", - пошутил он.

Это была акция протеста, на которой все смешалось. Давно и хорошо знакомые люди оказались в ситуации, когда им надо было брать друг у друга комментарии. "Ну расскажи, как мучили, какие пытки применяли?" - спрашивал журналист "Дождя" у Алины Гребневой, пока оператор включал камеру. "Ну что вы, в ОВД к нам отнеслись очень хорошо", - отвечала она уже для эфира. Примерно в этот момент из СК вышел Сергей Удальцов, все бросились к нему. Дело в том, что прямо во время пикетов Удальцова допрашивали по делу о беспорядках 6 мая 2012 года. Собравший куда больше журналистов, чем он, наверное, рассчитывал, оппозиционер заявил, что дал подписку о неразглашении и многого сказать не может. Уточнил лишь, что следователи очень интересовались источниками его доходов и вообще больше спрашивали о всяких финансово-бытовых вещах. Координатор "Левого фронта" добавил, что продолжит ходить на допросы и будет настаивать на том, что никакие массовые беспорядки 6 мая заранее не планировались.

Удальцов с женой Анастасией и адвокатом Виолеттой Волковой удалились. Появлялись все новые журналисты с обращенными к Бастрыкину плакатами. Вроде: "Я журналист, и не хочу в лес, Александр Иванович". Или же просто: "Александр Иванович, идите лесом". С ними стояли замглавреда "Московского комсомольца" Айдер Муджабаев, экс-главред "Большого города" Филипп Дзядко, шеф-редактор журнала "The New Times" Илья Барабанов, журналисты "Радио Свобода". Ажиотаж вызвал автомобиль, на котором приехали сотрудники одного из изданий. На лобовом стекле у него была бумажка со стилизацией под госномер с 666-м регионом и указанием маршрута: "Следственный комитет - лес".

Овации сорвал молодой человек, вставший напротив здания СК и прокричавший даже не речь, а настоящую проповедь. Он добрую четверть часа во весь голос вещал о том, что Бастрыкин - офицер и мужчина. Напоминал, что дело главы СК - стоять на страже закона. Что журналистика - важная и ценная профессия и что ее представителей надо защищать, а не вывозить в лес и не угрожать им. На балконах и в окнах здания СК появились слушатели, и их было немало. В ходе короткой паузы корреспондент "Ленты.ру" попытался спросить, как зовут молодого человека. "Да разве это сейчас важно", - отвечал тот и продолжал проповедовать. Полиция хотела его задержать, но так и не решилась. Человек практически сорвал голос, ему все хлопали. Потом он отдохнул около получаса и кратко, но экспрессивно повторил основные тезисы своего выступления.

Последние из пикетчиков разошлись уже около десяти вечера.

В социальных сетях тема леса и главы СК была главной весь день. Еще в первой половине дня кто-то нашел давно сделанный шутливый сайт Увеземвлес.рф (там некое ООО "Увезем в лес" рекламирует свои услуги: вывоз в багажнике за пределы мегаполиса человека, который не нравится клиенту этой фирмы) и предположил, что теперь-то уж точно известно, какое ведомство стоит за этим бизнесом. Десятки людей предполагали, что лес, в котором глава СК угрожал журналисту, наверняка был Химкинским. Появились фотоколлажи, где на въезде в лес стояли таблички "Следственный комитет Российской Федерации".

Шутки шутками, но Сергей Соколов покинул Россию из соображений безопасности. СК, который всегда был открытым для прессы ведомством, хранит мертвое молчание по поводу инцидента. С требованием расследовать его к СК обратились Общественная палата и Союз журналистов. Причем последний написал письмо в Генпрокуратуру, у которой со Следственным комитетом - межведомственный конфликт. Пресс-секретарь президента Владимира Путина Дмитрий Песков заявил, что главе государства "доложили о публикациях в СМИ о конфликте".