Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Изнанка наружки

Почему операторы столичной уличной рекламы вышли на митинг

2 и 3 июля на Пушкинской площади прошли митинги работников сферы наружной рекламы. Представители сферы выражали недовольство политикой по отношению к их бизнесу, проводимой главой департамента СМИ и рекламы Владимиром Черниковым. За последний год власти Москвы демонтировали ряд рекламных конструкций. "Лента.ру" поговорила с обеими сторонами конфликта.

Столица без рекламы?

Активные меры по демонтажу рекламных площадей в столице начали проводиться в 2011 году, после того как в конце 2010 года Черников возглавил департамент СМИ и рекламы. Исходя из слов чиновника, деятельность департамента в этой сфере будет только активизироваться и скоро коснется абсолютно каждой рекламной площади в столице: к 2013 году глава департамента обещал представить схему размещения рекламы в Москве и провести новые конкурсы на рекламные места.

Первым крупным явлением, ознаменовавшим переход департамента к жесткой политике по отношению к наружной рекламе в Москве, стал запрет рекламных перетяжек летом 2011 года. По предписанию властей перетяжки в столице были срезаны, несмотря на действующие контракты с рекламными операторами. Рекламщикам не удалось доказать неправомерность действий властей в суде, в итоге они остались и без перетяжек, и без компенсации за потерянные контракты.

За последний год в столице были также демонтированы ряд крупных рекламных конструкций, в том числе знак "Мерседеса" на крыше Дома на набережной, надпись "Уралсиб" на крыше РГБ, а также снят самый крупный рекламный плакат в городе, ранее размещавшийся на конструкции на площади Павелецкого вокзала. Сама конструкция до сих пор находится на площади Павелецкого вокзала. В начале 2012 года Высший арбитражный суд Российской Федерации признал недействительным предписание ОАТИ (Объединение административно-технических инспекций Москвы) о ее демонтаже, выданное на основании поручения департамента СМИ и рекламы города Москвы.

Как правило, рекламные конструкции демонтируются после заявления СМИ об окончании срока контракта. Так, в марте 2012 года в Москве на время исчезли рекламные стенды. Новые конкурсы на их размещение должны были быть проведены к лету 2012 года.

В мае 2012 года компания "Валь-СНГ", принадлежащая оператору наружной рекламы BigBoard, получила предписание от ОАТИ о демонтаже 24 рекламных конструкций с остановок наземного транспорта. По версии властей, объясняла газета "Ведомости", истек срок договора на размещение этих конструкций. "Валь-СНГ" решила оспорить предписание ОАТИ в суде: по данным тех же "Ведомостей", компания настаивает на том, что, по условиям договора, он автоматически продлевается на 10 лет, если одна из сторон не уведомляет другую о расторжении договора за 12 месяцев после 20-летнего срока его окончания. "Валь-СНГ" подала в суд на департамент СМИ и рекламы и "Мосгортранс". При этом департамент, по сообщению "Ведомостей", заявил о том, что конструкции будут демонтированы в любом случае.

Временные ответы

Жесткие меры и активные действия властей по демонтажу рекламных конструкций в столице вызвали недовольство у ряда участников рынка и вынудили их выйти на митинг 2 и 3 июля.

Среди участников митинга были представители таких операторов, как Panomedia, Solmedia, "Базис-Медиа" и "Гроссмедиа". Продажами рекламных возможностей этих компаний занимается "ГБ Аутдор" - торговая марка "Гаврилоф Бразерс", по данным "Эспар-Аналитик", имеющая самую большую сеть крупноформатных крышных рекламных конструкций в Москве и России. В ее владении находится 56 рекламных конструкций, большая часть из которых является призмодинамическими. "Лента.ру" поговорила с заместителем директора ООО "ГБ Аутдор" Александром Каспировичем, который является организатором митинга.

Каспирович сообщил, что общался с главой департамента СМИ и рекламы Владимиром Черниковым в 2011 году на одной из пресс-конференций, где чиновник ответил на все вопросы бизнесмена и пригласил его прийти на прием. Смысл ответов Черникова, по словам Каспировича, сводился к тому, что пришедший на пост главы рекламного департамента из другой отрасли Черников еще не до конца разобрался на рынке рекламы, а потому временно не может выдавать все необходимые разрешения по размещению рекламных установок, в том числе тех, у которых кончился срок аренды. По словам Каспировича, "просроченные" рекламные конструкции Черников обещал не трогать до тех пор, пока не будет разработана новая схема размещения и не будет проведен конкурс. По словам Каспировича, Черников просто не хотел поднимать острые вопросы до президентских выборов.

После пресс-конференции Каспирович, по его собственным словам, пытался записаться на встречу с чиновником более 20 раз, но в приемной Черникова постоянно переносили срок записи.

Персональный Иуда

После президентских выборов опасения Каспировича подтвердились: начался массовый демонтаж рекламы. "У нас на рынке есть свой Иуда - это компания, которая занимается этим демонтажем по поручению Департамента СМИ и рекламы", - Каспирович не стал произносить название компании, но известно, что работы по демонтажу столичных рекламный конструкций осуществляет "дочка" крупнейшего в России оператора наружной рекламы News Outdoor (сейчас "Russ Outdoor") - "ОМС". "Вот эти люди по команде Департамента СМИ и рекламы лезут на крышу и все спиливают, а потом говорят: 'Даже опилки этого всего вы можете получить только после того, как заплатите нам за демонтаж'", - говорит Каспирович. Представители компании Russ Outdoor (бывшая News Outdoor) отказались комментировать участие своей дочерней компании "ОМС" в демонтаже столичных рекламных конструкций, а также проблемы, волнующие участников митинга.

Компания "ГБ Аутдор" лишилась брандмауэра на улице Орджоникидзе - большого рекламного полотна Range Rover, расположенного на стене здания. После его демонтажа оператору пришлось вернуть деньги, заплаченные заказчиком за размещение, из-за того, что тот обвинил "ГБ Аутдор" в неисполнении обязательств. По словам Каспировича, сейчас в Москве можно увидеть аналогичный баннер Range Rover, висящий на так называемой "пиратской сетке", то есть в незаконном месте, совсем рядом с местом проведения митинга - на стене киноконцертного зала "Россия".

По словам Каспировича, когда представители компании "ГБ Аутдор" приходят в департамент СМИ и рекламы (службу "Одного окна") за регистрацией рекламной площади с полным пакетом необходимых документов, им сообщают, что для получения разрешения необходимо личное письмо от Владимира Черникова, даже если речь идет о стандартном рекламном билборде. Каспирович считает, что задержка и прекращение регистрации и перерегистрации рекламных конструкций связано с тем, что департамент хочет освободить рынок наружной рекламы от ряда его нынешних игроков "для кого-то другого".

Автодилер в метро

Каспирович рассказал подробности и о компании "Гема", дочернее предприятие которой "Авто Селл" в 2011 году выиграло тендер на размещение всей рекламы в Московском метрополитене.

Прежде чем в декабре 2010 года стать начальником департамента СМИ и рекламы, Черников с 2008 года был начальником Финансово-экономического управления аппарата Госдумы, которое, в частности, отвечало за обеспечение депутатов автомобилями. Транспортная компания "Гема" при Черникове была подрядчиком, предоставляющим депутатские автомобили, в 2012 году она снова выиграла тендер на эту услугу. А в 2011 году эта компания, специализирующаяся на продаже автомобилей, вдруг стала единственным рекламным оператором метрополитена, вообще не имея опыта ведения рекламного бизнеса. При этом тендер "Авто Селл" выиграла, дав обязательство заплатить ГУП "Московский Метрополитен" почти 2,38 миллиарда рублей. Сумма контракта, по мнению участников рынка, была сильно завышена, особенно с учетом того факта, что компания "Олимп", предыдущий рекламный оператор Московского метрополитена, за 2010 год заплатила столичному метро всего 783 миллиона рублей.

Сухие памперсы

"Моя компания, - говорит Каспирович, - суммарно платит в месяц три миллиона налогов и сборов. Пока нас не пришли грабить, мы сидели тихо, - заявляет Каспирович. - В конституции написаны очень простые слова: никто не может быть лишен своего имущества иначе, чем по решению суда. И есть статья 19 закона "О рекламе". Согласно этому пункту, при невыполнении рекламным оператором обязательств муниципальный орган должен обратиться с этой информацией в суд, чтобы тот, после рассмотрения дела, вынес решение о демонтаже рекламы или о том, чтобы ее не демонтировать.

Главный лозунг митингующих - "Мы за закон!". "Подавайте на нас в суд, и мы в суде спросим с вас, почему уже год мы не можем ничего регистрировать", - требует Каспирович.

"К сожалению, у нашего рынка 'стокгольмский синдром' - его участники готовы бояться [чиновников] и трепетать, совершенно не веря в то, что протест может дать какие-то результаты, - утверждает Каспирович, давно агитирующий более робких коллег за открытые протестные действия. - Я в ближайшее время постараюсь собрать тех, у кого памперс более сухой на нашем рынке, и если эти люди не струсят, мы напишем коллективное письмо президенту, где опишем ситуацию, и напишем, кто на самом деле пополняет количество протестующих и кто на самом деле создает ситуацию, когда люди 'раскачивают лодку'. Это делают чиновники на местах. Им недостаточно тех, кто приходит на Болотную - они получат еще".

Официальное слово

Пресс-секретарь департамента СМИ и рекламы Владимир Яковлев ответил на вопросы "Ленты.ру", которые поднял Каспирович.

"Лента.ру": Митингующие утверждают, что по распоряжению департамента СМИ и рекламы демонтируются рекламные конструкции без решения суда.

Владимир Яковлев: Мы считаем, что абсолютно все требования митингующих выдвинуты необоснованно. Ничего подобного не происходит, все происходит в рамках закона, ныне существующего в городе Москва и федерального закона "О рекламе".

Например, ситуация с демонтажем конструкций на здании Павелецкого вокзала. Суд вынес решение, которое было на стороне тех, кому эта конструкция принадлежит.

Ничего подобного. Суд доказал правомерность наших действий, у нас есть распоряжение суда от 31 мая.

Но ведь конструкция была демонтирована 16 мая, то есть до решения суда.

Конструкция не демонтирована. Удалена информация, которая должна быть удалена в течение 3 дней с момента окончания срока действия разрешения. Разрешение истекло 17 октября 2011 года.

Реклама конца света. Фото РИА Новости, Максим Богодвид
Реклама конца света. Фото РИА Новости, Максим Богодвид

А что насчет ситуации с рекламными конструкциями BigBoard? Согласно статье в газете "Ведомости", вы поручили их демонтировать.

Компании BigBoard и НИКЭ размещали на своих конструкциях плакаты с надписью "Господь грядет".

То есть 24 конструкции BigBoard было предписано демонтировать не потому, что на их размещение истек срок договора, как сказано в "Ведомостях", а потому, что на каждой из них была надпись о конце света?

Да. Конструкции НИКЭ уже демонтированы, а BigBoard еще нет. В полном соответствии с законодательством был произведен демонтаж. ФАС признала то, что на данных поверхностях размещалась не реклама, то есть, они использовались не по назначению. Был суд, который постановил, что рекламные конструкции использовались не по назначению.

Если владельцы рекламных конструкций откажутся их демонтировать, какими будут ваши дальнейшие действия?

Они демонтируются за бюджетные деньги, а в дальнейшем эти средства будут взысканы через суд. Все очень просто.

Правильно ли я понимаю, что вы заявляете, что каждый демонтаж вы осуществляете только при наличии решения суда, или есть случаи, когда вы осуществляете его без наличия решения суда?

В зависимости от ситуации. Но, опять же, мы не вступаем в противоречие с законом, то есть, нам суд еще ни разу не сказал, что мы поступили противозаконно по отношению к владельцам рекламных конструкций, будь то перетяжки, строительные сетки, будь то заборы, как на Павелецкой набережной. Примеров очень много, а судебная практика показывает, что правота всегда оставалась на нашей стороне.

Те меры и та политика, которую сейчас проводит департамент СМИ и рекламы, как-то скажутся на средних и небольших рекламных бизнесах?

Опять же, что мы понимаем под средним и небольшим рекламным бизнесом? Нужно смотреть, какой денежный оборот у компании, чтобы относить ее к среднему или к малому бизнесу. У компании четыре конструкции или 400? Бывает так, что у компании, к примеру, 400 конструкций, а она себя называет малым бизнесом с огромным денежным оборотом. Но она апеллирует к тому, что у нее три сотрудника, поэтому она малая компания, малый бизнес. Но какой же этой малый бизнес?

Ну вот, например, ГБ "Аутдор", которые митинг организовали.

Но это тоже не малый бизнес.

Вы можете на их примере ответить на мой вопрос?

На их примере? Будут проведены открытые торги, и если владельцы этой компании посчитают необходимым в них участвовать - милости просим. Будут совершенно открытые и прозрачные торги, пожалуйста, кто хочет, может в них участвовать.

Ну а реально у них будет возможность выиграть такие торги?

Она есть у всех. Кто готов предложить больше денег в бюджет, у того и есть возможность.

Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию, которая происходит с выдачей разрешения на рекламные конструкции, у которых, допустим, просрочен срок действия. Есть ли у компаний на данный момент возможность их продлить, не дожидаясь демонтажа?

Для получения разрешений компании необходимо обратиться с заявлением установленной формы с приложением необходимых документов в службу "Одного окна". Заявления рассматриваются в установленный срок. Если не получено согласование от Москомархитектуры, ГИБДД, Москомнаследия или ОАТИ на установку этой конструкции, то такое разрешение, естественно, не выдается. Департамент в данной ситуации ничего не затягивает, если есть все разрешения, пожалуйста.

Необходимо ли личное разрешение Владимира Васильевича Черникова?

Это бред. Нет, конечно, никакого личного разрешения. Есть закон, согласно которому мы действуем. Дело в том, что рекламный рынок никак не может смириться с тем, что закончились понятийные понятия, что нужно жить строго по закону. Вот и все. Не могут люди перестроиться на нормальный лад работы, все привыкли договариваться где-то кулуарно, мы с этим решили закончить.

А вы планируете вести какие-то переговоры с митингующими?

А о чем? Мы уже не раз говорили, в том числе с компаниями, аффилированными с господином Каспировичем, мы объясняли свою позицию и на заседании Рекламной гильдии, но он не слышит, а о чем говорить с человеком, который не слышит?!