Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Груз неудач

Неудачный запуск "Протона-М" совпал с доставкой "Кьюриосити" на Марс

Запуск ракеты-носителя "Протон-М" с грузом из двух спутников связи "Экспресс-МД2" и "Телком-3" завершился неудачей. Теперь, вместо того чтобы передавать телевизионные трансляции, они стали космическим мусором, которого и так уже немало накопилось на околоземной орбите. Первые данные, вроде бы, говорят о том, что не сработал разгонный блок "Бриз-М" - его двигатели, вместо того чтобы проработать 18 минут, отключились уже через семь секунд. Понятно, что выяснять истинные причины аварии должна специальная комиссия, составленная из специалистов. Однако, для многих из тех, кто интересуется наукой и космосом, этот провал Роскосмоса, впечатляюще совпавший с марсианским триумфом NASA, стал однозначным свидетельством системного кризиса в отечественной космонавтике.

Череда неудач у Роскосмоса началась, по мнению многих, с аварии при запуске 5 декабря 2010 года трех спутников "Ураган-М", которые должны были стать частью системы ГЛОНАСС. Старт осуществлялся тогда при помощи ракеты-носителя "Протон-М" (такой же как и в последнем неудачном запуске, но с другим разгонным блоком). На следующий день после аварии президент Дмитрий Медведев потребовал провести проверку и "представить ему предложения об ответственности лиц, причастных к происходящему". Благодаря реакции тогдашнего главы государства (и, возможно, в не меньшей степени, неудачным словам тогдашнего главы Роскосмоса Анатолия Перминова, отказавшегося назвать произошедшее катастрофой) авария привлекла широкое внимание.

Следующий, 2011 год, оказался для российского космического агентства особенно провальным. Уже в феврале, спустя менее двух месяцев после неудачи с ГЛОНАССом, Роскосмосу не удалось вывести на заданную орбиту военный спутник "Гео-ИК-2". Он предназначался для уточнения геодезической сети и зондирования гравитационного поля Земли. Аппарат сначала потерялся, потом нашелся на неправильной орбите но, в конце концов, все равно оказался полностью бесполезен.

Как раз незадолго до этого Перминов заявил, что Россия в 2010 году "подтвердила звание абсолютного лидера по числу космических запусков". Три месяца спустя ему пришлось оставить свой пост, который занял Владимир Поповкин.

Спустя всего полгода ситуация практически повторилась - 18 августа 2011 года, после запуска коммуникационного спутника "Экспресс АМ-4" (который в агентстве почему-то называли "самым мощным") новый глава Роскосмоса общался с журналистами на тему успехов российской космонавтики. На следующий же день спутник обнаружили на нерасчетной орбите, связь с ним установить не удалось.

Спустя всего шесть дней, 24 августа, случилась авария при запуске "Прогресса" с грузом для МКС. В качестве причины аварии Роскосмос назвал сбой в газогенераторе третьей ступени ракеты-носителя "Союз-У".

В довершение несчастливого года, 23 декабря военные космонавты потеряли спутник "Меридиан-5", опять-таки из-за неполадок в двигательной установке, но уже другой ракеты - "Союз 2.1б".

Но самой громкой неудачей отечественной космонавтики, конечно, стала утрата многострадального межпланетного аппарата "Фобос-Грунт". Эта авария обросла таким количеством ярких подробностей, что пересказать их не представляется возможным, тем более что "Лента.ру" о них ранее неоднократно писала.

Немного статистики

На самом деле провалы случаются не только у Роскосмоса. Как бы нам, жителям двадцать первого века, ни хотелось считать, что запуск спутника в наше время это что-то вроде отправки почтовой посылки, доставляющей груз на орбиту в срок и без неожиданностей, это, безусловно, не так. Осечки бывают у всех - и у Северной Кореи, и у празднующих на этой неделе марсианский триумф США.

Возьмем открытую статистику запусков за последние несколько лет. Начиная с 2004 года в мире было совершено 592 запуска космических аппаратов. 28 из них закончились авариями - и это только те из них, в результате которых оборудование было полностью и невосстановимо утрачено. Еще семь запусков подпадают под категорию "частично успешных". Другими словами, в семи случаях кое-какую функциональность космических аппаратов инженерам удалось восстановить.

Таким образом, примерно каждый двадцатый из всех космических запусков за последние восемь лет заканчивается аварией. Этот процент никак не похож на шансы попасть в аварию, отправляясь на автомобиле на работу.

При взгляде на эти данные сразу становится понятно, что большинство неудач должно выпадать на долю Роскосмоса - просто по количеству осуществленных запусков. Из упомянутых 592 космических стартов Россия осуществила 236, то есть немногим меньше половины (около 40 процентов). Среди 28 космических аварий, которые случились за тот же промежуток времени, Роскосмос отвечает за 13, что составляет 46 процентов. Таким образом, относительная доля неудачных запусков и в мире и в России приблизительно одинакова.

Из этих данных можно попытаться выудить еще немного информации, например, подсчитать доли неудачных пусков для каждой страны и ракеты-носителя отдельно или вычислить вероятности аварий без учета неудачного для Роскосмоса 2011 года. Однако любому человеку, даже отдаленно знакомому со статистикой, понятно, что когда число серьезных аварий от года к году можно посчитать на пальцах одной руки, ни о какой достоверности статистических выкладок речи быть не может.

Также понятно, что отсутствие надежной статистики не говорит о том, что в Роскосмосе все в порядке и нет причин для уныния.

Немного психологии

В чем же тогда корень бед российской космонавтики, почему она собирает все больше язвительных и горьких замечаний в свой адрес? Это, безусловно, вопрос к экспертному сообществу, а не к журналистам и не к интересующейся публике. Однако можно предположить, что кое-какие аспекты этой проблемы лежат на поверхности и связаны именно с общественным мнением.

Россия осуществляет чуть меньше половины всех запусков космических кораблей в мире, на голову опережая по этому показателю такие страны, как США и Китай. Это ли, казалось бы, не повод для гордости? И да и нет. Известно, что большинство из этих запусков связаны с отправкой на орбиту чужих коммерческих и научных спутников. Все чаще можно услышать нотки гордости в голосе чиновников, рапортующих о том, что Роскосмос является мировой космической "тягловой лошадью". Почему же подобная гордость не спешит заиграть в сердцах россиян?

Тут как раз следует учитывать принципы общественной психологии и работы СМИ. Если Роскосмос - это коммерческая грузовая компания, предоставляющая услуги по доставке грузов на околоземную орбиту, то к ней предъявляются такие же требования, как и к любой другой грузовой компании. Например, чтобы груз был доставлен по назначению в сохранности и в срок.

Если доставка груза происходит удачно, это считается нормальным результатом работы компании, а вовсе не мировым инженерно-техническим достижением. Навряд ли рядовой запуск спутника на орбиту попадет на страницы мировых СМИ, ведь не пишут же они новости о том, что метро, вопреки всем трудностям, по-прежнему продолжает работать, а вода не перестает течь из крана. С другой стороны, если запуск проваливается, даже если это запуск банальных ретрансляторов спутникового телевидения, то это, безусловно, является информационным поводом.

В результате страна, которая хочет стать мировым космическим грузоперевозчиком, с медийной точки зрения ставит себя в трудное положение. Клиенты, нуждающиеся в ее услугах, сами разберутся со статистикой, стоимостью и рисками, но даже самая бесперебойная работа космических "извозчиков" мировой славы не принесет. В случае же неудач, особенно более или менее частых, поток критики неминуем. Компенсировать эти репутационные потери могли бы яркие инженерно-технические и научные достижения - именно их в первую очередь желает видеть широкая публика.

А вот в этом отношении Роскосмос дает поводы исключительно для пессимизма. "Фобос-грунт" утонул в Тихом океане. Последний удачный запуск космического аппарата к другому небесному телу произошел еще при СССР в 1988 году. Единственный предшественник "Фобоса", запущенный после распада СССР, аппарат с ностальгическим названием "Марс-96", сгорел в атмосфере 16 ноября 1996 года. Единственное, что пока еще вселяет надежду на какое-то будущее отечественной космической науки - это отдельные приборы и модули, входящие в состав чужих исследовательских аппаратов, в том числе в состав MSL Curiosity.

Слова о "безусловном лидерстве" и заявления о том, что Россия "технически готова к постройке собственной орбитальной станции" никак не приободряют радетелей отечественной космонавтики, а все больше вызывают у них недоумение. Оно становится особенно заметно, когда к МКС пристыковываются космические грузовики, созданные американскими компаниями и являющиеся прямыми конкурентами наших "Прогрессов", а очередные неудачи "космической службы доставки" совпадают с успехами более амбициозных в научном плане соседей.

Российская космонавтика нуждается в стратегии, в ясном понимании своей будущей роли в мире. При этом соответствующие документы Роскосмоса эксперты считают "рецептом овощного супа", лишенным четко выделенных приоритетов. Сложно сказать, появятся ли эти приоритеты в будущем и какими они станут. Пока же уровень российской космонавтики таков, что космические грузоперевозки, выполняемые с 95-процентной надежностью, это ее потолок. Ну, а каков уровень, такова и репутация.