Новости партнеров

Застряли в казне

Будущее спасенных во время кризиса банков остается туманным

Глобальный финансовый кризис 2008 года нанес сокрушительный удар по банковской системе всего мира. Всем хорошо памятен коллапс Lehman Brothers, Northern Rock и других крупнейших кредитных учреждений. Россию этот процесс в силу относительно слабой развитости финансового сектора затронул в меньшей степени, однако и здесь группу крупных банковских организаций пришлось спасать и санировать, в основном усилиями государства. Судьба этих банков сложилась сходным образом - все они остались в полной зависимости от государственных структур.

С конца 2007 года правительство и ЦБ, ощутив угрозу кризиса, начали вводить различные меры поддержки банковского сектора - от программы размещения правительственных средств на банковских депозитах до беззалоговых аукционов. В целом, худшего удалось избежать, российская банковская система осталась на плаву. Отдельным кредитным организациям, однако, повезло меньше.

Связь-банк оказался одной из первых жертв неурядиц на финансовом рынке. Сразу же после резкого обострения кредитного кризиса в середине сентября 2008 года стало ясно, что банк является несостоятельным. Из-за обвала фондового рынка он не смог выполнять свои обязательства в полной мере. Однако позволить ему разориться власти не рискнули, опасаясь начала цепной реакции по всему сектору. Первоначально к спасению привлекли ВТБ, но организация под руководством Андрея Костина после краткой оценки ситуации вмешиваться отказалась. Тогда в игру вступила госкорпорация ВЭБ, которая приобрела банк с активами в десятки миллиардов рублей всего за пять тысяч.

Обстоятельства бедствия Связь-банка выяснились позже. Оказалось, что около трети кредитов организации относились к разряду проблемных. 60 процентов клиентских ссуд банка были необеспеченными. Кроме того, "скрытый убыток" от операций с ценными бумагами составил 30 миллиардов рублей. В общей сложности, расходы на спасение учреждения составили для государства 142 миллиарда рублей - впечатляющий контраст с суммой, официально потраченной на выкуп его бумаг.

С учетом деловой практики, которую банк вел перед своим разорением, такой итог оказался вполне логичным и предсказуемым. В конце 2007 - начале 2008 года Связь-банк резко увеличил свой кредитный портфель, но фактически это можно было назвать разбазариванием денег. Так, банк предоставил кредит на 150 миллионов долларов компании, собравшейся строить в Ульяновске самолеты по миллиону долларов за штуку, но та очень быстро прогорела вместе с деньгами кредитного учреждения. Никакого залога по крайне рискованному кредиту взято не было. Среди тех, кто пострадал от этих действий, оказался и самый богатый человек России Алишер Усманов, разместивший на депозите в банке 700 миллионов долларов.

Так или иначе, но после санации со Связь-банком нужно было что-то делать. Тогда глава ВЭБ Владимир Дмитриев предложил слить его с Почтой России и на базе этой организации создать супербанк, который по своим ресурсам и возможностям превзойдет даже Сбербанк. Дмитриев вдохновлялся примером германского Postbank, который был создан аналогичным образом.

ВЭБ, оценив реорганизацию в миллиард долларов, решил привлечь к проекту частного партнера, который должен был внести необходимые несколько миллиардов рублей на реализацию проекта в обмен на акции Почтового банка. В качестве кандидатов назывались Банк Москвы, Русь-банк, "Русский стандарт", ЮниКредит, Номос-банк и ХКФ Банк, однако они поочередно отказались от участия.

В конечном итоге проект был заморожен в связи с намерениями государства провести реформу "Почты России". Перспективы Связь-банка в связи с этим повисли в воздухе. Банк после санации демонстрировал неплохие показатели прибыльности (во многом, бухгалтерской, связанной с резким уменьшением уставного капитала в 2009 году), однако теперь его судьба туманна.

Нечто подобное произошло и с другим неудачником 2008 года - банком "Глобэкс". Из-за резкого оттока депозитов он даже перестал досрочно возвращать вклады населению. И здесь на помощь пришел ВЭБ, который государство создало чрезвычайно вовремя. Если для спасения Связь-банка только на первом этапе потребовалось 2,5 миллиарда долларов, то в случае с "Глобэксом" ВЭБ "ограничился" двумя миллиардами.

Спустя год, в октябре 2009 года, премьер-министр Владимир Путин заверил население и финансовые рынки в том, что оба банка будут проданы после восстановления своей платежеспособности, причем сделка будет выгодной для государства. В качестве претендентов на покупку "Глобэкса" фигурировали группа БФА, банк "Россия" и структуры, близкие к Национальному торговому банку (НТБ). В начале 2010 года ВЭБ выставил "Глобэкс" на продажу, собираясь реализовать его акции по частям в 5-10 процентов. Но желающих покупать доли в кредитной организации на таких условиях так и не нашлось.

"Глобэкс", как и Связь-банк, после избавления от откровенно плохих активов, которые повисли на балансе ВЭБа, смог худо-бедно восстановить прибыльность - организация заработала в 2011 году 1,7 миллиарда рублей. В то же время в январе 2012-го он получил рекордный месячный убыток, потеряв разом более 800 миллионов рублей. Во многом убыток являлся техническим, так как был связан с покупкой все того же Национального торгового банка, но в целом результаты все равно не выглядят впечатляюще.

На балансе у "Глобэкса" после кризиса оказалось немало активов, связанных с девелоперским делом. В феврале 2012 года бизнесмен Александр Лебедев предложил ВЭБу обменять принадлежащие ему акции лизинговой компании "Ильюшин финанс" на эти активы. Но Внешэкономбанк к августу созрел до другой идеи: создать на базе "Глобэкса" ипотечный банк, приобретя специализирующиеся на этом виде кредитов организации. Президент госкорпорации Владимир Дмитриев заявил, что поскольку сейчас банк является государственным, то правительство вправе переориентировать его на льготные кредиты и иные продукты, в которых прибыльность является второстепенной целью. Но и этот замысел до сих пор не получил сколько-нибудь конкретного продолжения.

Еще одной сомнительной "знаменитостью" 2008 года стал инвестбанк "КИТ Финанс". В качестве его спасителей выступил уже не ВЭБ, а РЖД и "Алроса" (последняя затем вышла из капитала), причем акции банка выкупили по цене гамбургера - за 100 рублей. Чистый убыток государства при этом составил миллиард долларов, а общие расходы на санацию превысили 4 миллиарда. В 2011 году инвестбанк продал ипотечные активы "ВТБ 24" за 34 миллиарда рублей.

Точно так же как "Глобэкс" и Связь-банк, "КИТ финанс" завис на содержании у государства. Его будущее является еще более неопределенным, так как конкретных высказываний по его перспективам слышно не было. Важно отметить, что ни один из трех банков не фигурирует в правительственном плане приватизации, объявленном в мае 2012 года. Таким образом, влияние кризиса четырехлетней давности на экономику ощущается до сих пор - хотя бы в существенном увеличении присутствия государства в банковской сфере, которую чиновники покинуть не могут или не хотят. Справедливости ради стоит заметить, что аналогичная ситуация сейчас наблюдается и во многих развитых странах - правительство, например, Великобритании до сих пор опасается выйти из капитала таких гигантов банковского сектора, как Lloyds TSB и Royal Bank of Scotland.

Экономика00:03Сегодня

Игра в танчики

Америка, Россия и Китай тратят на армию миллиарды. Кто делает это правильней?
Экономика00:0218 октября

Взяли кэшем

Они обворовали россиян на миллиарды: крупнейшая пирамида последних 20 лет