Русский бунт

В колонии под Челябинском восстали заключенные

В субботу, 24 ноября, в колонии номер 6 под Копейском (Челябинская область) несколько сотен осужденных потребовали ослабить режим содержания, а также освободить ряд зэков из штрафного изолятора. Их поддержали родственники у ворот колонии, которых разогнал ОМОН. Бунт в колонии не удается подавить уже около двух суток.

Пресс-служба ГУФСИН России (Федеральной службы исполнения наказаний) по Челябинской области 24 ноября сообщила, что в 11:30 в ИК-6 перед проведением обеда 250 заключенных вышли в "режимный коридор жилой зоны учреждения и выдвинули незаконные требования по ослаблению режима содержания, в частности, освобождению ряда осужденных из штрафного изолятора, водворенных туда за нарушения правил внутреннего распорядка". Каких-либо иных требований осужденные, как утверждала пресс-служба ФСИН, не выдвигали, а "негативных проявлений с их стороны не было". В Копейск разбираться в ситуации выехали начальник ГУФСИН по Челябинской области Владимир Турбанов и прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Александр Яковлев. "В настоящее время проводится служебная проверка, выявляются все обстоятельства произошедшего. Обстановка в учреждении контролируемая и управляемая", - сообщила пресс-служба ГУФСИН.

Сутки спустя, 25 ноября, в "контролируемую и управляемую" ИК-6 направили ОМОН, а въезд в 150-тысячный город Копейск был закрыт.

Обращение к СМИ по поводу бунта в ИК-6 на сайте ГУФСИН России по Челябинской области предваряет сообщение об установке в колонии 3D-кинотеатра. "У сотрудников УИС появилась возможность, во-первых, расширить перечень воспитательных и досуговых мероприятий с осужденными, а во-вторых, мотивировать к законопослушному поведению", - передает пресс-служба, добавляя, что "осужденные выразили благодарность администрации колонии за то, что досуг в исправительном учреждении стал намного интереснее". Сообщение датировано 21 ноября.

Вечером 24 ноября, когда пресс-служба все еще по инерции сообщала, что протестовавшие заключенные "постепенно расходятся", а "беспорядков нет", у стен колонии бойцы ОМОН начали разгонять родственников заключенных и правозащитников, собравшихся там еще днем. Руководитель пресс-службы ГУ МВД по Челябинской области Анжелика Чиркова сообщила "Интерфаксу", что у колонии были задержаны около 30 человек, находившихся в состоянии алкогольного опьянения и "выражавшихся нецензурной бранью". Все задержанные были доставлены в отделения полиции для составления административных протоколов. Омбудсмен Челябинской области Алексей Севастьянов сообщил с места событий, что никаких противоправных действий в отношении заключенных не проводилось, а возле колонии находятся родственники и "непонятные подвыпившие люди".

Правозащитники при этом уверяют, что у забора колонии ОМОН действовал несколько иначе. Полиция, по их словам, лупила всех, кто попадался под руку. Досталось даже случайным прохожим, которые не имели отношения к собравшимся у колонии. "В субботу был родительский день. Люди приезжали с самого утра, некоторые - издалека, на длительные свидания. Их остановили у двери без объяснений, но было ясно - внутри что-то происходит. И вдруг в колонию начинает заезжать ОМОН, какие-то еще службы, вплоть до пожарных машин. Среди родственников началась паника. На место выехали члены Общественной наблюдательной комиссии, но внутрь их так и не пустили. А когда они уехали, около 23:00, началось побоище. Били палками, наотмашь, без разбора", - рассказала член ОНК (Общественной наблюдательной комиссии по осуществлению общественного контроля за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания) по Челябинской области Валерия Приходкина в интервью "Большому городу".

На видеозаписях РИА Новости и местного телеканала пострадавшие рассказывают о неоправданной жестокости омоновцев, СОБРа и спецназа ФСИН. По словам пострадавших, силовики без разбора избивали всех попадавшихся под руку и били стекла автомобилей. В одной из разбитых машин находился маленький ребенок. Также полицейские ударили по голове дубинкой координатора правозащитного портала Gulagu.net Оксану Труфанову, которая позднее сообщила "Новой газете", что полиция закрыла въезд в Копейск.

Челябинский омбудсмен Алексей Севастьянов уверяет, что акция у ворот колонии была заранее подготовлена. "Настораживает то, что внешняя среда была готова к акции протеста. Родственников среди собравшихся возле колонии людей было не так много. В основном это были люди от 27 до 40 лет, они кидали снежки в ОМОН - это я видел сам. Потом, как говорят очевидцы, в ход пошли бутылки, люди на автомобилях пытались прорваться сквозь ОМОН. То, что акция была спланирована, - это факт", - заверил Севастьянов. Полиция же утверждает, что при разгоне людей у колонии сразу восемь сотрудников ОМОНа получили травмы.


Открыть фотогалерею "Бунт в Копейске"

Сведения о том, что произошло в колонии, поступают крайне скудные. Вечером 24 ноября к ИК-6 прибыли отряды ОМОН. Часть омоновцев зашла внутрь колонии, после чего оттуда послышались крики. Подробности произошедшего там неизвестны. На момент написания статьи акция протеста заключенных в колонии под Копейском продолжалась. Представители ФСИН уверяют, что около 250 заключенных до сих пор находятся в жилой зоне, периодически сменяясь. "Требование остается одно - вывести из ШИЗО нарушителей, подчеркиваю, это требование незаконно. Мы не намерены его выполнять", - уверяют представители ФСИН, добавляя, что никаких погромов внутри ИК нет, а сами заключенные называют свои действия акцией протеста, но не бунтом.

Между тем вечером 24 ноября член ОНК Дина Латыпова рассказала, съездив в колонию, что в акции протеста участвуют не 200, а полторы тысячи заключенных. "Стоят на крышах своих помещений, кричат оттуда: люди, помогите, держат плакаты о том, что они объявили массовую голодовку. Кричат о том, что им надоело терпеть пытки, издевательства, побои и ШИЗО как способ наказания за малейшую провинность", - рассказала Латыпова. По некоторым данным, сотни заключенных вскрыли вены.

Плакаты с просьбами о помощи, якобы написанные кровью, в частности, видны на видео РИА Новости с места беспорядков - они были вывешены из окон захваченной заключенными вышки на территории колонии. Омбудсмен Севастьянов, впрочем, сообщает, что встречался с протестующими заключенными, которых было не больше 200 человек (из них 150 находились на захваченной вышке в промзоне), а заявления об избиении одного из заключенных в ШИЗО, из-за которого, по некоторым данным, и начался бунт, опровергает. "Избиения не было... Он жалуется на кишечник. Ранее он просил перевести его в другую колонию в Грузию, но сейчас это неактуально, поскольку ему осталось отбывать десять месяцев", - сообщает Севастьянов.

"ИК №6 находится в Копейске, городе-спутнике Челябинска. Это колония для тех, кто был лишен свободы впервые. Здесь их называют 'жуликами'. Правда, второй раз попасть в такие условия невозможно. Всего здесь отбывает наказание 1,7 тысячи заключенных, это больше нормы всего на 17 человек. И почти все – спокойные. В штрафном изоляторе находится только пять осужденных", - описывал в 2008 году колонию журналист "Ура.ру", посетивший ее в рамках пресс-тура. "В общем, живут местные зэки неплохо. Есть даже магазин, где можно купить любые продукты и заказать деликатесы", - завершался полным оптимизма репортаж в рамках пресс-тура, организованного при поддержке омбудсмена Севастьянова.

Однако правозащитники уверяют, что заключенным, или, как их называет ФСИН, "осужденным", в колонии номер 6 живется не сладко. Проще говоря, условия содержания здесь невыносимые для нормального человека, а пытки и издевательства со стороны администрации исправительного учреждения - явление обычное. За провинности в ИК-6 якобы ломают пальцы, а у родственников тех, кто сидит в колонии, вымогают деньги, чтобы ИК выглядела холеной и "европейской". Перевод в ШИЗО, или штрафной изолятор, за нарушения правил внутреннего распорядка - мера также распространенная. И пожаловаться некому - начальник ГУФСИН по Челябинской области Владимир Турбанов человек в колонии хотя и новый, но, что называется, системный. По его словам, беспорядки в ИК-6 могут быть связаны с нарушениями прав заключенных, которые никто не расследует.

Бунт в Копейске - результат политики тюремного руководства, уверяют правозащитники, отмечая, впрочем, что в колонии сидят люди, осужденные за тяжкие преступления. Сами заключенные уверяют, что помимо начальника колонии Дениса Механова "работу" с осужденными в ИК-6 контролирует бывший замгубернатора Челябинской области Виктор Тимашов, который был осужден за взятку.

В 2008 году Тимашов рассказывал журналисту "Ура.ру" в присутствии начальства колонии, что живется в ИК-6 неплохо. "Отношение сотрудников колонии – ровное. Разве что прислушиваются ко мне чуть чаще, чем к остальным, так как есть что послушать, особенно по производственной части", - уверял он. "У Тимашова примерно-показательное поведение. Он далек от тюремной субкультуры. Относятся к нему с уважением, называют по имени-отчеству или просто по отчеству. Все все понимают", - уверял журналистов сам хозяин зоны Механов.

О том, что дела в колонии обстоят не так благостно, как хотелось бы руководству, говорит, к примеру, следующий факт. Летом 2012 года начальник копейской колонии номер 6 подал в суд иск о защите чести и достоинства на заключенного Даниила Абрамова, рассказавшего правозащитникам Валерии Приходкиной и Дине Латыповой о том, что охранники вымогали деньги и сильно избили другого осужденного - Николая Коровкина, от чего тот скончался (прокурорская проверка показала, что Коровкин умер от ВИЧ-инфекции). В результате в отношении Абрамова было возбуждено уголовное дело по факту заведомо ложного доноса.

Заключенные в России действительно умеют объединяться в случае необходимости, а стены тюрьмы не останавливают переписку с теми сочувствующими, кто находится на воле. Неудивительно и то, что другие челябинские колонии поддержали собратьев по несчастью. Правозащитный сайт Gulagu.net сообщает о том, что заключенные еще четырех колоний выразили солидарность с обитателями ИК-6. В колониях строгого режима номер 1, 3, 11 и 25 в Копейске, Челябинске и Златоусте заключенные объявили голодовки. В том же 2008 году, когда руководство ИК-6 проводило показательный тур для журналистов со спортзалом и борщом, в другой колонии Копейска (номер 1) от избиений умерли четверо заключенных, начальник колонии был снят, но проблема насилия решена не была, напоминает лидер движения "За права человека" Лев Пономарев.

Происходящее в ИК-6, администрация которой так и не смогла подавить бунт, - ЧП всероссийского масштаба. Руководство колонии под Копейском практически двое суток не может стабилизировать обстановку. В условиях реформы ФСИН - ЧП в Челябинске удар еще и по новому руководству ведомства: в конце июня указом президента РФ Александр Реймер (объяснявший, в частности, смерть юриста Сергея Магнитского "безалаберностью и расхлябанностью как руководителей, так и личного состава" ФСИН) был освобожден от должности директора службы, на его место был назначен Геннадий Корниенко. Но давно обещанная реформа службы толком и не началась.

Сейчас ситуацию в ИК-6 взял под контроль президентский Совет по правам человека - в Челябинск выехали его представители. Следственный комитет РФ намерен провести проверку, по результатам которой будет принято решение о возбуждении уголовного дела. Правозащитники требуют вмешательства руководства ФСИН. Москва пока молчит.