«Разве можно давать совет президенту?»

Ректор МГУ Виктор Садовничий рассказал «Ленте.ру» о заимствованиях в диссертациях

Виктор Садовничий
Виктор Садовничий
Фото: Илья Питалев / РИА Новости

За последний год главный вуз страны — Московский государственный университет — не раз оказывался в центре скандалов. Недавно из Специализированного учебно-научного центра при МГУ (СУНЦ) уволили его директора Андрея Андриянова. В диссертации Андриянова по истории обнаружились заимствования, и президиум Высшей аттестационной комиссии лишил главу СУНЦа степени. Назначение Андриянова тоже в свое время проходило со скандалом. Некоторые выпускники школы оказались недовольны тем, что ответственную должность занял глава Студенческого союза МГУ, перед выборами в Госдуму вступивший в «Общероссийский народный фронт».

Неделю назад вуз отказался продлевать контракт с активистом инициативной группы МГУ и преподавателем механико-математического факультета Михаилом Лобановым. Инициативная группа была против вступления Студенческого союза в Народный фронт и ужесточения правил прохода в общежития. За Лобанова поручился его научный руководитель, против его увольнения выступили студенты факультета — контракт с молодым специалистом продлен до августа 2013-го.

«Лента.ру» поговорила с ректором МГУ Виктором Садовничим и выяснила у него, что глава вуза считает политикой, чем нельзя заниматься в университете и кто выберет ему преемника.

Из-за чего хотели уволить преподавателя мехмата Михаила Лобанова?

Виктор Садовничий: Я плохо знаю Лобанова, совсем плохо знаю. Наверняка можно это уточнить у тех людей факультета мехмата, которые ведут эту тему. Но скорее всего, там оканчивается срок прикрепления к докторантуре. Это нормальное явление (контракт с Михаилом Лобановым в итоге был продлен до 31 августа, в момент беседы это еще не было известно — прим. «Ленты.ру»).

Но вы знаете о том, что в университете есть такое неформальное движение «Инициативная группа МГУ», и Михаил Лобанов — один из ее активных участников?

Ну, есть такие ребята. Но они, к сожалению, больше анонимно выступают. Они никогда не шли на контакт. Я не знаю лично Лобанова и не знаю, кто участвует в этой группе. Ни разу не было возможности встретиться, потому что участники группы не выражали желания поговорить. Но по поводу Михаила Лобанова лучше спросить у декана.

Владимир Николаевич Чубариков исполняет обязанности декана мехмата с 2006 года. С чем связан этот его статус и долго ли он еще будет «исполняющим обязанности»?

Почему этот вопрос так волнует? У нас разная форма оформления на должность. Есть исполнение, есть выборы декана. Это не единственный случай, когда факультетом руководит и. о. декана.

В работе декана при приставке «исполняющий обязанности» нет ограничений?

Ну, какие ограничения, тут все то же самое. Владимир Николаевич — нормальный декан, хорошо работающий, очень активный, и контакт с ним хороший. Просто в его случае была именно такая форма договоренности с факультетом.

Скандалы с диссертациями затронули и МГУ. После проверки диссертационного совета Московского педагогического университета аттестационная комиссия Минобрнауки лишила ученой степени главу СУНЦ МГУ Андрея Андриянова. Известно, что он больше не директор школы-интерната. Он ушел по собственному желанию или нет?

Тут надо вернуться к истокам. Когда Андриянов назначался директором СУНЦ, то его диссертация и ее защита никакого отношения к принятию этого решения не имели. Были обсуждения со всеми сторонами, связанными со школой: с советом СУНЦа, с клубом выпускников, с теми, кто был не согласен с кандидатурой Андриянова. На всех этих обсуждениях я говорил: давайте попробуем — и назначим его на год. Я трижды это повторял, все знали, что это назначение на год и с условием, что нужно будет себя на должности показать. Затем возникла диссертация. Она была защищена не в МГУ, отзывы на нее были не из МГУ и оппоненты были не из МГУ. И честно говоря, [о том,] что он защищался по какой-то теме исторической, я не знал. Для меня было важно, что он — выпускник СУНЦа, работал восемь лет в школе, он председатель Студенческого союза МГУ. Потом, когда всплыла диссертация и мне стали задавать вопросы, в том числе и корреспонденты — а что теперь будет с Андрияновым, я сказал, что если будет установлено, что человек совершил нечестный поступок, он понесет за это ответственность. Так и произошло.

Так он ушел все-таки по собственному желанию или вы его уволили?

Он ушел в связи с окончанием контракта на год (ранее «Лента.ру» писала, что контракт с Андрияновым был заключен 13 марта 2012 года — прим. «Ленты.ру»). Какие еще основания могут быть? Остальное — дело суда.

Кто теперь возглавит СУНЦ?

Будем обсуждать, есть разные точки зрения, совет школы будет обсуждать. Пока кандидатуры нет, есть исполняющий обязанности.

Андрей Андриянов останется в МГУ? Например, как преподаватель — он же вел предмет на факультете глобальных процессов?

Как преподаватель, наверное, не сможет, но как инженер и научный сотрудник, наверное, сможет. Это его выбор. Он химик, химфак закончил с отличием. Я хочу подчеркнуть, что во многом усилиями прессы создается впечатление, что Андриянов — это такая фигура, которая создает нам проблемы. Нет никаких проблем. С нашими отношениями, с моим личным отношением связан вопрос честности. Если человек честный, трудится, то он будет у нас. Если нет, то и к нему будет соответствующее отношение. Поскольку в МГУ работают 50 тысяч сотрудников, то все может быть. И к каждому человеку надо относиться бережно, надо уметь разговаривать.

СМИ писали про Андриянова еще до того, как он возглавил СУНЦ. Например, когда Студенческий союз вступил в Общероссийский народный фронт. Вы говорили в интервью, что вступать или не вступать в ОНФ — личное дело каждого. Но все-таки в названии организации Андриянова есть аббревиатура МГУ. Для имиджа университета вступление в ОНФ пошло на пользу?

Я считаю, что у каждого человека есть право вступать или не вступать в какую-либо организацию. И ОНФ, насколько вы знаете, был организован по принципу добровольности: туда вступали очень многие общественные организации. И цель у ОНФ была одна — сделать спокойную обстановку в стране и провести спокойно выборы. И я не вижу здесь проблем. Главное, не заниматься в стенах университета политикой.

То есть быть частью Народного фронта — не политика, на ваш взгляд?

Нет, это не прямая политика. Это общественная организация, которая выражает свою точку зрения, она не политическая.

Но все-таки участие в общественных организациях, которые представляют позицию власти, помогает государственному университету или нет?

В этом смысле для меня это не было помощью, так скажу сразу. Но если посмотреть на университет, то тут есть все. Один из профессоров моей кафедры — первый заместитель лидера КПРФ. У нас очень многие работают из других партий. Мой принцип один: политики в университете быть не должно.

Студенческий союз МГУ — это общественная организация, которая занимается мероприятиями в университете, или профсоюз студентов?

Это вопрос. Скорее всего, он ни то, и ни другое. Этот союз возник очень давно, лет 20 назад. И он занимался разными делами: международным сотрудничеством, он объединял союзы разных стран СНГ, проводил каждый год какие-то конференции, организовывал научный форум «Ломоносов», в котором участвуют 10 тысяч человек. Он занимался массовыми мероприятиями. Масленицу в МГУ организовывали. Это некое движение — и оно не совсем студенческое, в нем есть и выпускники. И аспиранты, и молодые сотрудники. Это зарегистрированная организация, и она наследница той системы молодежной организации, которая была в советское время. Сейчас мы пошли еще и другим путем: создали студенческий совет, в который студенты выбирают представителя от факультета. Там только студенты, и они активно работают.

Создание такого совета — инициатива студентов, которых Студенческий союз не устраивал?

Конечно, напрашивался этот вопрос со стороны студентов. У нас есть и студенческий комитет — это те, которые проживают в общежитии. Есть профсоюзная студенческая организация. Широкий спектр, и он позволяет студенчеству нормально выражать свои мысли.

Но вот, например, осенью прошлого года студенты хотели выразить свое мнение и провели на территории МГУ акцию против вступления Студенческого союза в ОНФ. Это ведь политика — и в университете на такое запрет?

Подождите, вы имеете в виду, видимо, тот день, когда день рождения Ломоносова был. В Народный фронт вступали летом — и никаких акций тогда не было. Но в день рождения Ломоносова группа молодых людей несанкционированно, где-то нарушив законы, собралась. Их попросили разойтись, они не разошлись, их задержали и переписали. Но я написал письмо руководителю УВД по Западному округу. Копия этого письма у меня есть. Я его просил не применять к ним санкций. И только тогда услышал, что есть какая-то недовольная группа. Хотя повод для акции был непонятный. Шел праздник, день рождения Ломоносова — и они вдруг собрались на какой-то митинг. Вступление в Народный фронт было в другое время. И меня тогда в стране не было, я был в командировке.

Андриянов говорил вам, что становится доверенным лицом Путина?

Нет, это не я решаю. Но и я являюсь доверенным лицом Путина.

В инициативной группе и от некоторых выпускников СУНЦа я слышала о том, что Студенческий союз в МГУ превратился в административный ресурс, с помощью которого можно получить в университете более серьезную должность. Прошлый глава союза Илья Ильин сейчас — декан факультета глобальных процессов. Андриянов возглавил СУНЦ. Возглавить Студенческий союз — это этап карьеры?

Давайте говорить разумно. Активные молодые люди приходят к руководству тех или иных структур, приходят их сотни. Ну вот Ильин в свое время пришел. Он активный молодой человек, у меня нет претензий к нему и к его работе. Должны же молодые приходить. Андриянов тоже пришел на год. А сотни пришли, которых вы не знаете. Зачем обобщать, что они из совета? Активные люди есть везде, они приходят с факультета, с кафедр, из профсоюзных организаций. У меня один из проректоров — из профсоюзной организации. А откуда брать еще?

В связи со сменой руководства Высшей аттестационной комиссии и скандалами с диссертациями — МГУ будет проверять свои советы?

А вы знали, что мы обсуждали до того, как встретились с вами? (Корреспондент «Ленты.ру» ждал Виктора Садовничего два часа, потому что у ректора было совещание с главами диссертационных советов и новым главой ВАК Владимиром Филипповым — прим. «Ленты.ру») У нас 100 советов, 100 председателей — все выдающиеся люди, выдающиеся ученые. Мы защищаем около тысячи диссертаций в год — и ни одной рекламации ни к защите, ни к качеству работ никогда не было. И надеюсь, никогда не будет. Так что здесь мы абсолютно спокойны. На совещании мы обсуждали вопрос повышения требований к защите. Большую открытость работ, публикуемость. Мы говорили о роли МГУ в системе аттестации России.

Она усилится?

Мы пока обсуждаем, как ее усилить. МГУ на самом деле — флагман в этом вопросе, такого больше нет нигде. Поэтому мы и обсуждали с Владимиром Михайловичем Филипповым, как повысить требования к диссертациям, как мы в университете решаем те или иные вопросы и так далее.

А как, например, МГУ решает вопрос с плагиатом, заимствованием в диссертациях?

Слово «плагиат» нельзя употреблять, это нарушение закона об авторских правах. А что касается вопроса заимствований, то этот вопрос должен быть в компетенции только профессионального сообщества и ВАКа. Сейчас на совещании показывали данные, по которым у классиков 80 процентов так называемого совпадения текста. Поэтому это все вопросы, которые требуют рассмотрения экспертного сообщества. Все согласны были, что оценку делать должны только профессионалы, а не машины.

Осенью было возбуждено уголовное дело в отношении заместителя декана факультета мировой политики Михаила Башаратьяна. Он подозревается во взяточничестве (по данным следствия, он и заведующий кафедрой философии и политологии Академии труда и социальных отношений Виктор Барис потребовали взятку в 30 тысяч евро за поступление в аспирантуру Академии труда, написание диссертации и ее защиту в МГУ. Его задержали с поличным — прим. «Ленты.ру»). И в 2010 году был крупный скандал со взяткой, которую якобы взяла за поступление в университет дочь декана факультета социологии. Как в МГУ борются с коррупцией, больше ли стало внутренних проверок?

У нас нет такой специальной службы надзора. У нас есть совесть и этическая комиссия, если такие вопросы возникают. Есть финансовый контроль, как во всяком учреждении, есть контрольно-ревизионное управление, есть ученые советы. Что касается последнего случая с мировой политики, то этот эпизод не имеет отношения к МГУ. Насколько я читал, речь шла о том, что в каком-то кафе один из наших сотрудников с другим сотрудником этого вуза обещал поступление в аспирантуру этого вуза. И они задержаны там. К МГУ это не имеет отношения.

Осенью 2012 года Минобрнауки составило рейтинг эффективности вузов. По нему средняя зарплата профессорско-преподавательского состава в МГУ составляет 55 тысяч рублей. Из чего она складывается?

Методики подсчета разные. Но вообще, средняя зарплата — это по кассе количество выданных денег людям (гранты, зарплата и так далее), поделенное на количество этих людей. Условно, есть профессор, преподаватель, ассистент. Московский университет выдал через кассу определенную сумму. Мы делим это на количество людей — и получаем среднюю зарплату обобщенным сотрудникам. Она колеблется по месяцам, зависит от того, какие гранты пришли, насколько факультет заработал меньше в этом месяце и больше в другом. Но в среднем, если говорить по университету, это при разных подсчетах — 50 тысяч, 50 тысяч рублей с небольшим. Цифру в 55 тысяч, о которой вы говорите, считало Минобрнауки по данным, которые мы предоставили.

Еще в 2011-м вы говорили в интервью, что средняя зарплата профессорско-преподавательского состава — 40 тысяч рублей. То есть меньше чем за два года она увеличилась на 15 тысяч?

Сейчас она и правда выросла. Мы больше зарабатываем на грантах, больше услуг оказываем, растет цена платного обучения.

Цена платного обучения растет каждый год?

Ну нет. Но тут еще сыграло роль, что мы получили дотацию от Минфина, как и другие вузы, на повышение средней зарплаты. Так что из всех компонентов и сложилось.

Преподаватели МГУ рассказывали мне, что как раз осенью получили премию в 100-150 процентов от зарплаты.

Мы поддерживаем многих преподавателей. Например, категорию высокоцитируемых. Только что выдали премии молодым преподавателям — по 80 тысяч рублей. Мы поддерживаем грантами студентов, молодых ученых. Ну и наконец, мы выдаем два раза в год так называемые суммы на стимулирующие надбавки. Это когда стимулируются те, кто сделал больший вклад в общее дело. Это довольно неплохая система поощрения тех, кто трудится. На это сотни миллионов рублей использованы.

Могло получиться, что когда Минобрнауки считало данные по средней зарплате, то в расчет как раз попал месяц, в который сотрудникам выпали большие премии?

Я не знаю, за какой период они считали, мы только предоставили данные. Но мы сами считали среднюю зарплату за 2012 год — и она примерно такая же. По крайней мере, 50 тысяч рублей точно есть.

А ваша зарплата из чего складывается?

Я не получаю ни одного гранта. Точнее я получаю самые ведущие гранты, но принципиально от них отказываюсь. Я получил три государственные премии за последние два года — и все отдал студентам. Первая присуждена Башкирской республикой по математике. Ее я отдал талантливым студентам и победителям разных олимпиад. Вторую премию за науку, присужденную нашим правительством, я отдал студентам нуждающимся, приехавшим из регионов и хорошо учащимся. А третью государственную премию за вклад в область образования я перечислил в наш эндаунмент вот только неделю назад. Других грантов я не получаю. Моя зарплата установлена правительством, и она известна, я объявляю ее на каждой профсоюзной конференции. Она состоит из некоего коэффициента к средней зарплате по университету.

Вы говорите об установленном коэффициенте 1 к 8?

Нет. Коэффициент около двух, чуть больше. Коэффициент я определил сам.

Как вы оцениваете позицию МГУ в международных рейтингах?

Неплохо. Мы по Шанхайскому рейтингу вошли в сотню (80-е место — прим. «Ленты.ру»). По Webometrics мы в Европе на третьем месте, а в СНГ на первом. Есть и другие рейтинги, где мы не входим в сотню. Но не факт, что это все надо. По Шанхайскому мировому рейтингу мы входим в сотню и никогда из нее не выходили.

Ну вот QS был последним опубликованным известным рейтингом. И в нем МГУ не входит в сотню — и по сравнению с прошлым годом сдал свои позиции (занимает 116-е место — прим. «Ленты.ру»).

Рейтинги бывают разные. Только вот пишете вы почему-то в основном про QS. А я вам говорю: напишите про Шанхайский. Ведущий мировой рейтинг. Мы входим в сотню устойчиво, уже десять лет. Он более престижный — и для нас он более объективный.

Почему?

Он больше отражает качество образования. Критерии, на мой взгляд, более объективные. Там и нобелевские лауреаты, и цитируемость, и работодатели, и соотношение преподавателя на студента, и в какой-то степени присутствует и научное финансирование. Вот Webometrics — важный рейтинг, потому что это рейтинг сайтов, рейтинг популярности университета, сколько людей заходят на сайт вуза. Мы там не только в сотню, мы в Европе третье место занимаем, представляете? Потрясающе.

А какой критерий оценки вуза, на ваш взгляд, самый важный?

Качество образования. Чтобы наш выпускник находил работу, был востребован в любой точке мира. И это факт: выпускник МГУ в любой точке мира, в любой лаборатории желанный.

А цель занять высокие места в остальных рейтингах есть? Может, войти в 20-ку, 30-ку?

Ну, мы ставим, ставим такую задачу. Но для этого надо поддерживать, а не дискредитировать науку в стране. Поддерживайте науку. Мы заняли первое место по России в рейтинге журнала «Эксперт». Хороший рейтинг. В следующем году рейтинг будет международным. Вообще, задача университета — не работать с рейтинговыми агентствами, а хорошо готовить студентов. Такой цели — попасть в рейтинг любой ценой — нет. Хотя дела обстоят не так плохо. На первом месте в России, с большим отрывом, что еще надо? Я думаю, что наша система образования очень сильная. Очень. К нам часто приезжают из США наши профессора. И они говорят, что первые курсы высшего образования у нас намного сильнее, чем на Западе. Я говорю сейчас про естественные науки. А что касается дальше, например, аспирантуры, то здесь вопросы есть и нам надо учиться у них [у Запада]. Но у нас очень хорошая база.

Может, это связано с тем, что выпускникам стала меньше интересна аспирантура?

Наоборот, конкурсы растут. А значит, и качество увеличивается, ведь большая часть желающих не попадет, попадут только лучшие. Раньше было сложнее. И мы рады набору в аспирантуру, у нас он неплохой. Около трех тысяч аспирантов, может, чуть побольше.

Как вы считаете, мнение о том, что аспирантура сейчас молодых людей больше интересует как способ избежать службы в армии, а не возможность продолжать научную карьеру, — это клише?

Я с этой мыслью не соглашусь. По крайне мере, что касается нашей аспирантуры. Уйти от армии у молодого человека, если он захотел не выполнить свой конституционный долг, есть и так много возможностей. И молодые люди знают, как. А поступить в аспирантуру МГУ — это значит учиться. И аспиранта отчислят через полгода, если он учиться не будет. И его идея, если уж говорить так совсем прямо, уйти от службы в армии, лопнет, потому что его сразу же призовут. Потому я не согласен, что в аспирантуру МГУ идут поэтому. У нас количество приема не увеличивается и не уменьшается уже много лет — и всегда стабильно.

С того момента, как МГУ стал президентским вузом, в университете что-то кардинально поменялось?

Мы реализуем свою программу развития, которую утвердил президент. У нас собственные стандарты, собственные дипломы. Мы ведем грандиозное строительство. Мы закупили современнейшее оборудование — и все это благодаря особому статусу, безусловно.

То есть стало больше денег?

Стало больше возможностей. Программа развития и ее финансовое обоснование, конечно, были поддержаны. А остальное — это наше умение направлять финансы на нужные проекты. Мы ведь, как президентский вуз, более самостоятельны.

Вы возглавляете МГУ больше 20 лет, вы видите себе преемника?

Преемники делаются не уходящим ректором. Они будут определяться из потребностей и задач, стоящих перед вузом. И в данном случае преемника будет определять президент Российской Федерации.

Но с вами же, наверное, будут советоваться.

Что?

Совет, рекомендацию по поводу нового главы вуза вы же давать будете?

Совет президенту? Разве можно давать совет президенту? Преемник будет определен исходя из многих-многих обстоятельств.

Себя вы еще долго видите на посту ректора МГУ?

Мне часто задают этот вопрос. У меня есть срок, определенный президентом. Я работаю. Это пять лет, они идут (Дмитрий Медведев переназначил Виктора Садовничего ректором МГУ в декабре 2009 года — прим. «Ленты.ру»).

подписатьсяОбсудить
Олег Знарок (на втором плане) и Николай Кулёмин, Евгений Кузнецов и Евгений Дадонов (слева направо на первом плане) Похороните меня за кленом
Как Россия проиграла в принципиальном матче Канаде и вылетела из Кубка мира
Виталий МуткоДетали туалета
Мутко переизбран президентом РФС на фоне задержания главы ВОБ Шпрыгина
«Если "Спартак" сдаст позиции, Хабаровск Каррере припомнят»
Бывший форвард сборной России — о промежуточных итогах розыгрыша Кубка страны
«Корейцы пьют даже больше русских»
История жителя Владивостока, поселившегося в Сеуле
Мамин жим лежа
10 звезд Instagram, которые вернулись в форму после беременности
Не ЗОЖ, но хорош
В Instagram полюбили ироничный аккаунт противницы правильного питания
Разводка и девичья фамилия
Топ-15 лженовостей о звездах, которые СМИ повторяют из года в год
Джимхана и тиранозавр
Самое крутое автомобильное видео сентября
Ядовитый гараж
Собираем гербарий уникальных и тайных творений BMW Motorsport
С мотором в багажнике
Вспоминаем заднемоторные седаны в честь юбилея Skoda 105/120/125
Джентльмены, покупайте ваши моторы!
Непростой Тест: чьи двигатели стоят на спорт- и суперкарах?
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США