Чисто русское убийство

Следствие установило, как липецкий депутат попал в бочку с цементом

Михаил Пахомов
Михаил Пахомов
Фото: личная страница «ВКонтакте»

За три недели, прошедшие после похищения и убийства депутата липецкого горсовета Михаила Пахомова, картина преступления более или менее прояснилась. Наконец-то стало известно, почему на месте похищения нашли джинсы и ботинок депутата, что за люди в пьяном виде перевозили вещи похищенного и почему Пахомова пришлось везти за 450 километров, чтобы закатать в бочку с цементом. Установлен и мотив преступления. Фактически депутат погиб из-за цепочки фатальных промахов, преступных ошибок и случаев головотяпства.

36-летний Михаил Пахомов давно обрел известность в Липецкой области. Сын директора Липецкого государственного академического театра драмы Владимира Пахомова и актрисы Валентины Бражник, Михаил не пошел по стопам родителей и не связал свою жизнь с театром. Однако он явно унаследовал тягу к активной публичной деятельности и некоторый артистизм. Михаил отслужил в армии, получил два высших образования, с юных лет занимался бизнесом, был вовлечен в благотворительность (в том числе такую рискованную, как доставка гуманитарной помощи в «горячие точки»). При этом он был совсем не против роскоши: ездил на автомобилях высшей ценовой категории, регулярно отдыхал в ОАЭ (где, по некоторым данным, практически постоянно проживала его жена Карина).

Влекла Михаила и политика — с 2003 года он состоял в «Единой России» и пытался баллотироваться в парламенты различных уровней. Это именно Пахомов в ходе предвыборной кампании в Госдуму устроил выступление певицы Бьянки, которая на фоне символики «ЕР» исполнила песню о любви к наркотикам. В Госдуму Пахомов не прошел, но осенью 2012 года был избран в липецкий горсовет.

Недоброжелатели утверждают, что Пахомов был связан еще и с криминальным миром. Якобы в 1990-е годы юного Михаила задержали сначала за разбой, а через пару лет — за хищение денег из банка. В обоих случаях проблема разрешилась одинаково: Пахомов отлежался в психбольнице, пока шумиха не улеглась. По мнению других недоброжелателей, в этом ему помог влиятельный отец (хотя тот, по свидетельству экс-милиционеров, был очень недоволен «проделками» сына и устраивал по этому поводу драматические разносы). Еще одно странное совпадение: подельники Пахомова в обоих этих преступлениях вскоре были застрелены. Впрочем, тут вряд ли стоит выстраивать теорию заговора: в те времена насильственная смерть человека, близкого к криминальным кругам, считалась скорее правилом, чем исключением.

В 2009 году Пахомов возглавил Липецкое региональное отделение объединения предпринимателей «ОПОРА России» и высказал в интервью свои соображения по поводу современного состояния оргпреступности. «В Липецке и Липецкой области на этот счет все спокойно. Все эти ребята уже повзрослели, стали серьезными людьми, — заявил он и подчеркнул: Я считаю, возвращение в 1990-е невозможно. Президент и государство сделают для этого все возможное».

Эти соображения не оригинальны: всем известно, что после 1998 года (когда было возбуждено первое в истории РФ дело о бандитизме) славянские «братки» (по крайней мере те из них, которые выжили) начали массово легализовываться. Петербургский журналист Евгений Вышенков называет современную славянскую мафию «белыми воротничками с нехорошим прошлым». В то же время депутат Госдумы Александр Куликов утверждает, что «легализация», по сути, представляла собой объединение криминала с властью. По мнению Куликова, от этого преступники, мягко говоря, не стали менее опасными.

Вот и Пахомов, вероятно, не почувствовал скрытой угрозы, которая прозвучала в его собственных словах — «стали серьезными людьми». «Серьезными» далеко не всегда означает «безопасными».

В 2006 году Пахомов познакомился с одним довольно-таки серьезным человеком. 48-летний уроженец Санкт-Петербурга Сергей Красовский проживал в Анапе и с 2002 года числился совладельцем строительной фирмы «Зюйд», основанной в 1993 году. Когда в 2005 году в Липецке была создана особая экономическая зона, Красовского назначили ее директором. Пахомов же возглавлял фирму «Литер», которая должна была строить инфраструктуру для липецкой и еще одной, томской, ОЭЗ.

Пахомов и Красовский стали дружить семьями, вместе съездили на отдых в Болгарию. Один раз Пахомов привел Красовского в гости к своей матери Валентине Бражник. Однако, как заявила актриса в интервью «Комсомольской правде», гость показался ей неприятным человеком. «Я приготовила обед. Но после этого попросила больше не приводить. Мне он очень не понравился, темный он какой-то», — рассказала Бражник.

Сын взгляды матери не разделял. Он продолжал дружить с Красовским, хотя результаты их совместной работы оставляли желать лучшего: по информации агентства «Росбалт», при обустройстве липецкой ОЭЗ «Литер» не заплатил поставщикам труб, скрыл факт нахождения жилых домов в зоне строительства железной дороги и допустил иные нарушения (к слову, при обустройстве томской ОЭЗ успехи «Литера» также не впечатляли, и в 2010 году контракт передали «Северной группе»). В 2008 году Красовский был уволен с должности главы ОЭЗ, и Пахомов на свои деньги отправил его на учебу в Великобританию.

Тем временем брат жены Красовского, 40-летний Евгений Харитонов, занял пост заместителя главы администрации Шатурского муниципального района Подмосковья. Когда Красовский в 2009 году вернулся с учебы, ему нашлось место поблизости от родственника — он был назначен руководителем ГУП «Мособлкоммуналстрой». А вскоре тендер на обустройство детских площадок в Подмосковье выиграла фирма «Торг Сервис». По сведениям «Росбалта», эта фирма зарегистрирована в Москве, однако ее фактический адрес совпадает с адресом «Литера» (ныне обанкротившегося). Единственный учредитель «Торг Сервиса» — 37-летний житель Липецкой области Александр Васенин. В то же время сама фирма выступает учредителем другой компании — «Техимпорт». Второй учредитель компании — полномочный представитель главы Чечни в Липецкой области Адам Хакимов.

Чем занимался «Техимпорт» — неизвестно, а «Торг Сервис» начал строить детские площадки. Справлялся он с этим не лучше, чем «Литер» с обустройством ОЭЗ. При строительстве допускались многочисленные нарушения, которые вскрылись летом 2012 года, когда из-за гибели нескольких детей в Москве и других регионах по всей стране начали проверять безопасность детских площадок. Оказалось, что в Подмосковье количество нарушений буквально зашкаливает. С резкими заявлениями выступили и прокуратура, и областное правительство. В результате Харитонов (к тому моменту дослужившийся до заместителя областного министра ЖКХ) и Красовский (трудившийся в Главном управлении единого заказчика при министерстве) были уволены.

По словам Валентины Бражник, вскоре «Мособлкоммуналстрой» отсудил у Пахомова 17 миллионов рублей. Друг депутата Василий Безкоровайный в беседе с «КП» добавил, что Пахомов также должен был лично Харитонову девять миллионов (хотя, по некоторым данным, этот долг он успел отдать). Но Красовский и Харитонов считали, что у липчанина перед ними есть гораздо более существенные финансовые обязательства. Ущерб от своей испорченной карьеры они оценили в 80 миллионов долларов. Пахомов отнесся к требованиям приятелей легкомысленно. Он не воспринимал их всерьез и всячески уклонялся от встреч.

По версии следствия, в ноябре 2012 года Харитонов и Красовский решили доставить должника «на беседу» в принудительном порядке. Планировалось, что разговор состоится в Ногинском районе Подмосковья: Харитонов давно и прочно там обосновался. Экс-чиновник владел 70 сотками земли в поселке Кудиново, где располагались огромный дом и двухэтажный коттедж для прислуги. Многие местные жители (в основном мелкие предприниматели) были чем-то обязаны Харитонову, на них удобно было опираться при исполнении плана.

Кредиторы решили похитить Пахомова и поместить его в бытовку, расположенную неподалеку от Кудинова, в промзоне между поселками Воровского и Обухово. Для похищения был нанят 35-летний житель города Королева, нелегально занимавшийся «детективной деятельностью» (проще говоря, он выслеживал неверных жен и должников). Ему пообещали заплатить миллион рублей. «Детектив» привлек к похищению еще троих жителей Королева (в том числе своего брата). Делиться с подельниками поровну он не собирался: один из подозреваемых позднее заявил, что лично он пошел на преступление за 70 тысяч рублей.

Наемники в течение двух месяцев следили за Пахомовым и лишь 11 февраля 2013 года решились на похищение. В этот день депутат вместе с женой вернулся в Липецк из Москвы. Не заходя домой, он пересел в другую машину и отправился на встречу в ресторан «Маренго». Примерно в полночь Пахомов вышел из ресторана, открыл машину, положил в нее портфель и собрался сесть за руль. В этот момент на него и набросились трое похитителей. Они затащили его в свою машину и тронулись с места. Следом за ними на другом автомобиле поехал четвертый похититель.

Вскоре «кортежу» пришлось остановиться на светофоре. В этот момент Пахомов сумел вырваться, открыл дверь машины и вывалился на дорогу. Похитители схватили его за джинсы и потащили назад. Джинсы соскочили, однако Пахомова успели перехватить и запихнуть обратно в салон. Машина тронулась с места. Полицейские, вызванные свидетелями потасовки, обнаружили на дороге джинсы, ботинок и сотовый телефон Пахомова. Поэтому днем 12 февраля, когда в полицию обратились родственники и коллеги пропавшего депутата, у следствия уже имелись кое-какие материалы.

Согласно плану преступников, в Богородицке, расположенном в 240 километрах от Москвы, похитителей должны были встретить Красовский, Харитонов и водитель машины «Ритуал» (он входил в число бизнесменов, которым Харитонов оказывал покровительство). До Кудинова Пахомова планировали везти в гробу. Во-первых, такой автомобиль вряд ли стали бы проверять полицейские; во-вторых, должника хотели как следует напугать.

Однако на практике Пахомова здорово «напугали» еще до прибытия в Богородицк. Похитителям так надоело активное сопротивление депутата, что они несколько раз выстрелили в него из травматического пистолета. В результате должник предстал перед кредиторами тяжело раненым. Харитонов и Красовский рассердились, отругали исполнителей, но затем все-таки решили не отступать от плана. Депутата положили в гроб и повезли в Подмосковье. По прибытии выяснилось, что похищенный уже почти мертв. Преступники перенесли его в бытовку и попытались оказать ему первую помощь, но в итоге он скончался.

Харитонов договорился с еще одним своим «вассалом» о сокрытии трупа. Этот мужчина владел гаражом с полузатопленным подполом. Тело Пахомова решили прямо в бытовке зацементировать в бочке, а потом перевезти в гараж и утопить. Водитель машины «Ритуал», как ни странно, побоялся перевозить мертвеца. Зато на это согласился другой подопечный Харитонова, владевший грузовой «Газелью». План был исполнен.

За гибель депутата Красовский и Харитонов «оштрафовали» исполнителей — им заплатили не миллион, а лишь 800 тысяч рублей. А на следующий день Харитонов позвонил главному похитителю и поинтересовался, что за портфель был при депутате в момент нападения. Похититель заявил, что портфель остался в машине Пахомова у ресторана. Харитонов приказал доставить вещь к нему. Заказчик рассчитывал найти там деньги, ценности и финансовые документы, которые могли хотя бы частично компенсировать ущерб от неуплаченного долга и проваленной операции.

Похитителю лень было возвращаться в Липецк за дипломатом, и он обратился к знакомому, который занимался частным извозом. Он предложил таксисту 50 тысяч рублей за то, чтобы тот поехал в Липецк, нашел припаркованную у ресторана машину, достал из нее дипломат и привез в Подмосковье. Таксист согласился. Чтобы не скучать в пути, он прихватил с собой двух приятелей.

Естественно, таксист и его друзья не могли не поинтересоваться содержимым дипломата, за которым им пришлось так далеко ехать, и обнаружили там 400 тысяч рублей. Гонцы решили обмануть заказчиков: поделить деньги между собой, а потом сказать, что наличности в дипломате не было. И все бы ничего, если бы воры не начали тратить деньги уже по пути домой. Особой оригинальностью их запросы не отличались: они регулярно останавливались в придорожных забегаловках и заказывали спиртное. Причем таксист не отставал от приятелей — он решил, что с такими огромными деньгами может оптом купить всех гаишников, которых встретит на пути.

В результате по дорогам Подмосковья автомобиль передвигался уже по весьма затейливой траектории. Патрульные, остановившие машину, увидели троих сильно пьяных мужчин. Тот, который сидел за рулем, сходу предложил инспекторам 30 тысяч рублей, что, разумеется, не могло не вызвать подозрений. Машину обыскали и обнаружили дипломат, в котором лежали документы Пахомова, к тому моменту уже объявленного в розыск. Таксиста с друзьями задержали.

Протрезвев, таксист с готовностью рассказал все, что знал о преступлении. Однако знал он совсем мало. Даже с главным похитителем, который послал его в Липецк, он был почти не знаком. В итоге полицейским пришлось дожидаться, пока похититель позвонит таксисту. Трубку взял один из оперативников. Он заявил, что является бомжом, нашел этот телефон и «какой-то дипломат» и готов вернуть их за вознаграждение.

Конечно же, это было очень похоже на ловушку, и главный похититель не мог этого не понимать. Как стало известно «КП», он трижды назначал «бомжу» встречи, но не приходил. Однако деваться мужчине было некуда: он и так уже рассердил Харитонова и Красовского, допустив смерть Пахомова. Вряд ли они обрадовались бы, если бы узнали, что добыть дипломат ему тоже не удалось. Поэтому на четвертую встречу похититель пришел и тут же был задержан. Вслед за ним задержали троих его подельников. Затем в аэропорту «Шереметьево» был задержан Харитонов, который собирался вылететь в Краснодар (по версии следствия, подозреваемый направлялся в Анапу). Вскоре в Анапе задержали и Красовского.

Оперативники установили местонахождение гаража, где был спрятан труп. Бочку с телом Пахомова достали из затопленного подвала. На то, чтобы извлечь тело из цемента, потребовалось семь часов. 20 февраля Пахомова похоронили в Липецке рядом с отцом (директор театра скончался в 2007 году).

Как стало известно журналистам, Харитонов и Красовский свою причастность к преступлению отрицают. Зато исполнители дают показания наперебой: они знают, что тот, кто активнее всего будет сотрудничать со следствием, получит наименьший срок. Обвинение в убийстве пока никому не предъявлено. Красовского и Харитонова обвиняют в организации похищения, четверых исполнителей — в похищении, а таксиста и двоих его друзей — в краже. Следователи еще не установили, кто именно стрелял в Пахомова и по какой статье это стоит квалифицировать.

подписатьсяОбсудить
Шедевр под носом
Самые популярные фотографии Instagram за сентябрь
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
Богат бедняк мечтами
Фотопроект о реальности и фантазиях бездомных людей
Осенний набор
Все премьеры Парижского автосалона
Париж-2016
Репортаж с Парижского моторшоу: день первый
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США