Новости партнеров

Ну и песо с вами

Куба намерена бороться с классовым расслоением валютной реформой

Фото: Jose Goitia / AP

В последние годы Куба не останавливается перед экономическими реформами, далекими от принципов социалистической модели развития. И хотя до «кубинского НЭПа» пока еще далеко, власти Острова Свободы позволяют местным жителям все больше и больше. В октябре 2013 года они задумались даже о ликвидации двухвалютной системы, действовавшей в стране последние 20 лет. Хождение двух песо привело к классовому расслоению, против которого так ратуют коммунисты — обслуживающий персонал на острове зарабатывает намного больше учителей и врачей.

Частный бизнес на Кубе попал в опалу в далекие 1960-е годы, когда Фидель Кастро национализировал промышленность. С того времени успехи экономической политики властей напрямую зависели от объемов субсидий со стороны СССР. С развалом Советского Союза деньги из-за океана поступать перестали, и Гаване пришлось задуматься о жизни по средствам. Ситуация усугублялась экономическими санкциями, наложенными властями США, — Вашингтон запретил своим компаниям торговать с кубинскими организациями, и это лишило кубинцев дешевого импорта повседневных товаров, с выпуском которых тяжело во всех коммунистических режимах.

Мощнейший кризис вынудил Гавану принять ряд решений, идущих вразрез с социалистической идеологией. Коммунисты уже в начале 90-х годов пошли на некоторые послабления: компаниям позволили заниматься международной торговлей без специальных разрешений, для кубинцев ввели лицензии на занятие частным бизнесом; легализовали хождение доллара (в 2004 году доллар заменили на конвертируемый песо), что и создало двухвалютную систему.

Как только ситуация в экономике немного улучшилась, Фидель Кастро снова установил ряд ограничений. Формально частный бизнес не запретили, но высокие налоги на самозанятость и ограниченное количество лицензий сделали предпринимательскую деятельность на острове почти невозможной.

В итоге к концу 2000-х годов Куба оказалась страной, 95 процентов населения которой было занято в крайне неэффективном государственном секторе экономики. В 2010 году коммунистическая партия осознала, что дальше так жить нельзя, и объявила о намерении уволить 500 тысяч кубинцев, работающих на государство (профсоюзы сообщали о грядущем увольнении миллиона работников, или каждого пятого работающего кубинца). Тогда прогнозировалось, что план по сокращениям планируется осуществить за пять лет.

Всего на острове проживают более 11 миллионов человек, из которых пять миллионов работают. Из них в 2009 году только 143,8 тысячи человек официально имели статус самозанятых (то есть тех, кто, по сути, владеет малым бизнесом). К лету 2013 года число самозанятых выросло в три раза — почти до 430 тысяч человек.

Если принимать во внимание максимальный план по увольнению миллиона человек, то получается, что трудоустроить вне госсектора удалось лишь треть от этого количества. Впрочем, пятилетний срок, отведенный на сокращения, закончится только через два года, поэтому об успешности новой стратегии кубинских властей судить можно будет позже, хотя уже сейчас видно, что позитивный результат есть. Сокращению безработицы могут способствовать и другие реформы, такие как запуск доступного кредитования и открытие предпринимательских курсов.

С 2011 года на Кубе существует список из 178 специальностей, разрешенных для малых и средних предприятий (этой осенью список увеличили на 18 пунктов). В перечне оказались самые разные специальности: от водопроводчика до хозяина ресторана. По 83 позициям власти даже позволили «бизнесменам» нанимать работников.

В общем, как бы ни открещивались кубинские власти от капитализма, а перемены на острове происходят самые что ни на есть рыночные. Еще одно тому свидетельство — начало ликвидации двухвалютной системы, существующей в стране почти 20 лет.

Нужно меньше песо

Двухвалютная система действует на острове с 1994 года, когда Кубе пришлось открыться для притока туристов, а свой современный вид — с обычным песо (CUP) и конвертируемым песо (CUC) — она приобрела к началу XXI века. Обычный песо стоит всего четыре цента, в этой нацвалюте кубинцы получают зарплату и рассчитываются за товары, произведенные на острове. Конвертируемый песо — это «живые» деньги, на которые можно купить импортные товары. Конвертируемый песо стоит ровно доллар, эта нацвалюта используется в основном в прибыльной туристической отрасли.

Такая система привела к тому, что бюджетники, какими бы квалифицированными они ни были, зарабатывают в несколько раз меньше официантов, горничных и таксистов, которые получают от туристов CUC. Месячная зарплата врача — 500 обычных песо (20 долларов), тогда как механик, работающий на себя, зарабатывает около 380 долларов, отмечает Agence France-Presse.

В июле Рауль Кастро объявил систему двух песо одним из крупнейших препятствий на пути нации к прогрессу, а 22 октября правительственная газета Granma сообщила, что Совет министров Кубы принял план поэтапной унификации денежной системы. Надо отметить, что на государственных банковских счетах (а других в стране просто нет) нацвалюты котируются один к одному, и как кубинские финансисты будут разбираться с этим бедламом — неясно.

Не проясненными остаются и другие вопросы. Население в первую очередь волнует судьба собственных сбережений: какой будет инфляция после перехода на единый песо, правительство не прогнозирует. В заметке Granma в лучших традициях коммунистической прессы сообщается, что граждане, честно заработавшие свои деньги, не пострадают, но никаких подробностей не приводится. «По сути, это девальвация, которая обесценит пенсионные выплаты», — заявил NBC бывший американский дипломат Вики Хаддлстон (Vicki Huddleston), три года проработавший в Гаване.

Трудно придется и госсектору, который сейчас фактически получает доллары в виде конвертируемых песо по курсу один к одному. Планируемые изменения лишат государственные компании этой огромной субсидии. Правительству с большой долей вероятности придется сократить существенную часть социальных расходов, прогнозирует бывший президент Ассоциации по изучению экономики Кубы Рафаэль Ромеу (Rafael Romeu).

Несмотря на риски, в долгосрочной перспективе от унификации денежной системы остров должен выиграть, считает Филип Петерс — эксперт по Кубе и вице-президент Лексингтонского института. Экономист написал в своем блоге, что система двух песо приводит к неправильным «ценовым сигналам», которые получают все участники экономики, и вредит стабильности на рынке труда.

Власти страны надеются, что уже через полтора года на Кубе будет только один песо, но экономисты сомневаются, что правительству удастся перестроить денежную систему целой страны за столь короткий срок. Во-первых, у кубинских коммунистов нет опыта надзора за конвертируемой валютой, во-вторых, нет международной поддержки, свободного рынка и демократического правительства, которые необходимы для контроля за инфляцией в ходе подобных реформ. Похожая ситуация наблюдалась в начале 90-х годов в России, когда в результате объединения безналичного и наличного рублей была ликвидирована советская денежная система, что в конечном итоге привело к гиперинфляции.

Если Куба решится на столь же кардинальные перемены, какие происходили в России в 90-х годах, стране удастся за относительно быстрый срок перейти к рыночной экономике. Пока, впрочем, компартия старательно открещивается от курса на капитализм: уроки той же России показывают, что редко когда экономическую «перестройку» удается провести без параллельных политических реформ и шоковых потрясений для широких масс.

Экономика00:01 3 сентября

На автомате

Смогут ли будущие российские пенсионеры победить роботов