Молодой маршал и его дипломаты

КНДР надоело жить в международной изоляции

Фото: KCNA / Reuters

Новости из Северной Кореи становятся менее брутальными. Ужасы голода, изощренные казни и пуски ракет все реже в центре внимания репортажей из «страны чучхе». Вместо этого СМИ охотно пишут о новых веяниях пхеньянской моды, захромавшем Ким Чен Ыне или планах трансляции матчей «Манчестер Юнайтед» на северокорейском ТВ. Еще одна хорошая новость: американец Кенни Чжу получил разрешение снимать на территории КНДР с помощью технологии Google Glass. И это не говоря о зачастивших в Пхеньян западных селебрити, вроде звезды НБА Дениса Родмана. Все это свидетельствует о том, что Ким Чен Ын старается постепенно сделать КНДР более открытой для иностранцев.

Что касается внешней политики КНДР, то и здесь происходят реформы. Сухие дипломатические отчеты вскоре могут прийти на смену пугающим западную общественность статьям о том, что Корейская народная армия намерена превратить США и Южную Корею в «море огня и пепла». Новая северокорейская дипломатия все смелее «выходит в свет». Правда, как отмечают эксперты, пока еще нет оснований говорить о появлении северокорейского аналога «нового мышления» Горбачева или «реформ и открытости» Дэн Сяопина.

Осторожный отход от прежних схем происходит не от хорошей жизни — в условиях охлаждения отношений с Пекином КНДР приходится активизировать связи с другими мировыми центрами силы. В том числе, все реже проявляется желание испугать весь мир, надеясь на увеличение потока помощи. Тем более, что многие уже перестали верить в эти страшилки. Стоит вспомнить неудачные прошлогодние попытки посеять панику среди дипломатов в Пхеньяне. 5 апреля представитель МИД КНДР вдруг предложил российской стороне рассмотреть вопрос об эвакуации сотрудников посольства России наряду с другими дипмиссиями в Пхеньяне в связи с обострившейся ситуацией на Корейском полуострове. До сих пор точно неизвестно, частью какого сценария был этот «искренний совет», но никто в грядущий апокалипсис не поверил.

Воскресший из расстрелянных

Нынешнюю активность северокорейской дипломатии во многом связывают с именем нового министра иностранных дел КНДР Ли Су Ена. Этот пост 74-летний Ли занял 9 апреля этого года по итогам сессии Верховного народного собрания (парламента КНДР). Солидный возраст (а Ли Су Ен на год старше Ким Чен Ира) опровергает расхожее мнение, что молодой руководитель полагается исключительно на свежую кровь и планомерно удаляет от себя (а то и физически истребляет) представителей старой элиты.

Пример Ли Су Ена также говорит о том, что любые сообщения из Северной Кореи (кроме, возможно, тех, которые исходят из официальных источников) могут быть страшно далеки от действительности. Японские и южнокорейские источники в свое время писали, что Ли Су Ен был казнен вместе с дядей «молодого маршала» Чан Сон Тхэком.

Как уверяли зарубежные наблюдатели, Ли Су Ену предъявили те же обвинения, что и Чан Сон Тхэку. Они оба якобы предпринимали попытки свергнуть руководство партии и «направить экономику страны и жизнь народа к неконтролируемой катастрофе». Как писала японская «Майнити», Ли Су Ен управлял укрытыми в зарубежных банках «секретными фондами» Ким Чен Ира и на этой почве «схлестнулся» с его наследником. Японские журналисты передали версию о расстреле Ли Су Ена со ссылкой на «несколько источников, близких к руководству Северной Кореи». Сенсация жила недолго — пока ее герой не появился на публике живой и здоровый.

Причем Ли Су Ен не просто воскрес, но еще и оказался на ответственном посту главы дипломатического ведомства. Специалисты по КНДР полагают, что решающими в этом назначении были три фактора. Во-первых, Ли Су Ен, кроме роли одного из хранителей «зарубежной партийной кассы», был для юного Ким Чен Ына чем-то вроде крестного отца. Долгое время Ли Су Ен провел на дипломатической работе в Швейцарии, и когда будущий «блистательный товарищ» обучался в одной из частных швейцарских школ, опекал его. Во-вторых, неплохое знание европейской политики может помочь главе МИД в диверсификации зарубежных связей Пхеньяна. И, наконец, в-третьих, — в последние годы Ли Су Ен занимался привлечением инвестиций в северокорейскую экономику. Деньги — это то, что сейчас особенно нужно КНДР. Деньги и, по возможности, ослабление санкций.

В поисках риса и инвестиций

Уже объявлено, что Ли Су Ен примет участие в сессии Генеральной ассамблеи ООН. Эксперты считают, что в ходе пребывания главы МИД КНДР в Нью-Йорке могут быть проведены консультации с официальными лицами США. По слухам, подобные встречи уже были, в частности на них обсуждался вопрос об освобождении трех граждан США, отбывающих тюремный срок в КНДР. Визит Ли Су Ена, в любом случае, событие заметное. Впервые за 15 лет министр иностранных дел КНДР побывает в США и примет участие в пленарном заседании Генассамблеи ООН.

Если предстоящая американская поездка северокорейского министра широко комментируется мировыми СМИ, то недавнее турне главы МИД по странам Азии прошло почти незамеченным. Между тем, маршрут Ли Су Ена говорит о серьезности намерений Пхеньяна: Лаос, Вьетнам, Мьянма, Индонезия и Сингапур — везде Ли Су Ен провел встречи на достаточно высоком уровне. Спектр проблем, обсуждавшихся на переговорах широк: от поставок в Северную Корею риса до решения проблемы северокорейских беженцев и привлечения инвестиций в экономику КНДР. На неформальной встрече с министром иностранных дел Японии Фумио Кусидой Ли Су Ен обсудил давнюю проблему похищенных японских граждан.

На европейский фронт бросили высокопоставленного партийного чиновника. Секретарь ЦК Трудовой партии Кореи (ТПК) по международным вопросам Кан Сок Чжу в ближайшее время посетит Италию, Германию, Бельгию и Швейцарию. Цели все те же: получить помощь и инвестиции. Кроме того, на обратном пути Кан Сок Чжу встретится со своим китайским коллегой — заведующим международным отделом ЦК Коммунистической партии Китая (КПК) Ван Цзяжуем. После проведенного Пхеньяном третьего ядерного испытания отношения между Пекином и Пхеньяном стали очень напряженными. По данным СМИ, поездка Кан Сок Чжу поможет нормализовать диалог накануне 65-летней годовщины установления дипломатических отношений между КНДР и Китаем, которая будет отмечаться 6 октября.

Помирится ли Западная Корея с Северной?

В китайском интернете вот уже несколько лет распространены два мема — Западная Корея и Восточная Корея. Под последней имеется в виду Япония, а Западной Кореей китайские блогеры называют свою страну, особенно когда хотят покритиковать власти за консерватизм и идеологические штампы. Теперь же в интернете все чаще пишут, что Западная Корея серьезно разругалась с Северной.

Отношения Пекина и Пхеньяна действительно довольно прохладные. Когда в Мьянме Ли Су Ен встретился с министром иностранных дел Китая Ван И, официальные китайские СМИ написали об этом подчеркнуто кратко, буквально одной фразой. Коммюнике о встрече китайского министра с госсекретарем США было примерно в восемь раз длиннее. Проигнорировали эту встречу и официальное северокорейское агентство ЦТАК. Кроме того, КНДР не направила в Пекин соболезнование в связи с разрушительным землетрясением в провинции Юньнань. Ранее Пхеньян обычно выражал в таких случаях поддержку союзнику.

Недавний визит Си Цзиньпина в Южную Корею имел во многом «воспитательный эффект». При этом официально приоритет контактов с Сеулом относительно отношений с Пхеньяном в Китае не признают. МИД КНР призвал журналистов не искать в порядке визитов Си Цзиньпина особого смысла. Однако факт остается фактом: впервые с момента установления дипотношений между Сеулом и Пекином в 1992 году высший китайский руководитель в качестве первого визита на Корейском полуострове выбрал не КНДР, а Республику Корея.

В связи с поездкой Си Цзиньпина китайские дипломаты дали понять — отношения с южанами не могут быть предметом консультацией с Севером. Заместитель министра иностранных дел Лю Чжэньминь прямо заявил: «Этот визит не направлен против третьей стороны, поэтому я считаю, что мы не обязаны уведомлять какие-либо государства о его подробностях».
Здесь ясно звучит мысль о том, что Китай будет руководствоваться в первую очередь не некими идеологическими соображениями или воспоминаниями о братстве КПК и ТПК во время Корейской войны, а прежде всего своими стратегическими интересами. А в том, что касается безопасности на Корейском полуострове, интересы КНР и Южной Кореи очень во многом совпадают. Неслучайно, во время одного из выступлений в Сеуле Си Цзиньпин сказал по-корейски «Я люблю Республику Корея». Эту реплику в Пхеньяне наверняка услышали и поняли правильно.

Помощь, порт, программирование

Если в отношениях Пекина и Пхеньяна пока наблюдается охлаждение, то в российско-северокорейских отношениях явно заметен ренессанс. Москва направила в Северную Корею гуманитарную помощь, подчеркнуто тепло встретила нового посла КНДР в России Ким Хен Чжуна. Как сообщили в МИД РФ, Россия и КНДР намерены расширить торгово-экономическое взаимодействие. Делегация российского торгового представительства в Республике Корея изучает возможности работы отечественных компаний в межкорейском индустриальном комплексе в Кэсоне (КНДР). В июле РЖД совместно с северокорейской стороной запустили в эксплуатацию терминал в порту Раджин в Северной Корее. Был также дан старт перевозке грузов через железнодорожный пограничный переход Хасан (РФ) – Туманган (КНДР). Терминал в Раджине способен обеспечить пропуск до пяти миллионов тонн грузов в год.

Экзотическим направлением сотрудничества могут стать IT-технологии. Посольство КНДР в Москве предложило российским компаниям нанять несколько десятков корейских программистов, тестировщиков и других специалистов. Резюме высланы от имени корейской IT-компании «Пхеньян Кванмен», являющейся разработчиком национального северокорейского интернета.

В отношениях Пхеньяна и Москвы неожиданно прозвучала и украинская тема. Недавно заместитель председателя Совета Федерации Александр Торшин на встрече в столице КНДР с председателем Верховного народного собрания Цой Тхэ Боком поблагодарил Пхеньян «за активную и взвешенную позицию по украинскому вопросу и за поддержку России в Организации Объединенных Наций». Российский парламентарий высказался за развитие торговых связей с КНДР. В соответствии с программой импортозамещения России, отметил Торшин, хотелось бы получать больше товаров из Северной Кореи, в том числе морепродуктов. Сенатор обратил внимание на хорошую туристическую инфраструктуру КНДР, куда приезжают все больше россиян, и обещал рекомендовать российским турагентствам обратить особое внимание на это направление. Так что, вероятно, селфи россиян на фоне пхеньянских памятников вскоре перестанет быть экзотикой.

подписатьсяОбсудить
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Равно правые
Длительный тест четырех компактных кроссоверов
Новые «Лады»
Вседорожная «Веста», спортивный XRay и другие премьеры «АвтоВАЗа» на ММАС
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон