Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Задержан за дерзость

В Подмосковье помещен под стражу оппозиционный журналист Дмитрий Шипилов

Акция «Монстрация» в Новосибирске
Фото: Кирилл Кухмарь / «Коммерсантъ»

Обозреватель «Нового Кузбасса» Дмитрий Шипилов, ранее осужденный за оскорбление кемеровского губернатора Амана Тулеева, задержан в Подмосковье и в ближайшее время будет этапирован в Кемерово. В правоохранительных органах задержание Шипилова объясняют тем, что он отказался отбывать наказание и покинул регион. Между тем репрессии в отношении Шипилова могут быть связаны с подготовкой «Марша за федерализацию Сибири».

О задержании Шипилова 10 сентября сообщил его друг, Антон Иванов. По его словам, он был задержан и арестован на станции Чкаловская Ярославского направления Московской железной дороги. Иванов уточнил, что ранее сотрудники правоохранительных органов несколько раз останавливали журналиста для проверки документов, но не задерживали.

Почти сутки о местонахождении журналиста ничего не было известно, но в четверг в дежурной части изолятора временного содержания (ИВС) города Щелково подтвердили, что Шипилов задержан как лицо, находящееся в розыске, на основании «постановления судьи о замене срока». От дальнейших пояснений в беседе с «Лентой.ру» сотрудник учреждения воздержался, сославшись на то, что задержанный числится за судом, а потому никаких комментариев по этому делу он давать не уполномочен.

Подробности задержания Шипилова «Ленте.ру» рассказал член Общественной наблюдательной комиссии Московской области, правозащитник Эдуард Рудык, который посетил задержанного в ИВС. По словам правозащитника, с момента задержания Дмитрий находился в ИВС, но вечером в пятницу, 12 сентября, его перевели в ногинский следственный изолятор номер один. Рудык рассказал, что поводом к задержанию Шипилова действительно стало постановление кемеровского судьи об изменении вида и срока наказания.

В апреле 2012 года Шипилова приговорили к 11 месяцам исправительных работ по статье 319 УК РФ («Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей»). В ноябре 2011 года журналист разместил в своем блоге на Livejournal публикации «Повелители мух» и «Говорит и показывает», где в резкой сатирической форме, используя ненормативную лексику, описал абсурдные, с его точки зрения, проявлениям региональной политики. В частности он написал, что кемеровский губернатор Аман Тулеев «давно просит *****» (напрашивается на получение телесных повреждений). Губернатор посчитал публикации оскорбительными и подал на автора в суд.

Шипилов вину не признал, утверждая, что пользовался своим правом на свободу выражения мнения, и назначенное судом наказание отбывать не стал. «Я поинтересовался у Дмитрия почему он уклонился от наказания, которое состояло лишь в том, что из его зарплаты удерживалась определенная сумма, — рассказал Эдуард Рудык. — Он мне ответил, что всерьез опасался, что ему подкинут что-то запрещенное и не хотел надолго сесть в тюрьму по какой-нибудь тяжкой статье, например за хранение наркотиков».

За уклонение от наказания судья заменил исправительные работы на реальное лишение свободы, которое Шипилову придется отбывать в колонии-поселении. Правда, срок при этом был сокращен, в соответствии с законом, до трех месяцев.

Теперь Шипилову предстоит этапирование по месту розыска в Кемеровскую область, а до этого он будет находиться в ногинском СИЗО. По словам Рудыка, персонал там вполне вменяемый, но бытовые условия оставляют желать лучшего, так как это тюрьма XVIII века, не знавшая капитального ремонта. Это обстоятельство, к слову, не обескуражило Шипилова. Он даже отметил, что ему представится редкая возможность побывать в историческом месте, где когда-то находился в заключении Герцен.

Эдуард Рудык рассказал, что Шипилов находился в Москве больше года и не собирался возвращаться в Кемеровскую область, где в отношении него возбуждено еще одно уголовное дело по той же статье 319 УК РФ. Поводом к новому делу стала очередная публикация «Лучше поздно, чем никогда» в которой Шипилов «извиняется» перед Тулеевым в тех же выражениях, что стали поводом к возбуждению первого дела. Правозащитник опасается, что после изменения меры пресечения на время следствия по второму делу Шипилова скорее всего отправят в СИЗО.

По словам Рудыка, Шипилова задерживали сотрудники подразделения по борьбе с экстремизмом, что косвенным образом может свидетельствовать о том, что арест журналиста связан не только с его уклонением от наказания. Задержание странным образом совпало с интервью Артема Лоскутова «Монстр акций», которое журналист опубликовал 10 сентября на сайте издания «Новый Кузбасс». Лоскутов — вдохновитель и один из организаторов «Марша за федерализацию Сибири», известен также как организатор первомайских «Монстраций». В интервью Шипилов и Лоскутов говорят о марше как о главном несостоявшемся событии этого лета. По задумке авторов, мероприятие одновременно должно было демонстрировать приверженность к нерушимости государственных границ и несправедливую налоговую политику, когда большая часть доходов уходит из региона в федеральный центр.

Когда впервые стало известно о марше, реакция власти оказалась демонстративно жесткой — организаторов обвинили чуть ли не в сепаратизме. Роскомнадзор заблокировал доступ к ряду материалов, а Генпрокуратура вынесла предупреждения за призывы к участию в противоправных мероприятиях 14 СМИ. Заявителей сибирского марша задерживали и вызывали на допросы.

«Реакция власти показала несостоятельность их же аргументов — тебе круглые сутки по телевизору говорят о том, что федерализация есть хорошо, но как только ты предлагаешь этот механизм перенести на свою страну, то тут же ты превращаешься в сепаратиста, в человека, чьи антиконституционные призывы из интернета нужно моментально удалять», — говорит Лоскутов.

Отношение с журналистами, блогерами и просто с общественными деятелями у правоохранительных органов кемеровской области сложные. Уголовные дела в отношении них там возбуждаются с завидной регулярностью, и все чаще по статьям о клевете и оскорблению. То ли журналисты в Кузбассе особо дерзкие, то ли власти такие обидчивые, но иски о защите чести и достоинства губернатора приходят в местные суды регулярно. Даже в тех случаях, когда судебной перспективы у дела явно нет. В марте 2011 года беловский активист коалиции «Другая Россия», публицист Александр Николаенко распространял на митинге в своем городе брошюру со стихами, некоторые из которых Шипилов опубликовал в своем блоге. Через пару месяцев после митинга в отношении Николаенко возбудили уголовное дело за оскорбление представителей власти (опять статья 319 УК РФ). Через два с половиной года уголовное дело было закрыто в связи с истечением срока давности.

Тексты Шипилова хоть и изобилуют нелестными выражениями в адрес Тулеева, по мнению Эдуарда Рудыка, едва ли могут быть основанием для возбуждения уголовного дела. Правозащитник уверен, что Шипилова преследуют по политическим мотивам, за критику власти. Эксперты правозащитного сайта «ПолитЗеки» указывают на то, что написанные блогером тексты действительно содержат высказывания, выражающие негативное отношение к представителям власти, однако суд не обосновал факта их оскорбления. Пост «Говорит и показывает» и вовсе должен оцениваться в качестве сатирического художественного произведения, так как описывает заведомо фантастические обстоятельства, отнесенные автором к 2021 году. В приговоре, по мнению правозащитников, не содержится указаний на то, какие именно фрагменты текста являются оскорбительными, что не позволяет говорить о его обоснованности.

Единственное высказывание, относящееся к Тулееву в тексте «Повелители мух» хоть и выражено в неприличной форме, по мнению экспертов «ПолитЗеков», не содержит сведений о личности Тулеева, а лишь характеризует отношение Шипилова к губернатору. Критика Тулеева и его подчиненных выражена в форме оценочных суждений и не выходит за рамки общей критики их действий на государственных должностях. Эксперты указывают, что право на такую критику закрепленного статьей 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод («Свобода выражения мнения»).

Правозащитники также отмечают, что резкий тон публикаций Шипилова, как и использование им своеобразной лексики, сами по себе не являются основаниями для привлечения автора к уголовной ответственности. Доказательством этому могут служить решения, принятые Европейским судом по правам человека по аналогичным делам. ЕСПЧ также определил что границы приемлемой критики в отношении публичных политиков, шире, чем по отношению к рядовому гражданину.