Куда уплывают медали

Почему российская система подготовки пловцов хуже американской

Фото: Hannibal Hanschke / Reuters

Неудовлетворительный результат, показанный российскими пловцами на чемпионате мира в Казани, поставил вопрос об эффективности тренерских методик, применяемых в подготовке спортсменов. «Лента.ру» сравнила отечественную систему с американской и выяснила, чем заокеанская лучше.

Триумфальная Олимпиада в Сочи и ошеломляющий результат российских спортсменов на юношеских играх в Баку вселили в болельщиков надежду на успех и в Казани, на ХVI чемпионате мира по водным видам спорта. К сожалению, одна-единственная золотая медаль, завоеванная в бассейне стадиона «Казань-Арена», вступает в жесткое противоречие с 23-мя, привезенными нашими пловцами с Европейских игр в Баку.

Ощущение парадокса усиливает тот факт, что треть нашей сборной тренируется в США у известного специалиста Дейва Сало. Именно сборная Соединенных Штатов уже который год лидирует во взрослом мировом плавании, при этом демонстрируя крайне скромные результаты на юношеских соревнованиях.

Так почему же мы не можем перенести успехи наших юниоров во взрослый спорт и, подобно Америке, выигрывать одно золото за другим? В интернете то и дело повторяют универсальное решение проблемы: «Нужно платить больше тренерам и спортсменам». Но так ли это? Чтобы во всем разобраться, сравним карьеру пловца международного уровня в США и России.

У них

В США шестилетнего ребенка родители отдают в плавательный клуб, где у трех-пяти тренеров занимаются 200-300 детей. Зарплата наставников, аренда бассейна, приобретение оборудования обеспечивается исключительно родительскими взносами, варьирующимися от 100 до 500 долларов в месяц, в зависимости от города, возраста ребенка и уровня клуба.

Понятно, что чем больше людей, тем больше денег, поэтому группы меньше десяти человек встречаются редко. И тем не менее средств клубу обычно не хватает — требуется дополнительное финансирование, в первую очередь на новое оборудование и поездки на сборы. Поэтому детишки часто вынуждены подрабатывать — продавать печенье и мыть машины.

Так продолжается до 17-18 лет, когда, при условии хороших результатов, пловец может рассчитывать на солидную стипендию в университете, которая сэкономит семье от 50 до 200 тысяч долларов за четыре года обучения. При этом спортсмен должен хорошо учиться, иначе за неуспеваемость его просто отчислят, невзирая на высокие достижения в спорте.

Плавательная команда, в которую попадает молодой человек, находится исключительно на балансе университета, и успехи в спорте являются вопросом престижа. Именно поэтому вузы выделяют значительные средства на инвентарь и большие зарплаты тренерам. Жесткая конкуренция в преподавательском составе заставляет американских тренеров искать новые подходы, методики и стратегии. И это дает свои плоды — результаты студенческого первенства мало отличаются от достижений спортсменов на чемпионатах мира.

На базе лучших университетов формируются «клубы спортивного мастерства», где тренируются американские и зарубежные пловцы мирового уровня. Например, вышеупомянутый Дейв Сало — и главный тренер университета Южной Калифорнии, и главный тренер клуба «Троянцы», в котором состоят наши «сборники». И занятия в таких клубах далеко не бесплатны.

Но вернемся к нашей гипотетической восходящей звезде американского плавания. Ему уже 22 года, и он решает выступить на международных соревнованиях, даже отбирается в национальную команду. Все поздравляют, жмут руки, но федерация плавания США в лучшем случае оплатит ему пару тренировочных сборов и поездку на международный старт. Все!

Чтобы оплатить питание, жилье и тренеров, спортсмен вынужден пробиваться на вершину мировых рейтингов, где есть возможность получить спонсорский контракт, покрывающий все расходы. Но таких контрактов катастрофически мало — всего 5-6. А чтобы его получить, надо быть звездой планетарного масштаба. Как Майкл Фелпс, к примеру.

Что в итоге? Страна с 300-миллионным населением, где пловцы рвутся к мировому Олимпу, и тренеры, соревнующиеся с друг другом в студенческих чемпионатах с результатами, достойными чемпионатов мира.

У нас

В России начинающий пловец в 6-7 лет попадет в группу детско-юношеской спортивной школы, где и будет плавать за условную плату, и то до 11-12 лет, пока не начнет показывать результаты чуть выше среднего. С этого момента занятия и поездки на соревнования станут фактически бесплатными. Тренеры обычно фокусируют свое внимание на двух-трех воспитанниках с лучшими результатами, нацеливая их к 14-15 годам на юношескую сборную.

Если это удается, то спортсмен получает фактически индивидуального тренера, вызовы на сборы, доступ к врачам, массажистам, и, конечно, материальную поддержку. А его сверстники в США продают печенье и плавают в группах по 20 человек в родном бассейне. При таком раскладе успех нашей юниорской сборной выглядит вполне ожидаемым.

Если все идет хорошо, спортсмен вместе с тренером плавно переходят во взрослую сборную, где материальная поддержка уже достаточна для того, чтобы обеспечить вполне пристойный уровень жизни. Поэтому большинство российских тренеров нацелены на попадание в сборную России, а не на победы в международных соревнованиях.

Оказавшись в сборной и обретя поддержку государства, тренеры и их воспитанники не видят стимула к дальнейшему развитию. Да, за олимпийские медали мы платим в разы больше, чем американцы. Но того, что и так дает государство, вполне хватает и на жизнь, и на тренировки, часто даже за границей, в то время как американские пловцы либо рвутся на олимпийский подиум, либо тратят деньги родителей. Именно из-за такой системы внутри российской сборной постоянно плетутся интриги, с завидной регулярностью выливающиеся в публичные скандалы. Что в итоге? Страна со 150-миллионным населением, где все усилия пловцов и тренеров сводятся к попаданию в сборную.

Более того, российские тренеры занимаются обычно с одним, реже с двумя «сборниками», и поэтому сильно опасаются пробовать что-то новое — ведь это риск испортить результаты и вылететь из команды. А у американских тренеров 20-30 воспитанников, и если 10 из них провалятся из-за новой методики, тренер всего лишь приобретет опыт. К тому же у американцев, не получающих никакой материальной поддержки от государства и, соответственно, ничего не теряющих, намного больше пространства для применения новаторских идей, чтобы вырваться в мировой топ.

И, наконец, у большинства американских тренеров есть спортивное образование, у того же Сало — докторская степень, тогда как наши физкультурные университеты существуют практически для галочки о высшем образовании у действующих спортсменов. При этом понятно, что даже самый высококлассный тренер подходит далеко не всем и не может из каждого сделать чемпиона мира, как мы видим на примере нашей сборной, тренирующейся в США.

подписатьсяОбсудить
Военнослужащие армии КазахстанаПрофилактика хаоса
Каковы цели российского военного планирования в Центральной Азии
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
Отборные кадры
Как в России подыскивают присяжных для суда
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
Не отпускать и не сдаваться
Что происходило на одном из самых сумасшедших Гран-при сезона
Северный олень
Сохранил ли новый Mitsubishi Pajero Sport свою суровость и страшно ли на нем заезжать в глушь
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон