Непримкнувший

Как критикующий демократов политик может стать их кандидатом в президенты

Берни Сандерс
Берни Сандерс
Фото: Evan Vucci / AP

У Хилари Клинтон, считавшейся безальтернативным кандидатом от демократов на предстоящих выборах президента США, похоже, все-таки появился конкурент. Согласно результатам опроса, проведенного в штате Нью-Гэмпшир, сенатор Берни Сандерс обходит во внутрипартийной гонке бывшую первую леди на семь процентов. Пикантности ситуации придает то, что Сандерс даже не член Демпартии, а за годы в большой политике не раз крайне нелестно отзывался об «ослах». «Лента.ру» изучила жизненный путь Сандерса, чтобы понять, чем же он очаровал американских избирателей и каковы его шансы обогнать Хилари в других штатах.

«Мне кажется, что демократическая партия — идеологический банкрот. Думаю, надо спросить себя: "Зачем нам работать внутри демократической партии, если мы не соглашаемся ни с чем из того, что она говорит?"» — так Сандерс в прошлом характеризовал политическую организацию, от которой сейчас хочет выдвинуться на главный в стране пост. И по сей день он не состоял в партии и никогда не числился ее официальным членом. Политическую карьеру Сандерс начал в 1970-х, примкнув к основанной вермонтцами партии «Союз свободы», выступавшей против войны во Вьетнаме. Члены «Союза» считали республиканцев и демократов неэффективными политиками, подчиненными корпоративным интересам, и потому хотели предложить американцам «третью модель».

В январе 1989 года Сандерс опубликовал в New York Times колонку «Этой стране нужна третья партия». Демократов и республиканцев он величал там «Твидлди и Твидлдум», комическими персонажами Льюиса Кэрролла из «Алисы в Зазеркалье». По мере восхождения на политический Олимп независимый Сандерс неоднократно наносил демократам чувствительные поражения: в битве за пост мэра Берлингтона, крупнейшего города Вермонта, он одолел видного демократа, отработавшего шесть двухлетних сроков на своем посту. В последующие годы его союзники заняли места демократов в городском совете, поставив их в унизительное положение «третьей партии».

В качестве мэра Сандерс снискал репутацию непреклонного и решительного политика, отстаивающего интересы простых американцев. Показательна история его противостояния с владельцами крупнейшего доступного жилого комплекса Northgate, которые на протяжении 20 лет пользовались лазейкой в законе для максимизации прибыли. Нормативное положение разрешало им перепрофилировать доступное жилье в элитные апартаменты или сдавать его под торговые площади. Берни собрал в своем кабинете владельцев комплекса, ударил кулаком по столу и заявил: «Вы не сделаете из Northgate элитного жилья. Только через мой труп вы выгоните на улицу 336 рабочих семей!» Городские законодатели обязали владельцев апартаментов уведомлять жильцов за два года до предполагаемого перепрофилирования помещений, а сносить дома без возведения аналогичных жилых площадей запретили. Самим жильцам дали преимущественное право покупки, что снизило цену этой недвижимости. После чего Сандерс вместе с властями штата и сенатором Патриком Лейхи изыскали деньги для покупки и восстановления комплекса. На сегодняшний день обитатели Northgate сами владеют своим жильем. В отношении квартир установлены специальные ограничения, чтобы гарантировать их доступность для рабочего класса.

Крупное достижение Сандерса на посту городского головы — преображение берлингтонской набережной. С заброшенным промышленным пустырем нужно было что-то делать. Сандерс решительно выступил против предложения местного влиятельного бизнесмена по созданию там огромного отеля, восемнадцатиэтажных кондоминиумов и пристани для элитных яхт. Нужна была «набережная для народа» с большими общественными пространствами, где каждый мог бы отдохнуть или взять лодку напрокат. Благодаря Сандерсу на берегу озера Шамплейн в Берлингтоне теперь есть благоустроенные пляжи, просторные парки, велодорожки и общедоступный эллинг для судов.

Восемь лет работы мэром продемонстрировали, каким Сандерс видит свой стиль управления. В основе его политики — организация процессов на местах, активное вовлечение в них местных жителей и правовая защита социально уязвимых слоев населения. Пользуясь властными рычагами, он ослабил влияние крупных бизнесменов на политику и много сделал для формирования комфортной городской среды. Его и его сторонников — их называли «сандеристас» — объявляли врагами бизнеса, но совершенно безосновательно. «Берни никогда не выступал против экономического роста, против развития, против бизнеса. Он хотел процветания для местных предпринимателей. Он хотел, чтобы у людей была хорошая работа и достойная зарплата. Если вы были согласны с такой постановкой вопроса, вы могли вести дела с Берни, а Берни мог вести дела с вами», — свидетельствует Майкл Монте, в течение 12 лет возглавлявший службу общественного и экономического развития (CEDO). CEDO — тоже значимое детище Сандерса. С помощью этой службы и федерального финансирования он смог преодолеть сопротивление изначально крайне скептичного городского совета и реализовать свои амбициозные планы.

После четырех мэрских сроков его ждала карьера в нижней палате американского Конгресса, куда он решил баллотироваться также в статусе «непримкнувшего». «Идти на выборы от демократической партии было бы лицемерно из-за того, что я о ней говорил», — заявлял Сандерс в 1990 году. Он отмечал, что очень гордится обозначением I (Independent, независимый кандидат) перед своим именем. Предлагаемые им поправки часто называл «трехпартийными», и за 16 лет в палате представителей лишь подтвердил свою решительность, признаваемую даже его противниками. Многие демократы до сих пор не готовы простить ему столь своенравного поведения и считают, что за это ему еще придется ответить.

Сближение позиций Сандерса и демократической партии наметилось лишь в 2006 году, когда демократы поддержали его независимую кандидатуру на выборах в Сенат. Сандерс тогда нуждался в развитии политической карьеры, а «ослам» были нужны союзники, чтобы вернуть себе большинство в верхней палате Конгресса. После победы его пригласили в демократический кокус — закрытое собрание членов партии для выработки совместных решений. В Конгрессе прошлого созыва Сандерс возглавлял комитет по делам ветеранов, а сейчас в качестве «лидера меньшинства» занял второе по старшинству место в бюджетном комитете.

На новой позиции он не изменил своим принципам. Знаковым стал момент, когда в 2010 году президент США Барак Обама договорился с республиканцами о продлении режима снижения налогов для богатых, введенного при Джордже Буше-младшем. Сандерс восемь с половиной часов выступал с трибуны, устроив де-факто обструкцию законодательному органу. Использовал практически ту же лексику, что и на заре своей карьеры: «Это перераспределение доходов! Это Робин Гуд наоборот — мы забираем деньги у среднего класса и работающих семей и передаем их богачам!»

Еще до выдвижения, в 2013 году, в интервью журналу Playboy сенатор вновь подтвердил верность своим убеждениям. «По сути, демократическая платформа представляет собой следующее утверждение: "Да, мы плохие, но они хуже, голосуйте за нас". Это правда, мы достаточно плохие, но республиканцы хуже, и именно поэтому вам надо голосовать за демократов».

В качестве кандидата в президенты Сандерс обещает повысить налоги для богатых, подняв за их счет минимальную зарплату, ввести бесплатное обучение в государственных колледжах и всеобщее медицинское страхование за государственный счет. Пентагон в случае его победы ждут масштабные сокращения финансирования. Всем американским работникам он гарантирует право на оплачиваемые и декретные отпуска и возможность взять больничный. Влияние крупного бизнеса на политику планируется ослабить ограничением сумм пожертвований на политические кампании. Крупные банки с Уолл-стрит тоже ждут реформы — Сандерс считает необходимым разбить их на более мелкие, чтобы крушение одного финансового учреждения не несло угрозу всей экономике. Во внешней политике он, в частности, всегда призывал всеми силами избегать участия в ближневосточных конфликтах.

«Непримкнувший» Сандерс не пытается срезать острые углы. Опрос общественного мнения, проведенный компанией Gallup, показал, что лишь сорок семь процентов американцев готовы проголосовать за социалиста. Для сравнения, шестьдесят процентов избирателей способны поддержать кандидата-мусульманина, и лишь на два процента меньше американцев могут отдать свой голос атеисту. Отвечая на вопрос журналиста, не хочет ли он убрать из своей кампании слово «социалист», политик лишь отметил, что приятно удивлен высокой оценкой этого слова в народе, несмотря на негативные коннотации. «Больше сорока процентов — это уже хорошо, и позитивная оценка будет еще выше», — подчеркнул Сандерс.

Сандерса любят за открытость, непосредственность, частые встречи с простыми американцами. Репутация «человека со стороны», не связанного со сложившимися политическими династиями, не вовлеченного в крупные скандалы и сомнительное сотрудничество с Уолл-стрит, может дать сенатору от Вермонта шанс.

Но Хиллари Клинтон с ее опытом работы госсекретарем, щедрыми спонсорами, лояльной аудиторией и репутацией «неизбежного кандидата» не будет пассивно наблюдать за успехами «демократического социалиста» и сделает все, чтобы «пробить самый высокий, самый прочный стеклянный потолок» в своей жизни. В этом вопросе на ее стороне и социологи — они утверждают, что бывшая первая леди все же на 20 процентов популярнее своего оппонента, и его недавние успехи пока не меняют общую картину.

Обсудить
08:56 5 декабря 2016
Маттео Ренци

No, синьор Ренци!

Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
От ковбоя до рака легких
Сложная история отношений американцев и табачной продукции
Маттео РенциNo, синьор Ренци!
Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
Бирманские солдаты на руинах сожженного дома в столице штата РакхайнВас здесь не стояло
Из-за чего власти Мьянмы конфликтуют с мусульманами-рохинджа
«Зеленый профессор Саша»
Ультраправых в Австрии одолел потомок беженцев из России
«Будь у легпрома финансы, мы бы могли процентов 40 рынка держать»
Президент Союзлегпрома Андрей Разбродин о перспективах легкой промышленности
Груз в триллион
Примет ли Дума неоднозначный проект поправок в закон о долевом строительстве
В ожидании худшего
Как потребители и сети живут в условиях постоянного роста цен
Меху не до смеха
Почему в России падает производство пушнины
Мой воображаемый друг
Возвращение Андре Мальро в Пушкинский музей
Актеры Анастасия Марчук (Государыня Арина Абрамовна) и Виктор Раков (Комяга) в спектакле "День опричника" по произведениям Владимира Сорокина в постановке Марка Захарова в театре "Ленком". Артем Геодакян/ТАССТы меня на рассвете разбудишь
Как старшее поколение спорит с антиутопическими прогнозами в «Дне опричника»
Иван Дорн «У меня выработались антитела к политике»
Иван Дорн о перевоплощении и проверке себя
«Женские ноги должны быть длинными»
11 лучших книг года о войне, зависти и любви
Ленинаканский пробор
История парикмахерской, пережившей землетрясение в Гюмри
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Анастасия Белокопытова «Не считала, сколько трачу в месяц»
История уроженки Рязани, переехавшей в Австрию
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
В угол за угон
Когда детям становится скучно, они угоняют настоящие машины
Пикник на обочине
Испытываем «арктические» пикапы Toyota Hilux, у которых 10 колес на двоих
Тест: у каких малолитражек суперкары воруют фонари
Сможете ли вы узнать автомобиль по задней светотехнике
Тест нового корейского бизнес-седана
Длительный тест Kia Optima нового поколения
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее
Конец близок
Уходящий 2016 год может стать последним для ипотеки
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи