Правила игры

Дебаты, календарь выборов и фактор Чурова — как за 15 лет изменился электоральный ландшафт

Единый день голосования 14 сентября 2014 года
Фото: Мария Сибирякова / РИА Новости

Завершилась последняя региональная кампания перед парламентскими выборами-2016, впереди у партий и кандидатов думская избирательная страда. «Лента.ру» проанализировала, как изменился за последние 15 лет политтехнологический и законодательный багаж, с которым российская политическая система вступила в федеральный электоральный цикл. Вторая часть этой работы посвящена анализу участия кандидатов в теледебатах, новому графику выборов, а также стилю работы Центризбиркома.

Предвыборные дебаты

Публичные дебаты — must-have любой избирательной кампании на Западе, особенно в США, — долго не приживались в России в цивилизованной форме. Символом отечественной культуры политической дискуссии на долгие годы оставался известный эпизод из шоу «Один на один» Александра Любимова 1995 года — незадолго до старта парламентской кампании лидер ЛДПР Владимир Жириновский и Борис Немцов, бывший тогда губернатором Нижегородской области, поливают друг друга апельсиновым соком. И нельзя сказать, чтобы эта традиция осталась в лихих 90-х. На выборах в Думу 2003 года тот же Жириновский — правда, уже после эфира — подрался с кандидатом блока «Родина» Андреем Савельевым.

Поэтому неудивительно, что кандидаты от власти, начиная с 1999 года, сторонились теледебатов. В 1999 году на них решилось только движение «Отечество — вся Россия», но не блок «Единство» (оба — провластные). Тактику «Единства» переняла и «Единая Россия», которая в 2003 и 2007 году на парламентских выборах отказалась от теледебатов. Положенное им по закону бесплатное эфирное время единороссы использовали для показа рекламных агитационных роликов. Согласно официальной версии, партия делала ставку на «прямой разговор с избирателем». А эксперты признавали, что ЕР просто не желала «делиться рейтингом» с конкурентами.

Оппозиция неизменно критиковала партию власти за отказ от дебатов и предпринимала отчаянные попытки вытащить строптивцев к барьеру. Так, в 2004 году ЛДПР, КПРФ и СПС вносили в Госдуму поправки в законодательство, согласно которым дебаты должны были стать обязаловкой. В 2009-м ЛДПР предлагала вообще снимать с выборов кандидатов, отказавшихся от публичных прений. А в 2011-м незадолго до выборов коммунисты предлагали по крайней мере лишать «отказников» бесплатного эфирного времени (того самого, которое единороссы успешно тратили на рекламу). Ни одна инициатива не прошла.

Впрочем, в 2009-м «Единая Россия» сама внесла в собственный устав поправку об обязательном участии партии в дебатах. И в кампании 2011 года единороссы действительно показались на телеэкранах. Замеры аудитории показали, что жанр пользуется популярностью. Наибольшие интерес вызвали дебаты ЕР и КПРФ на «Первом канале» и клинч Жириновского с единороссом Александром Хинштейном на «России-1». После этого ЕР официально заявила, что в рамках Высшей партийной школы юных единороссов будут отдельно учить искусству публичной дискуссии.

Еще одно важное новшество, сделавшее теледебаты-2011 более-менее динамичными: впервые в истории никого не отлучили от бесплатного эфира за долги прошлых кампаний. Ранее действовала норма: не набрал на выборах в Госдуму 3 процента голосов — возмещай стоимость бесплатно полученного эфира. Для «Яблока» и «Патриотов России» компенсации могли достичь по 5 миллионов долларов. Однако телевизионщики не предъявили им претензий.

Позднее дебаты с участием представителей всех или почти всех партий обкатывались на региональных выборах в формате телешоу. Хорошо запомнились дебаты на выборах мэра Москвы в 2013 году. Несмотря на жалобы оппозиции (летний сезон отпусков, неудобная сетка вещания), москвичи шоу смотрели. Более того, дебаты оказались хорошим инструментом не только агитации, но и индивидуального продвижения участников в их собственных целях. В частности, именно после удачных выступлений кандидата от ЛДПР Михаила Дягтерева эксперты заговорили о нем как о перспективном партийном лидере.

В 2015 году и некоторые губернаторы рискнули лично выйти на дебаты в избирательную кампанию. Их четверо: глава Пензенской области Иван Белозерцев, Ростовской — Василий Голубев, Калининградской — Николай Цуканов, а также камчатский губернатор Владимир Илюхин (все — единороссы). Остальные посылали спорить с оппонентами своих доверенных лиц. В руководстве ЕР разводят руками: участие обязательно, но о том, чтобы только персонально, в уставе партии ничего не сказано. На быструю эволюцию губернаторских манер вряд ли стоит рассчитывать, однако сам выход некоторых глав регионов на дебаты уже задает контуры новой политической стилистики. На дебатах 2016 года скучно не будет — особенно если учесть, что на выборы имеют шанс выйти как минимум 14 партий, представляющих очень разные цвета политического спектра.

Единый день голосования

Это относительно новый феномен российской политики. Долгое время любые региональные, губернаторские, местные выборы проходили вразброд — у кого сроки подошли, тот и избирается. В результате почти каждое воскресенье в России где-нибудь за что-нибудь да голосовали. Частично выборы совмещались только с федеральными — думскими и президентскими.

С 2008 года все кампании в стране проходят «концентрировано» и параллельно — в единый день голосования. Изначально таких дней было два, первое воскресенье октября и первое воскресенье марта. С 2012 года день выборов у нас один — второе воскресенье сентября; впрочем, его уже перенесли на третьи выходные первого осеннего месяца, когда принимали закон, разрешающий выбирать Госдуму в сентябре вместо традиционного декабря.

Разумеется, есть исключения — например, если представительный орган утрачивает кворум, его надо переизбрать строго в определенные сроки. Так было в 2011 году в Санкт-Петербурге, когда два муниципальных совета депутатов сложили полномочия специально под избрание депутатом губернатора Валентины Матвиенко, которая после этого ушла в Совет Федерации. Парламентских выборов в декабре 2011 года для этого не ждали — голосование прошло в конце августа.

Концентрация всех кампаний в один день — что это дает для партийной системы? Для крупных игроков это хороший повод мобилизовать активистов, волонтеров и сторонников для работы при штабах, агитации и других мероприятий, вплоть до расклейки плакатов. Люди, которые этим занимаются, составляют костяк поддержки партии, поскольку каждый из них ненавязчиво и бесплатно агитирует близких, друзей и соседей, создает вокруг партии информационный фон не в СМИ, а в собственном окружении. Кстати, именно по этой причине многие парторги негативно восприняли ликвидацию весеннего дня голосования: раньше актив не расслаблялся и после сентябрьских выборов начинал резво готовится к мартовским, а теперь годовой перерыв расхолаживает людей.

Позиция Центризбиркома

Когда в 2007 году глава ЦИК Владимир Чуров занял этот пост, одним из его любимых универсальных комментариев был постулат об отсутствии у Центризбиркома права законодательной инициативы. По сути не поспоришь — предлагать законопроекты ЦИК действительно не может, хотя участвует в их правовой экспертизе. Однако подчеркнутое нежелание главы ведомства комментировать острые углы законодательных изменений создавало характерную атмосферу невмешательства ЦИКа.

И региональные избиркомы эту атмосферу почувствовали. Яркий пример — выборы Валентины Матвиенко летом 2011 года. Долгое время никто не знал, в каких муниципалитетах пройдет голосование, и партия «Справедливая Россия» (лидер питерского отделения Оксана Дмитриева — главный конкурент Матвиенко) напрямую обвиняла избирком в попытках провести регистрацию кандидатов тайно. Владимир Чуров лично заявлял, что это технически невозможно: как только выборы назначаются, информация о них отображается на сайте ЦИК. В итоге о выборах, в которых принимала участие Матвиенко, стало известно только в день окончания регистрации кандидатов. Когда стали разбираться, выяснилось, что нарушение допустили местные комиссии: не завели данные о назначении голосования в общую систему. Однако нарушена была только рядовая инструкция, а не закон, поэтому наказывать никого не стали.

Неудивительно, что к выборам 2011 года Владимир Чуров превратился в главного антигероя Болотной площади. «Чуров, сбрей бороду!» — один из самых популярных лозунгов того времени. Бороду глава ведомства не сбрил, но выводы сделал. Весной 2012 года он лично смотрел видео с участков в Астрахани вместе с эсером Олегом Шеиным, объявившим голодовку в знак протеста. И хотя по итогам разбирательства результаты выборов не поменялись, снизить градус напряжения удалось во многом благодаря тому, что Чуров признал наличие нарушений.

Дальше — больше. Свели к минимуму систему открепительных удостоверений — наблюдатели утверждали, что именно они делали возможными фальсификации через «карусели» (специально собранные «гастролеры» с открепительными ездят с участка на участок и везде голосуют). Вместо открепительных в 2014 году вернули досрочное голосование для всех желающих. В 2014 году наблюдатели жаловались на аномально высокий процент «досрочки» в Санкт-Петербурге, в этом году Центризбирком заранее пообещал предпринять максимум усилий для борьбы с такими нарушениями. Накануне выборов 13 сентября 2015 года отличились Калужская и Кемеровская области. Владимир Чуров уже пообещал «максимально жестко» разобраться с этой ситуацией. А главе Самарского облизбиркома Вадиму Михееву по совокупности приходящих из области сигналов прямо заявил во время открытого сеанса видеосвязи: «Если вы так будете готовить кампанию в Госдуму, то готовить ее будете не вы». Жесткая риторика, немыслимая еще пару лет назад. Если в завершение кампании мы увидим еще и жесткий «разбор полетов» по итогам 13 сентября, то выборы 2016 года действительно пройдут совсем в других условиях.