Синдром ущерба

Почему Рогозин отказал Прибалтике в компенсации за «советскую оккупацию»

Дмитрий Рогозин
Фото: Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

5 ноября собравшиеся в Риге министры юстиции Латвии, Литвы и Эстонии в присутствии других видных прибалтийских политиков и общественных деятелей подписали документ, в котором заявили о намерении выставить России крупный денежный счет за ущерб, который страны Балтии якобы понесли в период пребывания в составе СССР. Ответ из Москвы не заставил себя ждать: буквально на следующий день вице-премьер Дмитрий Рогозин, нимало не стесняясь в выражениях, пообещал официальным лицам Прибалтики «от мертвого осла уши» и снабдил комментарий на своей страничке в сети микроблогов Twitter ссылкой на соответствующее выражение. «Лента.ру» разбиралась, зачем соседним государствам компенсация и что они намерены с нею делать.

Вспомнить всё

5 ноября в Риге министры юстиции всех трех прибалтийских республик — Дзинтарс Расначс, Юозас Бернатонис и Урмас Рейнсалу — подписали весьма примечательный документ. Чиновники фактически дали ход совместной декларации о том, что страны Прибалтики в период, который они называют «советской оккупацией», понесли «гигантский демографический и экономический ущерб». По мнению собравшихся, Россия как государство-правопреемник Советского Союза обязана этот ущерб возместить.

Для того чтобы ускорить этот непростой процесс, стороны, по словам руководителя министерства юстиции Эстонии Урмаса Рейнсалу, уже в обозримой перспективе возьмутся за разработку единой методики, которая поможет Риге, Вильнюсу и Таллину досконально оценить масштабы ущерба, по мнению собравшихся, нанесенного республикам деятелями советского режима. А уже позднее, после того, как методика будет готова, Рейнсалу пообещал перейти к следующему этапу — а именно сформулировать конкретные юридические требования к России о возмещении ущерба и обратиться в соответствующие правовые инстанции.

Рейнсалу подчеркнул, что для предъявления претензий Москве на сегодняшний день созданы все необходимые юридические условия. «Непрерывная правопреемственность государств Балтии позволяет выдвигать такое требование. Согласно международному праву, ущерб от оккупации можно востребовать как в виде компенсации материального ущерба, так и в виде извинения», — заметил глава Минюста Эстонии. Его слова горячо поддержали собравшиеся (на международной конференции в Риге собралась весьма представительная делегация) — в частности, депутат Европарламента от Латвии Инесе Вайбере и представитель латвийского Конституционного суда Инета Зиемеле.

Трудности подсчета

Требование возместить ущерб за присоединение Прибалтики к Советскому Союзу звучит не впервые. За последние полтора десятилетия все три республики время от времени выступали с заявлениями о том, что подсчитали сумму ущерба, который им нанесла советская власть.

К примеру, еще в 2008 году бывший в то время президентом Литвы Валдас Адамкус оценил убытки, которые понесла республика, находясь в составе СССР, в 28 миллиардов долларов. Методику подсчета он раскрывать не стал, сославшись на экспертные заключения.

Спустя четыре года знамя подхватили правые депутаты Сейма (парламента) Литвы: опираясь на только им известную методологию подсчета, они выдвинули претензии на сумму в 834 миллиарда долларов. О качестве подсчета понесенного ущерба может говорить такой любопытный факт: народные избранники в итоговый счет включили даже расходы, связанные с консервацией Игналинской АЭС, построенной в советский период и выведенной из эксплуатации по требованию Брюсселя в конце 2009 года.

Похожую попытку в сентябре прошлого года предприняли и в Латвии, где глава комиссии по подсчету ущерба от «советской оккупации» Рута Паздере объявила, что республика за годы своего бытования в составе СССР потеряла 300 миллиардов евро. Чуть скромнее оказались аппетиты у властей Эстонии, которые после произведенных расчетов пришли к выводу, что Эстония под руководством Москвы понесла ущерб в размере 49 миллиардов долларов, из них четыре миллиарда долларов составил вред, нанесенный эстонской природе, остальные 45 миллиардов приходятся на пострадавших и погибших граждан.

Глядя на Финляндию

По этим примерам несложно понять, что несмотря на грозные обещания на уровне глав министерств, шумиху вокруг нынешнего заявления и декларируемое единство ничего общего, кроме признания советского периода «оккупационным», у трех прибалтийских государств нет. Над задачей подсчета материальных претензий к России бьются едва ли не лучшие умы этого региона.

Так, некоторые ученые и политики определяют размеры предполагаемой компенсации, считая количество репрессированных и погибших людей в трагические для Прибалтики (и для всей страны в целом) сталинские времена. Другие сравнивают уровень подушевого дохода с соседней Финляндией по уровням 1940-го и 1991 года, гипотетически предполагая, что Прибалтика, не будь она в составе СССР, достигла бы схожего с Финляндией уровня развития.

Немаловажную роль в оценке «ущерба от оккупации» играют и политические предпочтения считающих: сторонники конструктивных отношений с Россией либо не поднимают темы выплат вообще, либо называют относительно небольшие суммы. Гораздо больше просят крайне правые националисты, но по отношению к их претензиям нет единодушия даже в самих республиках, поскольку выставляемые требования, как правило, рассчитаны на внутреннее потребление — то есть националисты очевидным образом пытаются заработать на теме советского периода свои политические очки.

«Это часть национальной мифологии и политики с начала 1990-х годов, имеющая корни еще в активности прибалтийских эмигрантских кругов на Западе в советский период, — считает руководитель исследовательских программ фонда «Историческая память» Владимир Симиндей. — Юридически оккупационно-компенсационная риторика в адрес Москвы закреплена внутри стран (в Латвии с мая прошлого года действует уголовная ответственность за отрицание «советской оккупации» — прим. «Ленты.ру») и в некоторых декларативных жестах на уровне Европарламента».

В этом контексте интересно, что даже самые рьяные сторонники курса на возмещение ущерба вполне отчетливо понимают, что в современной международной практике нет конкретных юридических механизмов, при помощи которых Россию можно было бы призвать к ответу, даже имея на руках внятную методику подсчета ущерба. «Это политические спекуляции, не имеющие в нынешних условиях правовых перспектив. Организаторы этой кампании могут, конечно, лелеять надежды на некий обвальный сценарий в России, но пока страна сильна и устойчива — это невозможно ни в практическом, ни в международно-правовом смысле», — отмечает Симиндей.

Направо!

Между тем подоплека активизации усилий по продвижению идеи о финансовых претензиях к России довольно проста, и лежит она вовсе не в плоскости попыток разобраться с историческим наследием. Дело в том, что республики Прибалтики на протяжении довольно долгого времени сталкиваются с серьезными проблемами: к трудностям экономического характера нынешним летом добавилась еще одна — ближневосточные беженцы.

Подавляющее большинство населения Латвии, Литвы и Эстонии относится к размещению переселенцев на территории их республик крайне негативно. Как следствие — в соседних государствах медленно, но верно растет популярность правых сил. Косвенным доказательством этого процесса можно считать резкую активизацию радикальных настроений — в начале сентября, например, в деревне Вао Ляэне-Вируского уезда Эстонии неизвестные подожгли лагерь для беженцев.

В этих условиях только крайне недальновидный политик постарается отмежеваться от процессов, происходящих внутри страны. В подавляющем большинстве политики прибалтийских государств начали заигрывать с собственным электоратом, стараясь предугадать направление протестных настроений. Но поскольку за разжигание вражды к беженцам проблемы со стороны Европейского союза гарантированы, политики решили вернуться к более безопасной с точки зрения соблюдения «европолитеса» теме «московского врага». В этом смысле, конечно любопытно, что глава эстонского Минюста Урмас Рейнсалу представляет правую консервативно-националистическую партию «Союз Отечества» и Res Publica. Его латышский коллега Дзинтарс Расначс также из этой плеяды политиков: он относится к правому «Национальному объединению Латвии», которое в августе призывало жителей республики к протестам против приема беженцев.

С этой точкой зрения согласны и российские эксперты. «На мой взгляд, имитация бурной деятельности чиновников юстиции и политиков в Прибалтике в отношении монетизации своих исторических претензий к Москве связана с потребностями укрепления собственных политических позиций внутри своих стран», — полагает Владимир Симиндей. Он добавляет, что у руководства прибалтийских государств, вероятнее всего, есть еще и внешнеполитическая цель. По его мнению, Рига, Вильнюс и Таллин, взяв на вооружение лозунги об ужасном советском режиме и привязав к ним Россию, постараются добиться еще и коллективных преференций в Брюсселе.

Ну, а самое главное — очень похоже, что сторонники курса на конфронтацию с Россией в Прибалтике вовсе не так монолитны, как им хотелось бы показать. Во всяком случае, к такому выводу можно прийти по итогам заявления, которое сделал премьер-министр Эстонии Таави Рыйвас. 7 ноября он раскритиковал меморандум о намерении предъявить России требование о возмещении ущерба за период «советской оккупации», подписанный министрами юстиции Латвии, Литвы и Эстонии. По словам Рыйваса, ни он, ни другие члены правительства не знали о планах главы эстонского Минюста Урмаса Рейнсалу, касающихся подписания этого документа. Премьер-министр подчеркнул, что не понимает, какую выгоду этот меморандум может принести его стране. Более того, по мнению главы правительства, этот шаг может вызвать недовольство не только Москвы, но и западных союзников.

Бывший СССР00:0415 октября

Тайные националисты

Украинцы умирали в советских тюрьмах. Они мечтали о свободе и своей державе