Запретить и не пускать

Лидеры ОДКБ и ЕАЭС обнаружили угрозу от ЗСТ

Владимир Путин и Серж Саргсян
Фото: Дмитрий Азаров / «Коммерсантъ»

ОДКБ и ЕАЭС — сложные аббревиатуры, обозначающие союз постсоветских стран: Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана (последний не является участником ЕАЭС). В понедельник их лидеры обнаружили, что другая аббревиатура — ЗСТ (Зона Свободной Торговли) — несет серьезную угрозу. Но как противостоять ей — так и не решили. Из очевидных итогов встречи, состоявшейся в Кремле, слышен пока только заметный армянский акцент, который приобрели Организация договора коллективной безопасности и Евразийский экономический союз. Однако к чему это приведет — пока неясно.

Несменяемый генсек

На первый взгляд, итоги двух саммитов, состоявшихся в Кремле, не представляют особого интереса. Страны ОДКБ ожидаемо выступили за формирование широкой антитеррористической коалиции и наконец-то поддержали Россию в конфликте с Турцией. Президент Армении Серж Саргсян, ставший председателем организации на ближайший год, горячо приветствовал риторику Владимира Путина.

Интересно, что генеральным секретарем ОДКБ должен был стать тоже представитель Армении. Николай Бордюжа, первый и пока единственный генсек организации, и сам ожидал, что к концу года его заменят. Главы государств собирались утвердить некий порядок ротации и передать полномочия новому человеку. К переменам призывал и Владимир Путин. Его помощник Юрий Ушаков за несколько дней до саммита говорил журналистам, что эта тема станет одной из основных на саммите.

Пост должен был перейти к представителю Армении по простой причине: буква «А» первая в алфавите.

«Есть кандидатуры. Но окончательное слово за лидерами», — подчеркивал Ушаков. Однако лидеры решили ничего не менять и продлили обязанности Бордюжи еще на год.

При этом председателем коллегии Евразийской экономической комиссии станет Тигран Саркисян, бывший премьер-министр республики. В настоящее время он занимает пост чрезвычайного и полномочного посла Армении в США.

Карабах вне зоны видимости

После саммита ОДКБ, состоявшегося в середине сентября в Душанбе, армянские СМИ упрекали Саргсяна в том, что он вернулся оттуда с пустыми руками. Прессу возмутило, что ни один из лидеров организации не дал какой-либо оценки происходящему на армяно-азербайджанской границе. Много говорили о проблемах России и Запада, еще больше — об угрозе активизации «Исламского государства» в Центральной Азии. Карабахский вопрос упорно не замечали, и армянский президент оказался не в силах привлечь к нему внимание.

О проблемной зоне не говорили и на этот раз. Тем не менее последние события внушают некий оптимизм. 19 декабря в швейцарском городе Берне прошли переговоры президента Армении и президента Азербайджана Ильхама Алиева. Они велись за закрытыми дверями и продлились более часа. Никаких заявлений для СМИ сделано не было.

Однако постпред России при ОБСЕ Александр Лукашевич считает, что эта встреча остановит «нагнетание военных страстей в регионе». А министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров заговорил о разработке всеобъемлющего мирного соглашения. При этом он назвал Азербайджан стороной «наиболее заинтересованной в скорейшем разрешении конфликта».

«Черные схемы» в обходе продэмбарго

Ожидалось, что на заседании Высшего евразийского экономического совета Путин предложит обсудить проблему применения «серых схем» при обходе российского продовольственного эмбарго. С 1 января запрет распространится и на продукты с Украины. При этом российский президент заявил, что не собирается вводить санкции против Киева. «Я хочу, чтобы это было услышано. Мы просто переходим на режим наибольшего благоприятствования в торговле», — подчеркнул он во время большой пресс-конференции. Впрочем, сокращение торгового оборота двух стран произошло задолго до эмбарго.

По поводу «серых схем» в обходе продэмбарго больше всех мог бы рассказать присутствовавший тут же Александр Лукашенко. За последний год Белоруссия преуспела в поставках экзотических фруктов. В республике, помимо традиционной картошки, каким-то образом научились выращивать мандарины и ананасы. Объем ввоза в Россию персиков и вовсе оказался у Белоруссии крупнейшим среди всех стран-поставщиков.

«Какой-то непростой день получается. Первое заседание вышло напряженным, вот и сейчас», — удивлялся Лукашенко на заседании ЕАЭС. Стороны действительно долго совещались, но к решению главной проблемы так и не пришли.

Всех участников беспокоил договор о зоне свободной торговли между Украиной и Евросоюзом, вступающий в силу 1 января. «Уже и времени нет. Они на каникулы уходят, а мы вслед за ними, — переживал белорусский лидер. — Поэтому может сложиться ситуация, когда товар с Украины будет замещен товаром ЕС. А потом их товар хлынет на нашу территорию».

Лукашенко пообещал изучить этот вопрос и каким-то образом «поддержать союзническую Россию». Соответствующие механизмы (пока совершенно неясно какие) организация намерена выработать в ближайшие полгода.

Кредит навредит

Вопрос о предоставлении Белоруссии кредита из фонда ЕАЭС, по словам помощника президента России Юрия Ушакова, не значился в числе первоочередных для обсуждения. Не предусматривалось также отдельной встречи президента России с президентом Белоруссии. У них была возможность обсудить все вопросы неделю назад там же — в Кремле. Денежная тема затрагивалась, но решение не было озвучено. Хотя Минск снизил свой запрос с трех до двух миллиардов долларов, Москва не спешит предоставлять деньги.

После саммита первый вице-премьер России Игорь Шувалов честно признался журналистам, что лично он не слышал, чтобы эту тему затрагивали на закрытой части заседания.

Вообще, в организации решили финансы не распылять. Бюджет, согласованный на саммите ЕАЭС, был сокращен на 12 процентов. И в следующем году у работников Евразийской комиссии не будет индексации по заработной плате.

Все это, однако, не помешало Лукашенко сказать на прощание: «Мы счастливы, что смогли условиться по всем вопросам, особенно по экономическим».

«Мы всегда перед Новым годом надеемся на хорошее, — излучал оптимизм другой участник, президент Киргизии Алмазбек Атамбаев. — Дай Бог, чтобы в будущем году все было прекрасно и у народа великой России, и у нашего народа. Чтобы мы всегда были вместе. И всегда было именно что‑то хорошее». Вздохнул и повторил: «Дай Бог».