«В танцах на льду работаем, как на вулкане»

Чемпионка мира Анжелика Крылова о тренерской работе и российских дуэтах

Анжелика Крылова
Анжелика Крылова
Фото: Владимир Песня / РИА Новости

Знаменитая фигуристка Анжелика Крылова, двукратный чемпион мира и призер Олимпийских игр в дуэте с Олегом Овсянниковым, ныне один из самых успешных тренеров мира. Этой осенью ее канадские ученики (и ее супруга, Паскуале Камерленго) Кейтлин Уивер и Эндрю Поже выиграли два этапа Гран-при и финал серии в Барселоне, став лучшим танцевальным дуэтом первой половины нынешнего сезона и предельно ясно обозначив собственные амбиции на вторую его часть. «Лента.ру» поговорила с ней о том, что такое современное фигурное катание и как готовят чемпионов.

«Лента.ру»: Кейтлин и Эндрю начали нынешний сезон с замены короткого танца после первых же соревнований из-за соответствующей рекомендации судей. Случай в современном фигурном катании довольно редкий. Сейчас уже понятно, что это оправдалось. Трудно было принять такое решение?

Анжелика Крылова: Мне нравилась та первая программа — «Элвис», и ребята катали ее с удовольствием. Но нам сказали, что ритм фокстрота не очень хорошо читается. Мне не совсем понятно, почему он не понравился. Все-таки технический комитет ISU, устанавливая правила для короткого танца, не обговаривает, что для музыкального сопровождения нужно брать обязательно классические вальс и марш. Но у американского дуэта Мэдисон Чок и Эвана Бэйтса, как вы знаете, возникла та же проблема. И они тоже поменяли программу.

Мы решили не рисковать, хотя времени было мало. Выбрали Штрауса, чтобы уж наверняка (улыбается). Работали по ночам: требовалось поставить новый танец буквально за три-четыре дня. Конечно, что-то мы взяли из «Элвиса», но все это нужно было подогнать под музыку, под ее акценты. Это очень непростая и кропотливая работа. Рада, что фигуристы согласились пойти на этот шаг. Уивер и Поже находятся на том уровне, когда могут настаивать на своем. Они могли бы упереться и сказать: не будем ничего менять. Ведь в ту программу вложили много времени и средств. Пойти по второму кругу было непросто. Я рада, что это сработало, и танец, судя по первым стартам, оценили.

На московском этапе Гран-при ваших спортсменов очень трогательно называли на русский манер Катюша и Андрюша. Они вроде бы не возражали.

Мы так же зовем их на тренировках, они привыкли и находят это очень милым, cute. Более того, они сами иногда говорят: «Катюша, Андрюша, пошли кататься!» (В этом году Кейтлин Уивер даже новогоднее поздравление в Instagram написала по-русски — прим. «Ленты.ру»).

Вот что значит иметь российского тренера.

На самом деле, я в нашей группе не единственная из России. С нами работает Наталья Анненкова, которая каталась вместе с Генрихом Сретенским. Прекрасный специалист и замечательный человек. Она очень много работает с фигуристами над технической стороной катания.

Произвольный танец Уивер и Поже ставил весьма востребованный сейчас хореограф Петр Чернышев. Когда ваши ученики делают программы у кого-то другого, это не вызывает профессиональной ревности?

Нет. Когда мы сами катались, то наш тренер Наталья Линичук тоже приглашала других постановщиков. Все равно у любого тренера есть свои стереотипы, которые он постоянно прокручивает. А спортсменам нужно получать разные идеи. Им самим это интересно, да и развиваться так проще. Я знаю это по собственному опыту.

В фигурном катании, особенно в танцах на льду, важны и костюмы. Насколько вы следите за тем, во что ваши ученики одеты?

К сожалению, я не дизайнер. Сейчас с развитием интернета есть очень много возможностей находить какие-то идеи. Но мне кажется, все равно нужно отдавать это профессионалам. Ребята сами тоже подбирают варианты, обсуждают со мной и Паскуале. Сейчас Кейтлин делает свои костюмы у тех дизайнеров, которые шили американцам Мэрил Дэвис и Чарли Уайту (олимпийские чемпионы Сочи — прим. «Ленты.ру»). Они работают на нашем катке в Детройте. Фрак для короткой программы Эндрю шил в театре в Торонто. Я вообще за театр: считаю, художники и портные из этого мира — самые-самые, у них есть и мастерство, и стиль.

Честно говоря, когда возникла идея с орденом для Эндрю в коротком танце, я опасалась: не слишком ли это? Не люблю аляповатости. У нас был другой стиль костюмов: перья, стразы, блестки. Но мне это не близко.

Как же вы приняли платье Кейтлин для короткого танца, которое все расшито стразами?

Блестеть можно по-разному. Как и в бальных танцах, это может быть в меру, со вкусом. Платье Кейтлин получилось очень элегантным. И потом, многое зависит от стиля пары. Одним подходит авангард, экстравагантные надписи. А на других это не смотрится. Кейтлин и Эндрю красивые, статные сами по себе. И это нужно подчеркивать, но с умом.

К разговору о классических танцах. Сразу вспоминается ваша с Олегом Овсянниковым знаменитая программа под барабаны, которая и сегодня смотрелась бы авангардно.

Как ее тогда все критиковали! Но именно этот наш танец помнят до сих пор и постоянно про него спрашивают. Нас очень уговаривали к чемпионату мира поменять ту программу на «Кармен». Но наш тренер Наталья Линичук отказалась. Это был сложный момент. Считаю, та наша победа в Хельсинки была самой трудной и самой радостной. Мы выиграли с танцем, который все критиковали, который был очень тяжелым по всем параметрам, в том числе физически. Сейчас смотрю и понимаю, что мы тогда, на чемпионате мира, выложились на все 100 процентов. Поэтому все получилось.

Вы согласны, что сейчас танцы стали совсем другими? Может, даже более сложными.

Не скажу, что они сложнее. Но — другие, это точно. Раньше программа ставилась от идеи. Не было элементов и связок между ними, была одна постановка. А сегодня ты должен сделать поддержки и другие элементы на максимальный четвертый уровень, выполнить всю акробатику. И это не может не накладывать отпечаток на рисунок танца.

Например, тренируя вращательные поддержки, мы стоим с секундомером как в легкой атлетике, чтобы уложить шесть оборотов со всеми сменами позиций в шесть секунд. Хотя для танцев это странно. Зрелищности, вероятно, прибавилось. Но нас все чаще сравнивают с парным катанием. Танцорам ввели вращения, как у парников, а парники теперь делают дорожки шагов, как у танцоров. У нас появились очень высокие поддержки. Даже при том, что в танцах партнеру поднимать руки выше головы по-прежнему нельзя. Но мне кажется, сравнение с парным катанием ни к чему. Все-таки разные вещи.

Представители парного катания тоже сетуют на сложность в постановке программ с яркими образами: слишком много сложнейших элементов, отнимающих все силы. Тут уже не до того, чтобы «играть лицом».

Мне кажется, больше всего эта тенденция коснулась одиночников. У них сейчас зачастую просто нет программ в традиционном понимании. Взять, например, мужчин. Когда спортсмен выполняет по два-три четверных, ему нужно как-то отдыхать. Поэтому он уже не выкладывается на шагах, как раньше. Мне, как представителю танцев на льду, хочется больше образов, больше интересных постановок.

После Олимпиады в Сочи из любительского спорта ушли многолетние лидеры в танцах на льду. Но прошлый сезон, по большому счету, так и не дал ответа на вопрос, кто придет на их место. Финал Гран-при выиграли одни, чемпионат Европы и чемпионат мира — другие.

Это даже делает танцы более привлекательными для зрителей, нет былой запрограммированности. Посмотрите на французов Габриэлу Пападакис и Гийома Сизерон — прыгнули на первое место из второго десятка, чего никогда не было в истории танцев.

Зрителям, возможно, интереснее. Но каково работать в такой обстановке?

А мы работаем, честно говоря, как на вулкане (улыбается).

Что вы думаете по поводу российских дуэтов в этом сезоне?

Очень сильно прогрессировали Виктория Синицина и Никита Кацалапов. Видимо, неудачи прошлого сезона сплотили их и дали дополнительный толчок, дополнительную мотивацию. Второе место на американском этапе Гран-при Skate America — очень большой успех, да и на московском турнире они выиграли дуэль у Елены Ильиных и Руслана Жиганшина, с которыми их снова зачем-то свели. Мне кажется, и французским, и итальянским, и американским фигуристам стоит их опасаться.

Вам понравилась «Фрида» Ильиных и Жиганшина?

Да. Я обожаю этот фильм, и мне очень нравится сам образ Фриды. И Лена ему соответствует. С ними над этим танцем работал замечательный постановщик Антонио Нахарро. Несколько лет назад он помогал нам, Кейтлин и Эндрю, с фламенко. Поэтому я хорошо его знаю.

Возможно, танец стоило немножко «разбавить» в плане связок, чтобы лучше показать отношения двух людей, «химию» между ними. Мне именно этого немного не хватало в первой половине сезона. Было ощущение, что в программе слишком много всего накручено, а в такой ситуации часто возникает ощущение некоторого сумбура.

Обсудить
С братским приветом
В убийстве Ким Чен Нама официально обвинили Пхеньян
Real estate magnate Donald Trump waves as he leaves a Greater Nashua Chamber of Commerce business expo at the Radisson Hotel in Nashua, New Hampshire, May 11, 2011. Trump suggested Wednesday it's not much fun flirting with the idea of running for president in the face of relentless attacks and ridicule. REUTERS/Don Himsel/Pool (UNITED STATES - Tags: POLITICS)Прощание с иллюзией
Почему Трамп не мог оправдать надежд на нормализацию отношений с Россией
TEHRAN, Nov. 19, 2015 (Xinhua) -- Iranian engineers work at the South Pars gas field at the southern Iranian port of Assalouyeh, Iran, Nov. 19, 2015. The South Pars/North Dome field is a natural gas condensate field located in the Persian Gulf. The South Pars or North Dome field is a natural gas condensate field located in the Persian Gulf. It is one of the world's largest gas fields, shared between Iran and Qatar. (Xinhua/Ahmad Halabisaz) (Credit Image: Global Look Press via ZUMA Press)
Photographer: © Ahmad HalabisazПризрачная угроза
Сможет ли иранский газ бросить вызов интересам России?
Самый лучший президент
Американские историки составили список наиболее успешных руководителей страны
Желтую расу — в лагеря
Жизнь японцев, интернированных в США во время войны
Фантастическая четверка
Люди со сверхъестественными способностями помогут ученым победить болезни
Мимимиметр сломался
Азиатский бум на умилительных собак пришел в Instagram
«Местные со мной два года не здоровались»
История программистки из Москвы, переехавшей в итальянские Альпы
Я не знаю, как она это делает
Личный опыт: быть фитнес-звездой Instagram и многодетной матерью одновременно
Тест: автомобиль на льду. Газ в пол или выпрыгиваем?
Хитрый тест на знание базовых правил управления автомобилем на льду
Внедорожники для асфальта
Внедорожники, которые беспомощны на бездорожье, но круты во всем остальном
Отпилите мне раму
Первый тест-драйв LR Discovery нового поколения – без рамы, но с пневмой
Бронированные машины для VIP-персон
ЗиЛ, «Гелик», «Комбат» и еще девять самых защищенных автомобилей в мире
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Дворянское гнездо
Один из самых шикарных в мире домов нашли в диком лесу
«Пусть меня захоронят в отравленную, но родную землю»
Почему люди отказываются покидать чернобыльскую зону: реальные истории
Поставили баком
Англичане сделали идеальный дом из резервуара для воды