Новости партнеров

«Система российского биатлона окончательно сошла на нет»

Олимпийская чемпионка Анфиса Резцова о провале сборной России на ЧМ

Анфиса Резцова
Фото: Александр Вильф / РИА Новости

Двукратная олимпийская чемпионка Анфиса Резцова в беседе с корреспондентом «Ленты.ру» рассказала о причинах неудачного выступления сборной России по биатлону на прошедшем чемпионате мира в норвежском Холменколлене. Впервые в истории российская команда не завоевала ни одной медали ни в одной из дисциплин.

«Лента.ру»: С чем вы связываете столь неудачное выступление и мужской и женской сборных России?

Анфиса Резцова: Основная причина, как мы уже неоднократно повторяли с начала сезона, — тренерский штаб. Кто его назначает? В конце сезона собираются тренерские советы, там выдвигаются кандидатуры. Наверное, выбрали неправильный состав тренеров. Можно пойти дальше: мы избирали нового президента Союза биатлонистов России, нам не нравился Михаил Прохоров. Я лично голосовала за Александра Кравцова — он заявлял о переменах, обещал, что в биатлон придут понимающие, неравнодушные люди, проходившие эту школу. Но за два сезона я не увидела ни смены штаба, ни изменений в системе подготовки. Ничего не поменялось. Стало только хуже, система окончательно сошла на нет.

То есть причина провала в том, что выбрали не тех людей?

Выбрали-то, может, и тех, но им в помощь надо было найти более опытных тренеров. Сергей Коновалов работал при Владимире Королькевиче, и у них хорошо получалось. По крайней мере, женский состав тогда выглядел гораздо лучше. Но сам Коновалов оказался не готов стать старшим тренером. Во всяком случае, ему нужны были помощники, специалисты высокого уровня.

Как оцениваете работу Рикко Гросса на посту старшего тренера мужской сборной?

Для первого года он справился со своей задачей. Мы судим по результатам ребят. Женя Гараничев справился со своей проблемой и стал более стабильно стрелять — думаю, тут Рикко внес свою лепту. Но команде по-прежнему нужен хороший психолог, потому что у каждого парня и каждой девушки свои переживания, свое настроение, к каждому нужен особый подход. Алексею Слепову, к примеру, нравится работать с Гроссом, но есть ощущение, что Леша пока не смог окончательно уловить идею, которую пытается донести до него Рикко. Со временем, если они найдут взаимопонимание, и у Леши все будет получаться. В целом Гросс находится на своем месте.

Перед турниром вы говорили, что ребятам нужно «выкинуть из головы весь ералаш». Что вы имели в виду?

У всех ребят голова работает нормально, но ненужные мысли надо уметь вовремя отбросить.

Какие мысли?

«Я должен», «я обязан», «если плохо выступлю в индивидуальной гонке, меня не возьмут в эстафетную команду»… Ребята перегорают заранее. Они не уверены в себе, потому что им действительно так все преподнесли: «Если ты плохо вчера выступил, ты завтра не побежишь». А должно быть иначе — должен быть четкий состав команды. Не побежать биатлонист может только в том случае, если он плохо себя почувствовал, а не если он плохо вчера выступил. Ребята зацикливаются — и у них ничего не получается.

Гараничев признавался, что хорошо выступить в эстафете ему мешают плохие воспоминания.

Эстафетная гонка — одна из важнейших, потому что там выступает команда, а не индивидуальность. По Жене видно было, что он очень хотел, но когда он видит, что предыдущие ребята справились — а ребята далеко не самые опытные, — то он-то уж точно должен не подвести: он идет последним, на него больше всего ответственности возложили. С такими мыслями, как правило, ничего не получается. Это нормальное явление, что спортсмен себя сам так давит, но в эти моменты должен работать психолог.

Выходит, психологи не справляются со своей работой?

Их вообще нет! Вот сейчас Александр Михайлович Кравцов прочитает и скажет: Резцова уже заколебала со своим психологом. Но я убеждена: давно надо было найти хорошего психолога. По крайней мере, надо было привлекать их уже после Олимпийских игр в Сочи, чтобы было время понять, как он работает с командой. Психолог не бог, но он может высказать мнение о том, какие есть плюсы и минусы у всех наших ребят и девчат с точки зрения психологии. Это помогло бы не только спортсменам, но и тренерам. Тренер же специалист в своем деле. У нас любят всем подсказывать, браться за чужую работу, а делать надо свою! Каждый должен честно делать то дело, в котором он профессионал. Это основной залог успеха.

Перед чемпионатом мира вы ожидали от дочери Дарьи Виролайнен бронзовых медалей в личной гонке. В чем причина ее неудачи?

Отчасти — тоже психология. Но в женской команде неважным было состояние всех спортсменов. Я полагала, что если у Даши в личной гонке не получится, то в эстафете-то они должны хотя бы бронзу зацепить. Но вы видели, в какой форме все были. Даже если бы Дарья в эстафете ни разу не промахнулась, это ничего бы не изменило. Именно этот состав на сегодняшний день был не готов побеждать. Каждый проигрывал на всех этапах по минуте.

Проблема женской команды именно в функциональном состоянии?

Да. Функционально неправильно была подготовлена вся команда: кто-то подустал, кто-то не успел набрать форму… У девушек, в отличие от мужчин, проблема была именно в этом. А упущенные медали Шипулина, Гараничева и мужской эстафетной команды — психологический надлом.

Спорт00:0320 октября

Падшие короли

Команда Ковальчука на дне НХЛ. Сможет ли он ее спасти?