Сирия: взгляд профессионалов

Эксперты о том, что вывод российских войск принесет Москве и Дамаску

Российский летчик перед полетом на авиабазе Хмеймим в Сирии
Российский летчик перед полетом на авиабазе Хмеймим в Сирии
Фото: Дмитрий Виноградов / РИА Новости

Россия выводит значительную часть военного контингента из Сирии в то время, когда в стране только установилось хрупкое перемирие. «Лента.ру» поговорила с российскими и зарубежными экспертами и попыталась понять, что стоит за таким решением и что это значит для Москвы и Дамаска.

***

Сергей Караганов, почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике:

Во-первых, Россия действительно достигла большинства поставленных перед собой целей. Во-вторых, начался мирный процесс, в-третьих — и это, может, самое главное — и в Сирии, и в целом на Ближнем Востоке ситуация безысходная. Ограниченное участие — это одно, а влипнуть, как Советский Союз в Афганистане или как наши партнеры в том же Афганистане и Ираке, — другое.

Чем раньше мы ограничим прямое вовлечение в ситуацию, тем лучше, я всегда к этому призывал. Правда, стоит заметить, что мы не уходим из Сирии окончательно: оставляем базы и будем предпринимать действия для поддержания мирного процесса. Например, можем кого-нибудь отбомбить на всякий случай.

Что касается глобальной ситуации, то это решение еще значительнее усиливает позиции России в мире. Улучшить скверные отношения с Западом, прекратив операцию в Сирии, не получится. Западу образ врага нужен значительно больше, чем России. Но теперь Запад привыкает к тому, что Москва действует так, как хочет, защищает свои интересы.

***

Иван Крастев, президент Центра либеральных стратегий в Софии, научный сотрудник Института гуманитарных исследований в Вене, член международного дискуссионного клуба «Валдай»:

Хотя нам предстоит еще многое узнать, чтобы понять логику российского руководства, я вижу три основные причины для вывода войск из Сирии.

Первое. Есть такие конфликты, в которых грань между победой и поражением достаточно тонкая. Сирийский — один из них. Я думаю, что России удалось многого достичь, заявить о себе как об очень сильном игроке на арене сирийского конфликта. Правда, из-за этого возникли завышенные ожидания. Думаю, что одна из причин вывода войск в том, чтобы не культивировать эти завышенные ожидания по поводу того, чего Москва может достичь в результате своей операции.

Второе. Операция в Сирии для Москвы очень важна со стратегических позиций, но Россия не хочет, чтобы ее рассматривали как сторону межконфессионального конфликта на Ближнем Востоке. Восприятие России как части прошиитской, проасадовской коалиции в долгосрочном плане создает проблему для России, прежде всего внутриполитическую.

Третий момент: за последние два-три года президент Путин уяснил, что преподносить сюрпризы, брать инициативу на себя очень важно. Он начал операцию в Сирии, когда никто этого не ждал, так же получилось и с выводом войск. От политики непредсказуемости Россия много выиграла в последние годы.

Как скажется решение российского руководства на самой Сирии, понять достаточно непросто. Особенно трудно понять, как видит ситуацию сейчас Башар Асад. Один из главных успехов России в сирийском конфликте — приостановка деморализации асадовской армии. Это была не просто военная поддержка: Россия помогла правительству Сирии поверить в свои силы. Как это скажется на понимании конфликта внутри Сирии, повторю, сказать сложно.

Есть еще один важный момент: на мой взгляд, Москва поняла, что сирийская ситуация серьезно повышает риск дополнительной конфронтации с Турцией. Да, сегодня между Россией и Турцией очень плохие отношения, но я думаю, что Россия осознала: эскалация конфликта, тем более военная, особенно в ситуации, когда Турция — сосед Сирии, а Россия — нет, не нужна. Полагаю, решение российского руководства отражает политику деэскалации в отношениях с Анкарой. Все-таки конфликт России и Турции зашел довольно далеко.

***

Алексей Малашенко, эксперт Московского центра Карнеги:

Это все похоже на гадание на кофейной гуще, но, на мой взгляд, существует два варианта толкования принятого Путиным решения. Первый — это де-факто признание поражения России. Наверное, можно было бы добиваться окончательного перелома ситуации в российскую пользу, но этого сделать не удалось, поэтому военное присутствие стало бесперспективным. Тем более, если и дальше усиливать такое присутствие, следовало бы уже говорить о наземной операции — но это исключено.

Второй вариант толкования прямо противоположный — была договоренность, которая долгое время держалась в тайне. Россия уходит, острая ситуация смягчается, а за это США дают некие гарантии Башару Асаду — он остается на время переговоров, на него не оказывают давление, и его дальнейшая судьба решается отдельно.

В таком случае получается, что на уступки пошли уже американцы. Если это так, то это можно считать определенным успехом Москвы. Потому что, если Асада уберут, тогда вообще непонятно, зачем было посылать в Сирию войска. Думаю, уже скоро все прояснится.

***

Пол Сондерс, исполнительный директор Никсоновского центра и центра National Interest, член международного дискуссионного клуба «Валдай»:

Решение Владимира Путина о выводе военного контингента из Сирии — попытка оказать давление на Асада, чтобы заставить его начать серьезные переговоры с оппозицией. Дамаск теперь действительно может смягчить свою позицию. Однако вопрос в том, сколько личного состава, самолетов, прочего вооружения и боевой техники будет выведено из Сирии и как быстро это произойдет. Организация и продолжительность этого процесса может служить своего рода рычагом давления со стороны России.

Тем не менее изначально президент Путин заявлял, что Россия вмешалась в Сирию для борьбы с «Исламским государством», а теперь же он утверждает, что Москва достигла своих целей и может уйти, даже не добившись победы над террористами.

При этом я не вижу никаких оснований ожидать, что уход России простимулирует другие правительства сократить их военное присутствие в Сирии. Это может быть достигнуто только в результате многосторонних переговоров.

Группировка «Исламское государство» признана в России террористической и запрещена.

Обсудить
Мир
 — 
00:16 Сегодня

Нацист на пути джихада

Жизнь и удивительные приключения Абдул Азиза ибн-Мьятта, британского ультраправого поэта
Тройной Жозе
Голы, странные пенальти, курьезы и травмы завершившейся Лиги Европы — видео
«Дьяволы», покорившие Европу
«Манчестер Юнайтед» Жозе Моуринью впервые выиграл Лигу Европы
Квинси ПромесЖертвы эмбарго
Кого потеряет российский футбол в случае «полного импортозамещения»
Витаминизация всей страны
Какую пользу приносят организму витамины и пробиотики
Не лайкай всуе
10 заповедей самой вредной для психики социальной сети в мире
US former President Barack Obama and his wife Michelle walk during their visit to Siena, Tuscany region, Italy, Monday, May 22, 2017. The Obamas arrived in Tuscany last Friday for a six-day holiday. (Fabio Di Pietro/ANSA via AP)
комментарии:
На свободу с чистой совестью
Новая жизнь Обамы и его семьи — еще лучше прежней
Бьюти-блогер Shaaanxo Макияж с шестью нулями
Красивый бизнес по-женски: как заработать миллионы на пудре и помадах
Тест-драйв японского брата «Дастера»
Как Nissan Terrano стал еще ближе к Renault Duster
Машины, нарисованные кофе
Легендарные гоночные машины, нарисованные с помощью кофе
15 машин на реактивной тяге
90-летняя история автомобилей с двигателями от самолетов и ракет
«Фольксвагены» мечты
Пять кастомных концептов VW для покорения США
От нашего стола
Российские интерьеры, сводящие иностранцев с ума
Зависли на хате
Украинцы придумали дом, который может обойтись без российского газа
Москва за нами
Какие квартиры можно купить в пределах МКАД по цене до трех миллионов рублей
Сносное настроение
Демонтаж жилых домов в Москве: что нужно знать
Вышка светит
Как выглядит частный особняк, побивший мировой рекорд этажности