Право на смерть

Отменят ли в Белоруссии казнь

Фото: Табылды Кадырбеков / РИА Новости

19 мая в Белоруссии был вынесен третий с начала нынешнего года смертный приговор. Несмотря на осуждение со стороны международного сообщества, республика по-прежнему остается последним государством в Европе, где за особо тяжкие преступления лишают жизни. В чем особенность белорусской ситуации и почему в Минске не считают необходимым менять свою систему правосудия, разбиралась «Лента.ру».

Казнить

Очередной приговор к высшей мере наказания прозвучал в Белоруссии в отношении 33-летнего жителя Гомеля Сергея Вострикова, признанного виновным в жестоком убийстве двух девушек. А чуть ранее, 6 мая, стало известно, что был расстрелян 22-летний Сергей Иванов, приговоренный к смертной казни в марте прошлого года за то, что изнасиловал и зверски убил 19-летнюю девушку. Белорусское правосудие, которое многие в Европе считают одним из самых жестких на постсоветском пространстве, в очередной раз подтвердило свое реноме. За четверть века независимости республики лишь однажды смертный приговор был заменен на 15 лет колонии — в 2003 году. Все остальные приговоры к высшей мере наказания (а их с начала 1990-х годов в Белоруссии вынесено более 400) приведены в исполнение.

Вопрос о том, нужна ли белорусам смертная казнь или следует пойти по европейскому пути, заменив ее пожизненным сроком, обсуждался в республике на заре ее независимости. Вплоть до середины 90-х годов руководство страны рассматривало возможность отмены смертной казни при принятии новой Конституции или как минимум оформления ее в качестве временной меры для обуздания криминогенной обстановки в республике. Однако с приходом к власти Александра Лукашенко отношение государства к данной проблеме четко определилось: смертной казни быть. Такая позиция белорусского президента базировалась на том же, что и сегодня — общественном мнении, официально выраженном в ходе республиканского референдума 1996 года. Тогда на вопрос «Поддерживаете ли вы отмену смертной казни в Республике Беларусь?» более 80 процентов участников референдума ответили отрицательно. По мнению властей, настроения простых граждан и сегодня не изменились — общество по-прежнему считает смертную казнь необходимым инструментом наказания за особо тяжкие преступления.

Пик смертных приговоров пришелся на вторую половину 1990-х, когда в год расстреливали до 47 человек (как в 1998-м). Но в 2000-х к смерти приговаривали от 2 до 9 человек в год. Более того, в прошлом году в республике не было ни одной казни, а Уголовный кодекс Белоруссии даже претерпел некоторые изменения. Теперь, если обвиняемый заключил досудебное соглашение о сотрудничестве и не только признал собственную вину, но и помог следствию, к нему не может быть применена высшая мера наказания. Конечно, все это может свидетельствовать о том, что белорусские власти в 2015 году хотели наладить отношения с Евросоюзом, однако факт остается фактом — в Белоруссии хоть и применяют смертную казнь, но все реже.

Возможность смертной казни закреплена в республике статьей 24 Конституции в отношении лиц, совершивших особо тяжкие преступления. По официальной версии, внесение в Основной закон высшей меры как вида уголовного наказания было обусловлено обострением криминогенной ситуации в 90-х годах. Согласно нынешнему законодательству, смертная казнь может быть применена не только за убийство, но и при обвинении в ведении агрессивной войны, геноциде, применении оружия массового поражения, измене государству, захвате государственной власти или терроризме. К слову, именно за террористические действия в 2011 году были приговорены к расстрелу два гражданина Белоруссии — Дмитрий Коновалов и Влад Ковалев, которых суд признал виновными в организации взрыва в минском метро 11 апреля того же года.

Исключительная мера наказания не применяется к лицам моложе 18 лет, женщинам, а также мужчинам старше 65 лет. Президент республики может помиловать приговоренного к смерти. Правда, за все годы своего правления Александр Лукашенко помиловал лишь одного человека, а его жесткая позиция по этому вопросу была подтверждена еще несколько лет назад: «Если ты, негодяй и подонок, идешь и уже не первый раз совершаешь преступление — убиваешь человека — какое ты имеешь право жить на этой земле?»

Нельзя помиловать

В последние годы Белоруссию не раз просили рассмотреть вопрос об отмене смертной казни или хотя бы введении моратория, как это было сделано, например, в России. Однако власти республики по-прежнему стоят на своем, считая, что не вправе решать за общество, «оставлять эту меру наказания, отменять ее или вводить мораторий». Более того, Минск не обращает внимания и на призывы Комитета по правам человека ООН хотя бы изменить процедуру приведения приговора в исполнение и решить вопрос о выдаче тела родственникам. Никто точно не знает, когда расстреливают преступников и что в дальнейшем происходит с их телами. Известно только, что приговоренных к смерти убивают выстрелом в затылок, а о дате приведения приговора в исполнение никому не сообщается. О том, что человека уже нет в живых, его родные узнают, как правило, из пришедшего им извещения о смерти из ЗАГСа. Такая таинственность, официально закрепленная законодательством, заставляет многих еще сильнее критиковать Белоруссию. Некоторые высказывают мнение, что в действительности в стране за годы ее независимости было расстреляно гораздо больше человек, чем указывается в официальных источниках.

В Минске неоднократно заявляли о том, что высшая мера наказания способствует удержанию криминогенной обстановки в стране на допустимом уровне, хотя статистика это не подтверждает. Например, в «пиковый» 1998 год, когда к расстрелу были приговорены 47 человек, количество убийств в стране достигло 1228, а в 2003 году соотношение этих показателей было 4 к 1057. То есть серьезной корреляции между уровнем свершения особо тяжких преступлений и количеством приговоров к смертной казни не наблюдается. Поэтому вопрос о сохранении или отмене высшей меры наказания в Белоруссии сегодня вряд ли можно считать относящимся к сфере морали и этики. Это уже политической аспект жизни государства и его взаимоотношений с международным сообществом.

Вопрос торга с ЕС

Не секрет, что проблема смертной казни в некоторой степени является предметом торга между Минском и Брюсселем. По словам белорусских чиновников, еще в 2010 году был момент, когда в Белоруссии действительно задумались над мораторием. Однако события, последовавшие после президентских выборов, и ухудшение отношений с ЕС, вынудили отказаться от этой идеи. В настоящее время власти страны и вовсе не скрывают того, что могут обменять свою позицию по данной проблеме на некоторые послабления со стороны Европы. И для этого не понадобится референдум — для введения моратория достаточно решения президента или парламента страны. Правда, чтобы придать драматизм ситуации, в Минске продолжают упирать на то, что такое решение, если оно и будет принято, пойдет вразрез с общественным мнением. То есть «обмен» между Евросоюзом и Белоруссией должен быть соразмерным.

Справедливости ради нужно сказать, что в республике действительно больше сторонников смертной казни, чем противников. Это подтверждают не только официальные исследования, но и соцопросы оппозиционных структур, заподозрить которые в любви к белорусскому режиму крайне сложно. Впрочем, учитывая политическую аморфность белорусского общества, власти в любой момент могут совершенно безбоязненно проигнорировать подобные исследования и сделать так, как им будет выгодно.

Так что же в действительности мешает Белоруссии отказаться от высшей меры наказания, если ни общественное мнение, ни криминогенная обстановка в стране тому не слишком препятствуют? К тому же есть различные варианты отмены смертной казни, которые так или иначе вписываются в конституционные рамки и не требуют серьезного изменения Основного закона. По всей видимости, тут сказываются два фактора. Во-первых, в Белоруссии для решения данного вопроса нет политической воли руководства страны и в первую очередь ее президента. Александр Лукашенко тверд в своих убеждениях, и нужны весьма веские основания, чтобы он их поменял. Во-вторых, Минску, пока он ведет торг с Евросоюзом, удобнее заморозить проблему, чтобы иметь у себя на руках козырь в разговоре с еврочиновниками.

В общем, ждать отмены смертной казни или моратория на ее применение в Белоруссии в ближайшей перспективе не приходится. А значит, республика продолжит оставаться последней страной на европейском континенте, где абсолютно законно человека можно лишить жизни.