Новости партнеров

Крестовый поход

Как десятки тысяч прихожан Украинской православной церкви молились за мир

Фото: Сергей Чузавков / AP

27 июля участники всеукраинского Крестного хода, стартовавшие 9 июля на западе страны, из Почаевской лавры, и 3 июля — на востоке, из Святогорской обители, встретились в столице Украины. После завершения всеобщего молебна на Владимирской горке в Киеве около 80 тысяч верующих направились к Киево-Печерской лавре. Накануне этого масштабного события Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП) поневоле оказалась в центре религиозных и политических скандалов: радикалы пытались не пустить паломников в Киев и угрожали сжечь их заживо. Корреспондент «Ленты.ру» прошел с украинской паствой по улицам матери городов русских.

Во имя мира

В конце июня настоятель УПЦ МП митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий призвал православных принять участие в Крестном ходе мира, любви и молитвы за Родину. Молитвенное шествие продолжалось почти месяц и завершилось в столице в канун празднования дня Крещения Руси. Стартовало оно из двух противоположных концов Украины: на западе — из Почаевской лавры (Тернопольская область) и из Святогорской лавры (Донецкая область) — на востоке. По замыслу, обе колонны верующих должны были встретиться в Киеве 27 июля и принять участие в торжественной Божественной литургии.

Перед началом Крестного хода Онуфрий выступил с обращением к прихожанам, в котором отметил, что самое большое, что может сделать церковь, — это призывать к миру и усилить молитвы о ниспослании мира украинской земле. Предстоятель добавил, что УПЦ МП пытаются сделать враждебной украинскому обществу, несмотря на ее миротворческую миссию. «Сегодня на мирной территории Украины разгорается межконфессиональная война, создаются различные провокации, которые направлены как против духовенства и верующих в частности, так и против Украинской православной церкви в целом. Вместе с тем нам известны отдельные случаи, когда объединительная сила молитвы верующих творила чудеса», — сказал тогда Онуфрий.

Суть претензий к УПЦ МП: учим матчасть

Слова Онуфрия о религиозных противостояниях и попытках настроить граждан против УПЦ МП небезосновательны и имеют несколько акцентов. Хотя даже если неглубоко копнуть, становится ясно, что популистские заявления новоиспеченных противников УПЦ МП не подкреплены ничем. 16 июня Верховная Рада приняла обращение к архиепископу Константинополя, Вселенскому патриарху Варфоломею с призывом издать том относительно автокефалии Православной церкви на Украине. Проще говоря, речь шла о полном отделении Украинской церкви от Московского патриархата. В пояснительной записке к документу говорилось, что данное законодательное решение вызвано «агрессией РФ против Украины и оккупацией части территорий» и что «большинство населения Украины уже не воспринимает идею церковного объединения с патриархом Московским Кириллом…» Не было отмечено, но между строк читалось: о чем бы речь ни шла, речь идет о деньгах. Сейчас все святыни — от многочисленных церквей до их богатого убранства — являются достоянием всего русского православия.

Однако произошел конфуз. Голосуя за данное обращение, народные избранники не потрудились изучить матчасть. Во-первых, сегодня Украинская православная церковь является самоуправляемой и наделена правами широкой автономии. Это означает, что вопросы своей внутренней жизни она и так решает сама. Например, создает новые епархии, рукополагает епископов, открывает монастыри и канонизирует святых. Единственный вопрос, который по уставу требует согласования с Московским патриархом, — это утверждение в должности предстоятеля УПЦ. Во-вторых, в православном мире попросту не существует общепризнанной процедуры создания новых автокефальных церквей. Неудивительно, что Собор на Крите проигнорировал инициативы украинских нардепов.

После того как законно решить вопрос с отделением УПЦ от МП не удалось, с разных сторон активизировались борцы против всего «московского». Как известно, подобные решения на Украине сейчас принимаются достаточно успешно на разных уровнях — от переименования Московского проспекта в проспект Бандеры до нового названия для колбасы «Московская» (тоже стала «Бандеровской»). Если следовать этой логике, на Украине также не место и церкви Московского патриархата — именно такую линию нападения выбрали радикальные организации.

«Мы собираемся 27 июля выйти на улицы и следить за порядком. Мы не допустим никаких георгиевских ленточек, русских флагов, сепаратистских призывов», — заявил пресс-секретарь запрещенной в России организации «Правый сектор» Артем Скоропадский. Украинский сегмент соцсети Facebook кишел постами такого рода: «Может кто себе представить крестный ход Киевского патриархата на Москву?..» А интернет-издание «Главком» подготовило опрос читателей, в котором интересовалось, пойдут ли они на Крестный ход. Первым предложенным вариантом ответа было: «Нет. Это — антиукраинский марш ФСБ». Именно такой вариант с результатом в 55 процентов победил в голосовании.

Сжечь заживо и убить

Можно представить, что под видом бабушек с крестами-иконами по соседнему государству шествуют российские чекисты. Можно опустить пятую статью Конституции Украины о свободе вероисповедания. Но даже при всем этом есть другой важный аргумент за то, что Крестный ход имел право на жизнь. В настоящее время на Украине действует единственная каноническая Украинская православная церковь — в составе Московского патриархата. А Киевский патриархат (УПЦ КП) и Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) — непризнанные мировым православием церковные структуры.

Не в качестве довода, а как вишенку на торт можно добавить еще один факт. Семь лет назад украинский президент Петр Порошенко, будучи тогда главой Набсовета Национального банка страны, был рукоположен в диаконы УПЦ МП. В июне 2009 года он, облачившись в рясу и взяв икону Троицы, принял участие в аналогичном шествии. Сейчас к вере политик относится подчеркнуто осторожно (не исключено, что по причине огромного количества прихожан УПЦ МП, расцениваемых им как электоральное поле). К примеру, на Пасху в этом году глава украинского государства вместе с супругой посетил все столичные христианские святыни, в том числе Киево-Печерскую лавру. А за несколько дней до Крестного хода в Киеве Порошенко в письменном виде поручил премьер-министру Владимиру Гройсману и мэру Виталию Кличко принять меры для обеспечения общественного порядка в городе. В итоге МВД мобилизовало около 5000 силовиков (против рекордных 6000 на июньском гей-параде).

Радикалы всячески пытались препятствовать верующим на их пути в столицу, где должны были объединиться колонны с запада и востока страны. Самое крупное ЧП произошло в Одессе. Неизвестные, представившиеся активистами Автомайдана, заблокировали движение восьми автобусов с паломниками, угрожая сжечь всех заживо, а водителей — убить. В самом Киеве, невзирая на сомнительную легитимность решения, МВД Украины и вовсе запретило проводить молитвенное шествие из-за угроз и с целью предотвращения возможных терактов. Несмотря на это, порядок о запрете перемещения любого транспорта по 21 центральной улице Киева остался в силе. В ночь накануне торжественной Божественной литургии обе колонны паломников вошли в столицу: восточная была доставлена на автобусах, западной удалось дойти пешком. И Крестный ход по Киеву все-таки состоялся.

«У меня из-за этого АТО полкладбища знакомых»

Сбор участников начался около девяти утра на Европейской площади возле Майдана Незалежности. Территорию оградили рабицей, установили металлические рамки. Паломники перемещались по центру столицы группами по 30-40 человек — направлялись на Владимирскую горку, расположенную в пяти минутах ходьбы. По информации УПЦ МП, верующих собралось до восьмидесяти тысяч.

«На мероприятии не замечено российской или сепаратистской символики», — передавал с места событий корреспондент «Украинской правды». Сам факт наличия подобных сообщений как бы намекает на то, что именно пытались увидеть на молитвенном шествии прихожан УПЦ МП. Но этого, разумеется, не произошло. В ожидании Онуфрия и паствы паломники рассказывали друг другу об иконах, которые взяли с собой, подкреплялись овсяным печеньем и яблоками, фотографировались на фоне роскошного вида на левый берег Днепра. Внешне старались не проявлять признаков беспокойства из-за угроз людей в балаклавах. Чего нельзя сказать о полиции, которая располагалась по периметру и внедрялась в толпу. Нетрудно было идентифицировать и сотрудников спецслужб: огромное количество молодых мужчин крепкого телосложения, в джинсах и рубашках, со свободными от каких-либо предметов руками — они контролировали так называемую «линию соприкосновения с паломниками».

Поводы для опасений у представителей СБУ действительно были. Это связано с месторасположением Владимирской горки — над крутыми склонами Днепра и под обзорной площадкой. Для того чтобы устроить провокацию и посеять панику, радикалам достаточно было бы бросить с обзорной площадки на горку несколько коктейлей Молотова, дымовых шашек или файеров. И тогда люди могли пострадать не столько от ожогов, сколько от давки. К счастью, провокаций не произошло ни во время молебна, ни во время шествия к Лавре. По всей видимости, радикалы понимали: если бы кто-то из участников мирной религиозной акции пострадал или погиб, мировая реакция была бы беспрецедентно жесткой. А президент, находясь под давлением, не мог бы не рубануть шашкой по добровольческим батальонам.

Паломников же политические темы интересовали мало. «На какой вопрос вам ответить? — поинтересовался у корреспондента «Ленты.ру» один из парафиян Анатолий, приехавший из Славянска. — В интернетах нам советуют вместо Крестного хода отправиться в АТО (антитеррористическая операция, так в Киеве называют силовую операцию в Донбассе). Так вот: мы уже два года живем в этом, с позволения сказать, АТО. Да у меня вообще полкладбища знакомых! И неужели, пережив все это, я не имею права раз в год помолиться с другими прихожанами в столице нашей страны?!»

Некоторые участники шествия были настроены философски. «Я уже второй раз перечитываю произведение Олеся Гончара "Собор", жанр которого оригинальный — роман-предупреждение, — рассказывал прихожанин Виктор, прислоняя к лицу деревянный крест размером с ладонь. — В 1967 году автор очень точно описал в нем противостояние граждан и системы». По сюжету произведения, жители украинского села выступают против находящихся при власти коммунистов, которые хотят снести собор. Церковь является главным героем романа, и вокруг нее происходят важные события в жизни местных жителей. «Сейчас же, по прошествии почти пятидесяти лет, ситуация на Украине стала еще хуже. Теперь в опалу попали и неугодные политики, и вера. А власть не понимает: нужно заботиться не о своих карманах, а беречь собор своей души», — напутствовал Виктор. Море верующих тем временем заполнило центральные улицы Киева, матери городов русских.