«Это очень опасная игра»

Что говорили в Кремле о диверсии в Крыму и карабахском узле

Фото: Алексей Дружинин / РИА Новости

В среду, 10 августа, в Кремле состоялись переговоры президентов России и Армении Владимира Путина и Сержа Саргсяна. Главной их темой, ожидаемо, стал конфликт в Нагорном Карабахе. И неожиданно — предотвращенный теракт на территории Крыма. Посредник в чужом затяжном споре, Путин выступил еще и в качестве участника обострившегося российско-украинского конфликта.

Встреча Владимира Путина и Сержа Саргсяна прошла после череды внешнеполитических контактов российского президента. 8 августа в Баку он встречался с главами Азербайджана и Ирана, а на следующий день в Санкт-Петербурге — с турецким лидером. Что касается Саргсяна, то на переговоры с Путиным он прибыл после относительного мирного урегулирования инцидента с захватом полка полиции в Ереване.

Все это диктовало совершенно определенную повестку переговоров. И не сулило никаких сенсаций. Главы государств даже не собирались выходить к журналистам с заявлениями, о большой пресс-конференции не было и речи. Планы резко изменились во второй половине дня — после сообщений ФСБ о предотвращенном теракте, который готовили на территории Крыма украинские диверсанты. Прессу предупредили — президенту России есть что сказать.

«Это очень тревожная информация. На первый взгляд, казалось бы, это глупая, преступная акция. Глупая, потому что невозможно положительно повлиять на людей, проживающих в Крыму, таким способом. А преступная, потому что люди погибли», — заявил Путин.

Встреча в нормандском формате в такой ситуации бессмысленна, подчеркнул он. О том, что такая встреча может состояться после саммита Большой двадцатки в Китае, всего два дня назад говорил министр иностранных дел России Сергей Лавров.

«В этой связи я не могу сейчас не вспомнить и покушение на жизнь руководителя Луганской народной республики [Игоря Плотницкого]. И вот теперь попытка проникновения на территорию Крыма. С российской стороны убиты двое военнослужащих, мимо таких вещей проходить не будем», — пообещал Путин.

Он сделал однозначный вывод: Киевская власть перешла к тактике террора. Другого способа отвлечь внимание «собственного народа от бедственного положения в экономике» «для того, чтобы как можно дольше удержаться у власти и создать условия для дальнейшего грабежа своих граждан», у нее, видимо, нет.

«Но это покушение с негодными средствами. Это очень опасная игра», — предупредил Путин.

Европе и США, на его взгляд, пора по-настоящему повлиять на власти Украины. «Думаю, для всех уже очевидно, что сегодняшние киевские власти не ищут способы решения проблем путем переговоров, а переходят к террору», — подчеркнул глава государства.

На этом фоне почти потерялись другие заявления Путина. Днем ранее он выразил поддержку президенту Турции в связи с неудавшейся попыткой госпереворота. И теперь в Кремле обращался к своему армянскому коллеге с похожими словами: Москва осуждает любые попытки решать проблемные внутриполитические вопросы с помощью нелегитимных, антиконституционных действий. Захват заложников в Ереване Путин назвал «акцией боевиков».

Он передал Саргсяну слова президента Азербайджана Ильхама Алиева, с которым беседовал 8 августа в Баку. И повторил, что надеется на компромиссное — без победителей и побежденных — урегулирование имеющихся противоречий. Правда, как и в Баку, российский лидер не конкретизировал, каким может быть этот компромисс. Учитывая последние события в Ереване, ни о каких уступках в ближайшее время речь не идет.

Поэтому Саргсян в свою очередь выражал Путину «личную признательность за те усилия, которые прикладывает Россия». Но у армянского лидера на руках был неоспоримый аргумент. Это реакция общества на то, что многие в Ереване назвали не акцией боевиков, а бунтом.

Развитие ситуации вокруг захвата полка ППС вооруженной группой «Сасна Црер» показало, что при всех разногласиях в обществе, в одном люди едины — армяне считают недопустимыми уступки в карабахском вопросе. И любое движение в эту сторону может взорвать ситуацию внутри страны.

Встречаясь недавно с представителями общественности, власти и духовенства Саргсян пламенно обещал: «Односторонних уступок не будет. Это исключено. Нагорный Карабах никогда не будет в составе Азербайджана. Повторяю еще раз: исключено».

Однако в Кремле он выражал уверенность, что решение может быть найдено — если в его основе будет лежать взаимное уважение и доверие, а не ненависть и ксенофобия. Обсуждая последствия и не касаясь причин, конфликт не решить, уверен армянский лидер.

«Суть проблемы — это борьба народа Карабаха за самоопределение, это неотъемлемое право всех народов в решении этой проблемы, уважении и обеспечении этого права», — подчеркнул Саргсян.

От активизации России в регионе, на его взгляд, Ереван только выиграет.

Армянские журналисты задали российскому президенту давно волновавший их вопрос: «Не создаются ли предпосылки для очередного обострения, когда азербайджанская сторона получает большое количество оружия, а договоренность о поставках российского вооружения армянской стороне, мягко говоря, хромает?».

Путин ответил, что «на современном рынке вооружений любая страна может купить практически любое оружие. «Понимаете? Где угодно. Но я бы не стал обращать сейчас внимание на военную сторону дела. Если мы хотим решить проблему, то решать ее нужно мирными средствами», — отметил он.

Однако больше всего в этот день в Кремле говорили об экономике. В этой сфере было чему порадоваться. После присоединения Армении к Евразийскому экономическому союзу ВВП государства, по данным Путина, вырос на 10 процентов. Несмотря на региональные и глобальные проблемы в экономике, за шесть месяцев товарооборот двух стран, по данным Саргсяна, вырос на 12 процентов.

В то же время армянский экспорт в Россию увеличился почти на 90 процентов и достиг фактически исторического максимума. Об этом оба лидера заявили уже с нескрываемой гордостью.

Бывший СССР00:03 2 июня

Грузинский бунт

Школьная поножовщина вывела на улицы тысячи людей. Они требуют смены власти