Новости партнеров

Всем наука

Чем запомнился министр образования Дмитрий Ливанов и что ждать от его сменщицы

Дмитрий Ливанов
Фото: Сергей Гунеев / РИА Новости

Министр образования Дмитрий Ливанов уходит в отставку, согласившись с решением президента Владимира Путина. Его сменит Ольга Васильева, ранее работавшая в администрации главы государства. Сам бывший министр будет курировать экономические связи с Украиной. Ливанов — один из наиболее критикуемых министров в правительстве. Согласно опросам, его деятельность россияне оценивали на 2,6 балла. Кроме того, за его отставку неоднократно выступали депутаты. «Лента.ру» вспоминала, чем запомнился министр Ливанов, и размышляла о том, что ждать от его преемницы.

Лечение РАН

Больше всего Ливанов запомнится реформой Российской академии наук. Соответствующий законопроект внезапно возник в конце июня 2013 года, став неприятным сюрпризом для российских ученых. Главная претензия была в том, что реформа разрабатывалась без участия самих сотрудников РАН, а избранный в конце мая 2013 года президентом академии Владимир Фортов на первых порах не допускался к участию в обсуждении.

Реформа подразумевала формирование «большой РАН», куда вошли бы РАН, РАСХН и РАМН, а также создание агентства научных организаций. Законопроект о реформе РАН был принят в первом чтении в июле 2013 года. После вмешательства академика Евгения Примакова и его встречи с президентом Владимиром Путиным, глава государства пообещал учесть мнение ученых при подготовке следующих версий законопроекта.

Спустя пару дней закон был принят и во втором чтении. Однако через некоторое время его откатили обратно, что, впрочем, не снизило градус недовольства среди ученых. Даже перенос рассмотрения второго и третьего чтений ученое сообщество не успокоил, положив начало митингам и выступлениям, в том числе и несанкционированным.

Больше всего академики были недовольны пунктом закона, согласно которому институты подчинялись федеральному органу исполнительной власти — так называемому Федеральному агентству научных организаций. Несмотря на активное сопротивление, закон все-таки был принят в этой версии (второе и третье чтения прошли в сентябре 2013 года).

Отныне ФАНО управляло Академией наук и распоряжалось ее имуществом. Вскоре был назначен глава агентства — финансист Михаил Котюков. На откуп РАН отдали функцию экспертизы. Тем не менее на сделки с имуществом академии был наложен годовой мораторий, впоследствии неоднократно продлевавшийся.

Реформа РАН не завершена по сей день. Создано немало совещательных органов (например НКС), а российские ученые утонули в пучине документооборота. Тем временем ФАНО продолжает измерять эффективность работы подведомственных институтов, разрешать имущественные противоречия и объединять научные учреждения в укрупненные структуры. А также заниматься восстановлением ИНИОНА, который сгорел в январе 2015 года.

Не конкуренты

Не сопутствовала удача и проекту повышения конкурентоспособности российских вузов «5-100». В 2013 году было отобрано 15 университетов, которым выделили 42 миллиарда рублей (впоследствии добавили еще 2,5 миллиарда) на повышение конкурентоспособности и попадание в топ-100 лучших университетов по версии ряда образовательных рейтингов. В 2015-м в программу добавили еще шесть университетов, и правительство постановило ежегодно выделять на проект 14,5 миллиардов рублей.

В ноябре 2015-го были подведены первые итоги «5-100»: вице-премьер Ольга Голодец заявила о серьезных успехах российских вузов и завоевании высоких позиций в рейтингах. Однако в январе 2016-го программу подвергли критике в Счетной палате: там сообщили, что ни один из вузов, получивших деньги, так и не смог добраться до первой сотни рейтинга мировых университетов.

В частности, выяснилось, что в 2014 году одни вузы получили от Минобрнауки больше обещанного, а другие — меньше. Досталось и вузам — некоторые либо неправильно использовали выделенные средства, либо не использовали их вовсе. В Минобрнауки с претензиями не согласились, и реализация проекта продолжилась.

Диссергейт

С именем Дмитрия Ливанова будет ассоциироваться и полная скандалов кампания по борьбе с плагиатом в диссертациях. В этом ему помогал его заместитель Игорь Федюкин. В начале 2013 года комиссия, возглавляемая Федюкиным, в ходе проверки докторских и кандидатских диссертаций по истории, защищенных в Московском педагогическом государственном университете, выявила многочисленные нарушения. В то же время в этом направлении активно работало вольное сетевое сообщество «Диссернет». По итогам расследования, 11 человек были лишены ученых степеней.

Волна борьбы с плагиатом нарастала. Обвинения в некорректных заимствованиях были выдвинуты многим общественным деятелям и политикам. В результате глава Высшей аттестационной комиссии (ВАК) Феликс Шамхалов покинул свой пост. Волна негодования со стороны обвиненных в плагиате нарастала, и уже в мае 2013 года Федюкин ушел в отставку. Работа его комиссии фактически остановилась, а обвинения в плагиате посыпались на людей из окружения Ливанова по МИСиС.

Спаси и сохрани

Диссертациями с плагиатом и скандалами с вузами и РАН дело не закончилось. В 2015 году в России в качестве научной специальности была утверждена теология. Это произошло после просьбы Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, выступавшего перед членами Совета Федерации и депутатами Госдумы. Эта инициатива вызвала широкое недовольство в научном сообществе. В ВАК пообещали, что экспертная комиссия для присуждения соответствующих ученых степеней будет создана лишь к 2017 году. Однако все случилось гораздо раньше — 11 августа 2016 года.

Слияние и сокращение

Не оставил без внимания Дмитрий Ливанов и школьное образование. Впрочем, справедливости ради стоит сказать, что в этой области основные реформы — ЕГЭ, новый образовательный стандарт, оптимизация образовательных учреждений — начинал и развивал его предшественник — Андрей Фурсенко. Ливанов просто продолжил его начинания.

Все шпильки и плевки по поводу введения ЕГЭ достались именно Фурсенко. К приходу Ливанова система Единого экзамена уже работала без существенных сбоев. Министр лишь наставлял Рособрнадзор на дальнейшее ее совершенствование. И в этом, к слову, преуспел. Именно при Ливанове был побежден ЕГЭ-туризм, а количество списывающих сократилось многократно. В том числе за счет применения технических средств — видеокамер и глушилок сотовой связи.

На этом позитивные впечатления, похоже, заканчиваются. Школьная реформа встретила массу отрицательных откликов в педагогическом и родительском сообществе. На митинги против изменений в этой области выходили тысячи человек. Однако заметных результатов противникам реформы добиться не удалось.

Большинство бюджетных образовательных учреждений перешли на так называемую систему госзаказа: то есть школе для того, чтобы получать финансирование, необходимо демонстрировать свою рентабельность. Если раньше на объем финансирования влияли статус учреждения, достижения его учеников и социальная значимость, то теперь первоочередной критерий оценки — количество школьников. От такой оптимизации в первую очередь пострадали сельские школы. Там, где не удавалось заполнить классы, школы просто закрывали.

Параллельно начался процесс укрупнения школ и слияние их в образовательные центры. Реформа уравняла спецшколы, гимназии с уклоном и обычные среднеобразовательные школы, лишив продвинутые учреждения права на дополнительное финансирование углубленного изучения предметов, индивидуальные занятия, проектно-исследовательскую деятельность, медико-психологическое сопровождение учеников, круглосуточное пребывание и т.д. Уравнительную модель опробовали в Москве. В результате лучшие московские школы, занимавшие верхние строчки рейтингов, оказались на грани банкротства.

Не учебником единым

Еще одна неоднозначная образовательная инициатива времен Ливанова — единый учебник истории. В 2013 году Владимир Путин предложил подумать о создании учебников, в которых история страны подавалась бы в рамках единой концепции, в рамках взаимосвязи всех этапов российской истории и уважения ко всем страницам нашего прошлого. За реализацию взялось Министерство образования, соответственно под огнем критики оказался и глава ведомства. В частности оппоненты заявляли, что стремление навязать школьникам единый взгляд на историю страны возвращает нас во времена всеобщего единомыслия.

Перед создателями учебников стояла непростая задача. Им предстояло рассказать школьникам о таких неоднозначных эпизодах нашей истории как сталинские репрессии, пакт Молотова-Риббентропа, война в Чечне. Очевидно, в процессе написания коллектив авторов столкнулся с неразрешимыми противоречиями и единый учебник так и не появился. В августе 2014-го Ливанов заявил, что вместо линейки учебников будет разработан «единый историко-культурный стандарт», на который будут опираться авторы всех учебных пособий.

Кадровый патриот

В отличие от Ливанова, пришедшего в министерство из Института стали и сплавов, Ольга Васильева — крепкий гуманитарий. Собеседники «Ленты.ру», рассуждая о новом главе ведомства, указывают на академический опыт Васильевой: она успела поработать в различных учебных заведениях. Кроме того, у нее есть опыт взаимодействия и с сугубо научными структурами. У нового министра несколько дипломов — сначала она окончила дирижерско-хоровое отделение Московского института культуры, а затем исторический факультет в педагогическом институте и факультет международных отношений в Дипакадемии. В самом конце 80-х будущий министр отучилась в аспирантуре Института российской истории РАН.

Сферой научных интересов Васильевой называют историю православной церкви. К примеру, в своей кандидатской диссертации она рассказывала о «патриотической деятельности РПЦ» в годы Великой Отечественной. Все неспокойные девяностые Ольга Васильева проработала в Центре истории религии и церкви исторического института РАН. Уже набрав академический опыт, в 2002 году она возглавила кафедру религиоведения в Академии госслужбы при президенте.

Десятилетие спустя ее назначили замдиректора департамента культуры в российском правительстве, еще через год — на сопоставимую позицию в управлении по общественным проектам Администрации президента (АП).

У этого подразделения нет большого бюджета или широких полномочий, отмечали СМИ. Задача этой структуры в первую очередь состоит в обеспечении координации — с ведомствами, правительством, вузами и представителями профессионального сообщества. Немаловажным представляется такой факт — управление курирует первый замглавы АП Вячеслав Володин, который, как отмечают источники «Ленты.ру», не раз отмечал профессиональные качества Васильевой.

Коллеги Васильевой обращали внимание, что она не прекращала преподавательскую деятельность на протяжении всей карьеры, в том числе работая в АП. В Академии народного хозяйства она до сих пор числится профессором кафедры государственно-конфессиональных отношений и читает курсы лекций на религиозную тематику — например, о государственно-церковных отношениях. Перечень публикаций соответствующий — упоминается, в частности, материал о политическом управлении этнокультурным процессом.

Научные интересы профессора Васильевой сказывались и в ее деятельности после перехода из академической среды на административные посты. Она регулярно выступала на мероприятиях, где обсуждались вопросы идеологического толка. Так, она посещала организованные Общероссийским народным фронтом дискуссии по поводу «консерватизма как идеологии развития».

Непосредственно образовательных вопросов Васильева, однако, на публике касалась нечасто и под специфическим углом. Например, замглавы управления АП читала лекции о патриотизме. Тогда она приводила в пример патриотическое образование в США, где утро во многих школах начинается с клятвы верности национальному флагу.