Новости партнеров

«Ему смягчат срок, если он проявит желание исправиться»

Имам, раввин, иерей и католический настоятель о каре за ловлю покемонов в храмах

Кадр: Sokolovsky! / YouTube

В Екатеринбурге в течение двух месяцев решится судьба арестованного блогера Руслана Соколовского, опубликовавшего на YouTube ролик о том, как он ловит покемонов в местном Храме-на-Крови. Его подозревают в разжигании межрелигиозной вражды и оскорблении чувств верующих (обе статьи — уголовные). Приложение Pokemon GO наделало много шуму по всему миру, вокруг ее создания образовалось немало теорий заговора — от слежки ЦРУ до проделок дьявола, желающего с помощью игры завлечь ведомые души в свои сети. В некоторых странах представители религиозных течений советуют прихожанам полностью отказаться от игры в Pokemon GO. «Лента.ру» узнала у настоятелей российский духовных заведений о том, оскорбило ли их поведение Соколовского, можно ли охотиться на покемонов в храме, мечети или синагоге, и получила неожиданные ответы.

Рушан Аббясов, первый заместитель председателя Совета муфтиев России и Духовного управления мусульман России

Игра и религия несовместимы. Мы это осуждаем. Всевышний учит нас не тратить время понапрасну, поскольку цель нашей жизни — сделать как можно больше добрых и праведных дел. Трата времени впустую, на игру, не одобряется исламом.

Я не изучал детально это приложение, но слышал, что с его помощью люди ходят и что-то ищут. Если бы при этом искатели еще и кое-что познавали, это было бы благом. К примеру, завел тебя в храм или мечеть покемон — а ты для себя что-то уяснил, со священнослужителем пообщался.

Храм — место, где люди должны думать о вечном, а не об играх. В какой-то мере даже греховно ловить там покемонов. А если этот молодой человек еще и неверующий, то его действия неправильны вдвойне.

История с этим блогером показала, что люди иногда настолько фанатично могут увлечься игрой, что доходит до оскорбления верующих, граница уже слабо ощутима. Поэтому наказать нужно. Почему Всевышний и в Коране, и в Библии пугает нас страшным судом, обещает наказание адом? Чтобы люди сторонились греховного. И законы принимаются не для того, чтобы посадить кого-то в тюрьму, а чтобы остудить горячие головы, чтобы нарушитель не повторял злодеяние.

Диогенес Уркиза, настоятель католического прихода римско-католической церкви в Казани

Я не сталкивался с ловцами покемонов в храмах, но если бы увидел, что кто-то из молодых прихожан играет, напомнил бы, что это дом божий, сюда люди приходят молиться. Это ведь просто: в парках мы гуляем, в кино смотрим фильмы, а в храме — молимся.

Я для своих прихожан не суровый наставник, я общаюсь с ними, скорее, как старший брат. И я не противник таких игр — играйте, но сохраняйте при этом свободу, не переставайте общаться с друзьями, сохраняйте связи с близкими, не становитесь рабом игры. Это главное.

Что касается фразы, о том, что Иисус Христос — покемон (Соколовский назвал Христа главным покемоном, которого ему не удалось поймать, потому что его, как поговаривают, не существует — прим. «Ленты.ру»), то мне кажется, это действительно может оскорбить верующих, особенно не имеющих высокого духовного образования. В конце концов, оскорбляется и обижается тот, кто хочет быть обиженным и оскорбленным.

С его стороны это, конечно, была провокация. Никто не заставляет его принимать веру, если он не верует, но последнее дело — обижать слабых. Бабушек, людей, которые искренне и безусловно верят в бога, и для них храм это действительно святое место. Они не заслуживают такого обращения.

Нужно ли строгое наказание для этого блогера? Знаете, жесткие наказания порой провоцируют на обратную реакцию. Вы можете сколько угодно ужесточать правила дорожного движения, но пока менталитет не поменяется, нарушений не станет меньше.

Андрей Пастернак, протоиерей, декан исторического факультета Свято-Тихоновского богословского института

Мы стали так много обращать внимания на этих покемонов, что, возможно, нужно было бы о них вовсе перестать говорить. Репрессии будут только подогревать интерес к этой теме. Да и, как известно, репрессии имеют плохой воспитательный эффект, они действенны только в крайних случаях, когда ничего уже нельзя поделать.

Очевидно, что молодой человек решил поэкспериментировать. И вполне возможно, что заключение его под стражу — жесткое наказание. Но ситуация уже вышла в правовое поле, и здесь уже должны разбираться адвокаты, церкви неправильно выносить какие-либо вердикты. Я думаю, что ему смягчат срок, если он проявит желание исправиться, а не будет использовать этот случай для самопиара. Насколько мне известно, он уже принял предложение митрополита Кирилла покаяться и поработать в службе милосердия. Вот ты издеваешься над церковью, а ты потрудись. Посмотри на то, чем церковь занимается, посмотри на больных и тогда уже выноси свое решение.

Проблема с этими покемонами состоит в том, что мы не всегда успеваем предугадать последствия от событий. Мы не предполагали, что эта игра может приобрести такой массовый характер. И не было прецедентов, когда компьютерная игра становилась камнем преткновения в отношениях с верующими людьми. Думаю, что теперь должна появиться какая-то общая статья, регулирующая поведение людей, играющих в подобные игры. Нельзя же, к примеру, курить или чинить какие-то безобразия в общественных местах. Я говорю не о специальном законе против покемонов, а о неких административных рамках.

Шмуэль Куперман, раввин синагоги на Чистых прудах

Я не сталкивался с тем, чтобы кто-то ловил покемонов в синагоге. Но если это приложение приведет больше людей в синагогу и они найдут там духовную пищу, я не против. А после молитвы пусть ловят покемонов, сколько хотят.

Никто ведь не против того, чтобы люди играли в это приложение. Другое дело, когда человек выкладывает в общий доступ ролик, в котором насмехается над тем, что дорого тысячам людей. Мы все хотим быть свободными и либеральными. Но какая же это демократия, когда оскорблены тысячи людей?

Но мне не кажется, что для этого человека нужно жестокое наказание. С ним нужно вести просветительскую работу. Очень многие молодые люди предвзято относятся к религии, утверждают, что они атеисты, но при этом выясняется, что они не прочли ни одного священного писания. Какие же вы тогда атеисты? Неплохо было бы им давать какие-то духовные задания. Помните девочек, которые танцевали в храме Христа Спасителя? Не думаю, что после того, как они отсидели свой срок, они осмыслили, что сделали не так. Они будут лишь осторожнее высказываться на публике, не больше.

Возникает вопрос: а зачем тогда закон об оскорблении чувств верующих, если таких людей можно вразумить беседой? Я объясню. Я родился в Израиле и в России всего 13 лет. Недавно сюда на конференцию приезжали 500 раввинов. Они ходили по улицам и видели, что люди на них реагируют положительно. На Западе такого нет. Отношение к мусульманам из-за исламского экстремизма поменялось, ненависть к евреям — все это есть. Но ведь посмотрите: там даже представители церкви, мечети и синагоги не в ладу друг с другом. В России по-другому, и я связываю это с тем, что есть такой закон.

Что касается покемонов, то мне кажется, нам очень не хватает программы по аналогии с игрой про покемонов, которая помогала бы приводить молодежь в синагогу ли, в церковь ли. Можно давать бутылку вина за ловлю покемонов в синагоге, можно устроить там рок-концерт, чтобы привлечь молодежь. Но если при этом не проводить просветительской работы, какой в этом смысл? Просто зазывать молодых людей покемонами в синагогу — это популизм. Популизм ради популизма неэффективен. Те же, кто хочет прийти в синагогу, придут и так.

Интернет и СМИ00:0318 сентября

Скрытая война

Интернет помог этой стране свергнуть вождя. Он же стал причиной массовых убийств