Подмигнули

За что возненавидели мигалки на автомобилях чиновников

Фото: Антон Белицкий / РИА Новости

Новому созыву Госдумы по поручению президента выделили в полтора раза больше машин с мигалками, чем предыдущему. Депутаты, по их словам, не особенно претендуют на такую привилегию, но все же гадают, кому достанутся авто со спецсигналом. Кто получит мигалки и почему они вызывают такой ажиотаж — рассказывает «Лента.ру».

Президент России Владимир Путин в среду подписал указ, согласно которому Госдуме выделяется 12 автомобилей со спецсигналами, в народе более известными как мигалки. Прошлому созыву нижней палаты парламента полагалось восемь таких машин. Увеличение их количества обусловлено «изменениями в рамках естественных колебаний» и не является тенденцией, подчеркнул пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков.

Автомобили со спецсигналами положены вице-спикерам, которых в ГД нового созыва восемь, четырем руководителям фракций и главе аппарата. При этом указ президента не обязывает народных избранников их использовать. Почему в списке нет председателя нижней палаты парламента? В предыдущие годы, по данным депутатов-старожилов, спикер как охраняемое лицо и так ездил с машиной сопровождения, отмечал ТАСС.

В Госдуме предыдущего созыва право на мигалку имели 12 депутатов, однако им приходилось делить между собой восемь авто. Впрочем, они старались избегать их использования для сохранения рейтингов, отмечает источник в парламенте. По словам депутата последних двух созывов справоросса Олега Нилова, некоторые лидеры фракций не пользовались этой привилегией. Отказывалось от нее и руководство аппарата ГД, которое, как считает депутат Владимир Поздняков, вообще не должно иметь мигалку — «это госслужащие не того уровня».

Список народных избранников, которые получат право на авто со спецсигналом, утвердит председатель Госдумы Вячеслав Володин. Кто войдет в него — станет известно на следующей неделе, однако некоторые уже обсуждают, как распорядиться этой привилегией.

Не преграждайте путь мигалке

Водители транспортных средств с включенными проблесковыми маячками синего цвета и звуковым спецсигналом (что сигнализирует о выполнении неотложного служебного задания) имеют преимущество на дорогах. Остальные участники движения должны уступать им дорогу, замедлять движение, чтобы при необходимости остановиться. За не пропущенную мигалку можно поплатиться штрафом в размере 500 рублей.

Недовольство преимуществом чиновников на дорогах начало расти еще десять лет назад. В 2005 году, например, большой резонанс вызвало ДТП, в котором погиб губернатор Алтайского края Михаил Евдокимов: автомобиль чиновника на полном ходу зацепил попутную машину и улетел с дороги. Обычный автолюбитель был признан виновным в ДТП со смертельным исходом, так как по правилам должен был пропустить машину с мигалкой, даже несмотря на то, что она двигалась на превышающей лимит скорости. В нескольких городах прошли акции протеста, и в результате водителя оправдали.

Народный гнев вызывало и обилие незаконно установленных маячков, которые использовались в личных целях. Внимание к этому привлек ряд ДТП с участием руководителей крупнейших российских компаний. В частности, в 2010 году на Ленинском проспекте в Москве произошла авария с участием машины тогда еще действующего вице-президента «Лукойла» Анатолия Баркова, в которой погибли две женщины.

Некоторые чиновники недоумевали, почему мигалки вызывают столько недовольства у граждан, другие, наоборот, призывали отказаться от этой привилегии: например, бывший мэр Москвы Юрий Лужков настаивал, что с синим маячком должны ездить только президент и премьер-министр.

Выкинули половину «ведерок»

В 2012 году, еще в ходе президентских выборов, Владимир Путин заявил: «Можно безболезненно сократить количество мигалок, оставить их только у тех должностных лиц, которые имеют государственную охрану, которых нужно просто физически защищать». В итоге он выполнил предвыборное обещание: летом того же года число машин со спецсигналами сократилось вдвое — до 568. Их них 485 — для Москвы, остальные для регионов.

За четыре года общее количество автомобилей с мигалками, однако, понемногу увеличивалось. В 2014-м четыре дополнительные машины получило правительство, десять — ФСБ, остальные распределились между администрацией президента, МИД и РАН. В сентябре новообразованной Федеральной службе национальной гвардии выделили 35 мигалок. К настоящему времени их общее число увеличилось на 10 процентов — до 627.

Несмотря на сокращение числа машин со спецсигналом у чиновников, в 2014 году петиция за их отмену, размещенная сообществом «Синих ведерок» на федеральном портале «Российской общественной инициативы», собрала 100 тысяч подписей.

И хочется, и колется

Вступить в борьбу с мигалками сейчас готовы и депутаты Госдумы, которой предоставили дополнительно четыре такие машины. Замглавы фракции «Справедливой России» Олег Нилов заявил, что будет добиваться максимального сокращения их количества. По мнению справоросса, мигалки должны быть у ограниченного круга первых лиц, в Госдуме — только у спикера. Причем, по словам депутата, с такой инициативой его фракция уже выступала два раза, выступит и в третий.

Депутат Александр Ющенко заверил, что члены КПРФ новых спецсигналов не получат: хватит того, что мигалки есть у первого вице-спикера Ивана Мельникова и у руководителя фракции коммунистов Геннадия Зюганова. Имеющий право на мигалку вице-спикер ГД Петр Толстой вообще не намерен ее использовать: «На моей машине мигалки не было и нет, она мне не нужна».

Представители «Справедливой России» и ЛДПР были не так категоричны. Например, замруководителя фракции справороссов Михаил Емельянов отметил, что никогда не интересовался подобными привилегированными авто, но назвал их будущих обладателей счастливчиками. А либерал-демократ Игорь Лебедев отметил: «Мы в очереди не стоим, но и отказываться не будем».

Вопрос с распределением мигалок поднимался и в предыдущем созыве Государственной Думы. Четыре года назад вице-спикеры от «Единой России» Сергей Железняк и Сергей Неверов отказались от мигалок и призвали к тому же коллег, обосновав это заботой о встревоженных ситуацией на дорогах горожанах. В этот раз Неверов заявил, что если получит спецсигнал, то будет использовать его только в крайнем случае.

Как обычные смертные

Бывший председатель Центризбиркома России Владимир Чуров жаловался журналистам на пробки и необходимость из-за них часто ездить в метро. На тот момент у него не было служебной машины с мигалкой, однако Чуров утверждал, что она его нервировала. «На самом деле когда [мигалка] и была, я велел водителям не ездить по встречной — риск выше, вы знаете массу примеров», — говорил он.

Публично отказывались от мигалок и руководители регионов. Глава Карелии Александр Худилайнен был категоричен в этом вопросе: «Первое, что я сделал, когда приехал в Петрозаводск, — снял мигалку со служебной машины, которая возила предыдущего руководителя республики». Из-за этого главе республики приходится на служебной машине ездить в общем потоке, иногда ходить на работу пешком — в общем, быть таким, как все.

Были и те, кто не выдерживал. В июне 2012 году бывший министр образования Дмитрий Ливанов публично отказался от мигалки, а всего через год активисты «Синих ведерок» уличили его в нарушении данного обещания.

Показатель статуса

Реакция политиков на вопрос о дорожных маячках, какой бы она ни была, подтверждает статусность их наличия. Три года назад разразился скандал после того, как в машине с мигалкой был замечен актер Жерар Депардье, получивший в январе 2013 года паспорт российского гражданина. Дошло аж до Кремля: активисты просили президента выяснить, почему Депардье ездит по Саранску на оборудованном маячком автомобиле.

«Если Депардье ездит один в машине с мигалкой по Мордовии — это, конечно, ненормально», — соглашался Дмитрий Песков. Местные власти утверждали, что глава республики Владимир Волков подвозил знаменитость на служебном автомобиле, причем спецсигнал не применялся.

Какой бы статусной ни была мигалка, чиновники стараются реже пользоваться спецсигналом из-за накопившегося вокруг них негатива, отмечали эксперты. По словам координатора движения «Синие ведерки» Петра Шкуматова, в предыдущем созыве Госдумы спецсигналы было мало востребованы, и он надеется, что такая ситуация в ближайшие пять лет сохранится.